МЫ ДЕЛАЕМ ВЕТЕР
Кто и зачем меняет Бахмут
Будущее Донбасса | Спецпроект
О проекте
«Будущее Донбасса» - это серия репортажей, которые рассказывают о городах на Востоке Украины в послевоенный период. О том, как там меняются люди, власть, отношения между активистской средой и жителями, и о том, что и кто может изменить города Донбасса.

Мы - команда журналистов, исследующих города через беседы с людьми, видео и фотодокументацию, пытаясь показать города через их жителей, которые наиболее активны в среде и способны на что-то влиять. Мы будем продолжать это делать: ездить на Восток, говорить с людьми, искать героев и агентов изменений, для того, чтобы люди наконец перестали считать Донбасс регионом «второго сорта», а жители Донбасса стали больше сил тратить на воплощение мечты и изменение окружающего мира.

Этот материал сделан командой мультимедийного проекта ZABORONA совместно с «Украинской правдой» и программой «Код Мiста», которая специализируется на исследовании культуры и социальной активности в украинских городах, в рамках проекта «Укрепление общественного доверия (UCBI II)», который финансируется Агентством США по международному развитию (USAID).
Спецпроект
МЫ ДЕЛАЕМ ВЕТЕР

Текст: Катерина Сергацкова
Мультимедиа: Роман Степанович
Фото: Ольга Иващенко
Графика: Дмитрий Сильченко






Бахмут загнан в угол :
через город проходят две дороги, каждая ведет на неподконтрольные территории.
Въезд в город до сих пор перерезает блокпост. А железнодорожный переезд со всех сторон окружен палатками «блокадников»: члены «Правого сектора», батальона «Донбасс» и других ультраправых движений по-прежнему блокируют составы с углем, который шел с территории, подконтрольной ДНР. Правда, в этом уже давно нет необходимости после того, как 15 марта СНБО принял решение о полном прекращении грузовых перевозок через линию разграничения. Местные жители настолько привыкли к новым правилам жизни, что просто не замечают этих деталей.

Еще три года назад местные мечтали только об одном: чтобы город окончательно определился, с кем он – с сепаратистским Донбассом или с Украиной. Так появилась большая организация «Бахмут Украинский».

– Мы отдежурили полтора года, – говорит Татьяна Кошель, глава организации «Плiч о плiч», которая около года назад откололась от «Бахмута Украинского». Она встречает нас в небольшой комнатке на втором этаже старинного дома в самом центре Бахмута, в двухстах метрах от здания мэрии. На вопрос, почему откололись, отвечает вскользь, что «одни хотели помогать только военным, а мы решили, что хотим помогать всем». За период активных боевых действий организация распалась на несколько отдельных движений: «Бахмут Украинский» занимается расследованиями и благотворительностью, «Майстерня» объединяет молодежные проекты, а «Пліч о пліч» фокусируется на помощи людям, живущим в «серой зоне».




Бахмут загнан в угол :
через город проходят две дороги, каждая ведет на неподконтрольные территории.
Въезд в город до сих пор перерезает блокпост. А железнодорожный переезд со всех сторон окружен палатками «блокадников»: члены «Правого сектора», батальона «Донбасс» и других ультраправых движений по-прежнему блокируют составы с углем, который шел с территории, подконтрольной ДНР. Правда, в этом уже давно нет необходимости после того, как 15 марта СНБО принял решение о полном прекращении грузовых перевозок через линию разграничения. Местные жители настолько привыкли к новым правилам жизни, что просто не замечают этих деталей.

Еще три года назад местные мечтали только об одном: чтобы город окончательно определился, с кем он – с сепаратистским Донбассом или с Украиной. Так появилась большая организация «Бахмут Украинский».
«30 километров от линии разграничения – это когда с той стороны в любой момент может прилететь»
Бахмут, в недавнем прошлом Артемовск, отрезан от главной железнодорожной артерии, которая соединяет Донбасс с остальной Украиной. Сюда редко приезжают артисты с концертами, здесь нет офисов международных организаций. Война сделала Бахмут не самой приятной точкой на карте региона: тридцать километров от линии разграничения – это когда с «той» стороны в любой момент может «прилететь».





Татьяна Кошель, 54 года
Волонтер


До событий 2014 года, говорит Татьяна, она была замужем за полковником ФСБ, имела бизнес в Москве, Крыму и Донецке.

Татьяна говорит много и быстро, пытаясь успеть в короткое время рассказать о всех своих драмах и страхах, которые она пережила в самый сложный для страны период. Татьяна говорит, что до всех событий она была замужем за полковником ФСБ, имела бизнес в Москве, Крыму и Донецке, и снимала офис для своей компании в сгоревшем 2 мая 2014-го Доме профсоюзов в Одессе.

– Ну, такое везение, понимаете, – смеется она, и сразу перескакивает на момент, когда помчалась к матери в Артемовск накануне «референдума» об отсоединении от Украины, а с него – к моменту создания мощного волонтерского движения.

– Мы толком друг друга тут не знали, и не понимали, останемся мы в Украине или отойдем за линию, – говорит она.
Татьяна Кошель, 54 года
Волонтер


До событий 2014 года, говорит Татьяна, она была замужем за полковником ФСБ, имела бизнес в Москве, Крыму и Донецке.

– Мы отдежурили полтора года, – говорит Татьяна Кошель, глава организации «Плiч о плiч», которая около года назад откололась от «Бахмута Украинского». Она встречает нас в небольшой комнатке на втором этаже старинного дома в самом центре Бахмута, в двухстах метрах от здания мэрии. На вопрос, почему откололись, отвечает вскользь, что «одни хотели помогать только военным, а мы решили, что хотим помогать всем». За период активных боевых действий организация распалась на несколько отдельных движений: «Бахмут Украинский» занимается расследованиями и благотворительностью, «Майстерня» объединяет молодежные проекты, а «Пліч о пліч» фокусируется на помощи людям, живущим в «серой зоне».

Татьяна говорит много и быстро, пытаясь успеть в короткое время рассказать о всех своих драмах и страхах, которые она пережила в самый сложный для страны период. Татьяна говорит, что до всех событий она была замужем за полковником ФСБ, имела бизнес в Москве, Крыму и Донецке, и снимала офис для своей компании в сгоревшем 2 мая 2014-го Доме профсоюзов в Одессе.

– Ну, такое везение, понимаете, – смеется она, и сразу перескакивает на момент, когда помчалась к матери в Артемовск накануне «референдума» об отсоединении от Украины, а с него – к моменту создания мощного волонтерского движения.

– Мы толком друг друга тут не знали, и не понимали, останемся мы в Украине или отойдем за линию, – говорит она.

Татьяна Кошель в офисе организации "Пліч-о-пліч", сентябрь 2017
Татьяна наливает нам чай в бумажные стаканчики, оставшиеся от одной из зимних акций, которые «Плiч-о-плiч» проводила совместно с Help Age International, британской организацией, оказывающей помощь пожилым.

– Девочки шили трусы, майки, покупали шлепанцы, готовили еду прямо в госпитале, – говорит Татьяна, вспоминая самый тяжелый для города период во время войны – операцию вокруг Дебальцево, куда из Бахмута идет прямая дорога. – Через нас проходило до пятидесяти раненых в день. Я дежурила по воскресеньям и готовила на всех так, будто готовлю свадьбу на 30 человек. Но это было не страшно. Мы могли в любой момент оказаться на «той» стороне, и это был наш главный ужас. Мы очень боялись.

Сегодня страха нет, как нет и прежнего запала, который заставлял волонтеров каждый день мчаться на передовую, тратить все силы на то, чтобы хоть кого-то спасти и обогреть, забывая про семью и собственное здоровье. Сегодня здесь каждый занимается своим делом. Кошель вместе с волонтерами организации заведует «серой зоной» – территориями, которые не подконтрольны сепаратистам и одновременно не получают поддержки украинских государственных органов. «Плiч о плiч» возит жителям самых заброшенных и никому не нужных территорий гуманитарную помощь, вывозит оттуда в Бахмут и окрестности многодетные семьи, которые в силу разных драматических причин не могут оставаться там, в своего рода лимбо. Она называет поселки в серой зоне «необитаемыми островами».
«Мы могли в любой момент оказаться на «той» стороне, и это был наш главный ужас. Мы очень боялись»
Для Кошель каждая семья, живущая на таком «необитаемом острове», – как родная. Кажется, она знает там буквально всех. И мечтает перевезти всех на подконтрольную украинской власти территорию, чтобы те могли нормально жить. Ей удалось убедить более десятка семей перевести своих детей из школ в «ДНР» в украинские школы в Бахмутском районе. Но главное ее достижение случилось в сентябре этого года. Татьяна вместе со своей командой добилась присоединения поселка Жованка Зайцевского района (фактически поселок был приписан к оккупированной Горловке) к Бахмутскому району. А началось все с помощи одной большой семье Надежды и Османа Джанибековых, которые жили там без света, газа и воды больше года вместе с четырнадцатью детьми (тринадцать из них – приемные дети с разными видами инвалидности).

– Джанибековым сильно не повезло, – рассказывает Кошель. – У них в доме не было подвала, и во время обстрелов они с детьми вынуждены были сидеть в углу и молиться. Из-за обстрелов побились все стекла, а после того, как в Жованке бахнули высоковольтный столб, остались без света. Грелись печкой, как и все там. Уголь возил тогда «Международный комитет Красного Креста», некоторые рубили деревья в своих садах, потому что в посадках все было заминировано.

Семью Джанибековых в конце концов вывезли из Жованки. Татьяна нашла деньги, чтобы купить им дом под Бахмутом. Но на этом не остановилась.

Фото: Виктория Ивлева
«Уголь возил тогда Международный комитет Красного Креста, а некоторые рубили деревья в своих садах, потому что в посадках все было заминировано»
Мы привезли туда Жебривского (главу Донецкой областной администрации – ред), показали ему все и сказали, что надо присоединять Жованку к нам. Стали искать законный механизм присоединения территории, организовали заседания местных депутатов, передали все на областную администрацию, а те уже – на Верховную Раду. Скольких я людей для этого подняла, не сосчитать. Но все удалось.

Из кабинета «Плiч-о-плiч» мы выходим уже поздно вечером. Татьяна вместе с Алексеем, членом команды, начинает планировать очередную поездку в «серую зону» на раннее утро.

– В Бахмуте, конечно, своих проблем достаточно, но мы каждый день отсюда уезжаем, чтобы помогать тем, кому уж совсем плохо, говорит Кошель. – Пока что получается.
Практически вся общественная жизнь в Бахмуте сосредоточена вокруг площади, на которой располагается здание мэрии.
 
 
 
 
 
 
 
 
Чуть дальше от города строится набережная – там, где еще год назад был пустырь с камышами, непригодный для прогулок. Теперь река упакована в строгую, лаконичную плитку. Этим амбициозным проектом очень гордится мэрия.
БАХМУТ –
пожалуй единственный в стране город, где мэр правит еще с советского времени. Алексей Рева был избран главой горсовета 9 апреля 1990 года, когда над зданием мэрии еще красовался флаг СССР. С тех пор прошло больше 26 лет.
 
 
 
 
 
 
Практически вся общественная жизнь в Бахмуте сосредоточена вокруг площади, на которой располагается здание мэрии.
 
 
 
 
Чуть дальше от города строится набережная – там, где еще год назад был пустырь с камышами, непригодный для прогулок. Теперь река упакована в строгую, лаконичную плитку. Этим амбициозным проектом очень гордится мэрия.
 
 
 
 
БАХМУТ –
пожалуй единственный в стране город, где мэр правит еще с советского времени. Алексей Рева был избран главой горсовета 9 апреля 1990 года, когда над зданием мэрии еще красовался флаг СССР. С тех пор прошло больше 26 лет.
 
 
Алексей Рева, 64 года
Мэр Бахмута



Единственный мэр в Украине, бессменно правящий городом более
26 лет

Рева встречает нас в своем кабинете на втором этаже.

– Вы с гвоздями пришли? – спрашивает мэр. Он закуривает сигарету и сразу же закашливается. «Гвоздями» он называет неудобные вопросы. Ему часто их задают в последнее время. Выборов главы города в Бахмуте не было с 2010 года. В 2014-м им помешала начавшаяся война, а теперь мешает процесс децентрализации, по которому Бахмут должен был еще в прошлом году объединиться с пятью поселками в округе, но официальное решение по этому поводу до сих пор не принято.

– Вы хотите переизбираться? – спрашиваем мы.

– Давайте дождемся решения центральной избирательной комиссии, посмотрим, какая ситуация будет социальная, экономическая, – размеренно, по-хозяйски отвечает Рева. – Доживем, тогда и определимся.

– Так, судя по всему, хочется?

– Ну как хочется. Надо доделать то, что не доделал. У нас лежит на полтора миллиарда гривен проектно-сметной документации. Если все это реализовать, то город получит новое «обличчя».
Одним из главных проектов мэр называет реконструкцию набережной, которая финансируется из бюджета города, и создание новых магистралей при финансовой поддержке ПРООН. Практически все финансирование инфраструктурных проектов здесь держится на грантовых деньгах западных партнеров Украины.

Активисты организации «Бахмут Украинский» считают, что мэр по совместительству владеет большинством компаний в городе (на супругу Ревы, например, записаны компании «Донбассхлеб», «Бахмутхлеб», «Фармед», «Артпросоюз», «Донартинвест»), а улицу, где располагается его особняк и дом его сына, здесь в шутку называют улицей «отца, сына и святого духа». Активистам не нравится, что Рева сидит в кресле мэра дольше, чем Александр Лукашенко – в кресле президента Беларуси. Еще больше не нравится то, что весной 2014-го Рева позволил поднять над мэрией флаг Донецкой народной республики. Флаг появился над городом 13 апреля, и мэр на брифинге назвал это «компромиссом», который позволил избежать захвата администрации.

«Я город не сдавал никому, и никому ничего сдавать не буду. Крайности и условия принимать тоже не буду», – цитировал слова Ревы новостной сайт «Вечерний Бахмут».

Сегодня на вопрос, в чем будущее Бахмута, Рева отвечает так же, как ответил бы белорусский президент: в стабильности.

– Не будет мира и стабильности – никто не сможет предсказать, кроме господа Бога, будущее Бахмута, – говорит он, закуривает очередную сигарету и заходится кашлем.
Виктор Зипир, 48 лет
Антикоррупционер

Виктор Зипир, один из активистов «Бахмута Украинского», напротив, считает, что будущее Бахмута – в смене действующей местной власти. Он пытался войти в состав общественного совета при мэрии, но оппозицию туда стабильно не берут.

Виктор Зипир в холле мэрии Бахмута, сентябрь 2017
Мы встречаемся с ним в момент, когда в сессионном зале проходит заседание на тему состава этого совета. Один из кандидатов – Владимир Литовченко, бывший начальник отдела по чрезвычайным ситуациям и глава городской организации ветеранов Афганистана. (Во время заседания секретарь сообщила, что Литовченко объявил о самоотводе).

– Ни для кого не секрет, – говорит Зипир, – что Литовченко организовывал в городе референдум об отделении «ДНР» от Украины. А теперь вон в общественный совет хочет. Ну, таких тут полно, – бывшие регионалы, коммунисты… Как будто и не было войны.

Зипир с недавних пор занимается борьбой с коррупцией в Бахмуте вместе с волонтерами «Бахмута Украинского». До войны он держал сервис фотографии на документы, а весной 2014-го инициировал книгу «Обращение народа Украины к народу России». Прямо в офисе его маленькой компании он предлагал посетителям, которые приходили делать фотографии и копии документов, писать письма россиянам.
«Литовченко организовывал в городе референдум об отделении «ДНР» от Украины. А теперь вон в общественный совет хочет. Таких тут полно»
– Книга была задумана для того, чтобы поднять народ и прокричать о том, что нас «освобождать» (от «украинских фашистов» – ред) не надо, – говорит Зипир. – Таким образом мы провели беседы с сотнями переселенцев, которые валили в Бахмут от войны. Эти письма я выкладывал в соцсети, а потом мы издали книгу.

Но этот проект – мелочь по сравнению с тем, что Зипир и другие активисты организации пытаются делать сегодня. Они расследуют решения местной администрации и проводят акции протеста. Их мечта – установить контроль над расходами бюджета, остановить коррупцию, перестать наконец заниматься тушением пожаров и начать новый этап в истории города.

Флаг «ДНР» возле здания мэрии Артемовска, апрель 2014.
Фото: открытые источники


Среди резонансных дел, которыми занимались активисты, – городские коммуникации.

– В июне прошлого года у нас проложили новую трубу за Бахмуткой (река, протекающая через Бахмут – ред), но вскоре она начала «взрываться», – рассказывает Зипир. – Мы стали разбираться и выяснили, что труба там – не на 10 атмосфер, а всего на шесть, и с давлением не справлялась. Мы перерыли всю документацию, и в итоге из-за этого уволили некоторых начальников в городской администрации и менеджеров, которые отвечали за ремонт. Правда, потом они заняли другие должности. Но никто и не ожидал другого. Мы же организовывали блокаду угля на железнодорожных путях. Для нашего города это было впервые – протест обычных горожан. Мы начали ходить на каждую сессию горсовета, просматривать закупки на «Прозорро», искать злоупотребления.

Заппир гордится тем, что происходит сегодня с гражданским обществом в городе.

– Раньше такое сложно было представить, – говорит он. – Никто бы не вышел против действующей власти. А теперь люди готовы.
Виктор Лыс, 60 лет
Начальник городского управления физкультуры и спорта (в прошлом тренер паралимпийской сборной Украины)
Бахмут много чего разделяет: убеждения, позиции, давние обиды. А вот что их точно объединяет, это спорт. За несколько лет город стал одним из главных центров развития параолимпийского спорта и лучшей базой для тренировки спортсменов украинской сборной. Из-за войны сюда перебралась Федерация легкой атлетики Донецкой области и областное училище олимпийского резерва имени Сергея Бубки. Теперь мощное спортивное движение развивается на базе спорткомплекса «Металлург», который появился в центре Бахмута в 2010 году.

Виктор Лыс, 60 лет
Начальник городского управления физкультуры и спорта (в прошлом тренер паралимпийской сборной Украины)


Виктор Лыс на стадионе «Металлург», сентябрь 2017
Им руководит Виктор Лыс, по совместительству начальник городского управления физкультуры и спорта, он же – тренер нескольких чемпионов украинской сборной по легкой атлетике.

– Мы тут пережили тяжелое время, – говорит Лыс. – В начале войны многие тренера и спортсмены отсюда уехали, пришлось по крупицам восстанавливать достижения, которых мы добивались много лет.

Лыс говорит о тех, кто уехал, без разочарования. За почти тридцать лет, что он занимается развитием спорта в Артемовске-Бахмуте и подготовкой паралимпийцев украинской сборной, он видел всякое. Когда его подопечные – спортсмены с инвалидностью – только начинали заниматься легкой атлетикой, здесь не было ни стадиона, не поддержки со стороны советской тогда еще власти.

Виктор Лыс на стадионе «Металлург», сентябрь 2017
Бахмут много чего разделяет: убеждения, позиции, давние обиды. А вот что их точно объединяет, – это спорт. За несколько лет город стал одним из главных центров развития параолимпийского спорта и лучшей базой для тренировки спортсменов украинской сборной. Из-за войны сюда перебралась Федерация легкой атлетики Донецкой области и областное училище олимпийского резерва им. Бубки. Теперь мощное спортивное движение развивается на базе спорткомплекса «Металлург», который появился в центре Бахмута в 2010 году.

Им руководит Виктор Лыс, по совместительству начальник городского управления физкультуры и спорта, он же – тренер нескольких чемпионов украинской сборной по легкой атлетике.

– Мы тут пережили тяжелое время, – говорит Лыс. – В начале войны многие тренера и спортсмены отсюда уехали, пришлось по крупицам восстанавливать достижения, которых мы добивались много лет.

Лыс говорит о тех, кто уехал, без разочарования. За почти тридцать лет, что он занимается развитием спорта в Артемовске-Бахмуте и подготовкой паралимпийцев украинской сборной, он видел всякое. Когда его подопечные – спортсмены с инвалидностью – только начинали заниматься легкой атлетикой, здесь не было ни стадиона, не поддержки со стороны советской тогда еще власти.
«Пришлось по крупицам восстанавливать достижения, которых мы добивались много лет»
Владимир Поддубный, бронзовый призер Олимпийских игр, паралимпиец, вспоминает, как тренировался в метании ядра и диска прямо у друзей в подвале. Другой воспитанник, первый чемпион, принесший Украине золото на Паралимпийских играх в Сеуле, Александр Мохер вынужден был заниматься бегом просто возле своего дома. Оба вспоминают, что в советское время инвалидов не замечали.

Сегодня же Бахмут, напротив, стал – или, по крайней мере, пытается стать – чуть ли не столицей паралимпийского спорта. Внушительная часть спортсменов, которые едут на международные соревнования от украинской сборной, – жители Бахмута.
В «Металлурге» есть все, что нужно спортсменам в любых видах спорта, от манежа, тренажерных залов оснащенных новым дорогим оборудованием, до бассейна.
 
 
 
 
Здесь тренируются полицейские и военные, занимаются олимпийские призеры, паралимпийцы, нынешние и будущие чемпионы Украины.
 
 
 
 
Среди них, например, - один из подопечных Лыса Дмитрий Ибрагимов, многократный чемпион Украины, золотой призер Паралимпийских игр в Лондоне-2012, рекордсмен по метанию ядра. Дмитрий переехал в Бахмут в 2013-м, еще до войны, и остался здесь, несмотря на близость к зоне боевых действий.
 
 
 
 
 
 
В «Металлурге» есть все, что нужно спортсменам в любых видах спорта, от манежа, тренажерных залов оснащенных новым дорогим оборудованием, до бассейна.
 
 
 
 
Здесь тренируются полицейские и военные, занимаются олимпийские призеры, паралимпийцы, нынешние и будущие чемпионы Украины.
 
 
 
 
Среди них, например, - один из подопечных Лыса Дмитрий Ибрагимов, многократный чемпион Украины, золотой призер Паралимпийских игр в Лондоне-2012, рекордсмен по метанию ядра. Дмитрий переехал в Бахмут в 2013-м, еще до войны, и остался здесь, несмотря на близость к зоне боевых действий.
 
 
– У нас на базе тренируется около 25-30 ведущих спортсменов Украины по разным видам спорта, – говорит Лыс. – Сегодня, конечно, многие боятся приезжать, но мы потихоньку пытаемся привлекать людей, чтобы они понимали, что у нас тут безопасно и условия идеальные. На самом деле, спортсмены, которые к нам приезжают заниматься, – это то, что дает нам веру в будущее.

Один из постоянных посетителей «Металлурга» – серебряная призерка Олимпийских игр, организатор юношеского Чемпионата мира по легкой атлетике 2013 года в Донецке Ирина Лищинская. Мы встречаем ее вместе с подопечными из спортклуба RunBaseKyiv в манеже комплекса. Она говорит, что в последнее время часто привозит в Бахмут спортсменов, чтобы они увидели, что здесь есть все условия для тренировок.

– Тут все налажено: отель, бассейн, манеж, тренажерная – все рядом, и голова не болит за то, как все организовать, – говорит она. – Особенно зимой для украинских спортсменов это Клондайк.
Будущее Донбасса | Бахмут

Виктор Лыс
Портреты

– Мы никогда не были шахтерским поселком, мы всегда были городом! – вскидывает руки Елена Смирнова, директор Бахмутского краеведческого музея. – И это была первая столица Донбасса!

Елена Смирнова, 54 года
Директор краеведческого музея
Мы стоим у входа в особняк 19 века в ста метрах от центральной площади. Здание выглядит так, будто находилось в центре обстрелов. Но нет, говорит Смирнова, облупившаяся штукатурка и разваливающиеся перекрытия – результат долгого существования музея без поддержки местных властей.
Елена Смирнова, 54 года
Директор краеведческого музея
– Мы никогда не были шахтерским поселком, мы всегда были городом! – вскидывает руки Елена Смирнова, директор Бахмутского краеведческого музея. – И это была первая столица Донбасса!

Мы стоим у входа в особняк 19 века в ста метрах от центральной площади. Здание выглядит так, будто находилось в центре обстрелов. Но нет, говорит Смирнова, облупившаяся штукатурка и разваливающиеся перекрытия – результат долгого существования музея без поддержки местных властей.

Елена Смирнова в пространстве экспозиции "Нескорені", сентябрь 2017
Этот музей – уникальное для Бахмута место, которое хранит многовековую и современную историю города, и пытается не только осмыслять то, что происходит с Бахмутом прямо сегодня, но и участвовать в его жизни.

До войны Смирнова была учительницей в поселке на окраине Бахмута, где учился Дмитрий Чернявский – активист донецкого Евромайдана, которого зарезали ножом в центре Донецка 13 марта 2014-го во время противостояния между проукраинскими и пророссийскими активистами. Указом президента ему посмертно присвоили звание героя Украины с вручением ордена «Золотая Звезда».

Сегодня директор музея добивается того, чтобы одна из улиц в Бахмуте была названа в его честь.

Елена Смирнова демонстрирует уникальные экспонаты экспозиции "Нескорені", сентябрь 2017
– Он был очень хорошим мальчиком, – говорит Смирнова. – У нас в рамках декоммунизации переименовали 80 улиц, но только с Чернявским проблема. Не хотят его здесь принимать. На сессии горсовета отказались от переименования в его честь, и сейчас идут суды. Можете представить, как нелегко его маме, которая все это проходит.

По инициативе Смирновой на втором этаже музея была создана экспозиция, посвященная войне на востоке Украины. Под стеклами – листовки, которые раздавали сторонники «ДНР», носки с логотипом «Правого сектора», фотографии погибших военных. Эти вещи в музей приносили местные жители. Здесь же стоит самодельный указатель, который украинские военные установили на выезде с Северского блокпоста на Харьковскую трассу, там, где шли бои при освобождении Бахмута. Здесь же – покореженный герб страны. Сепаратисты сбили его с городской администрации во время захвата, а один из местных активистов спрятал его у себя дома и потом передал в музей. Здесь же – флаги, пострадавшие от сепаратистов и все, что способно поведать о тех временах гораздо сильнее, чем любой рассказ. Это такой «музей в музее», который хранит боль и трагедию тысяч людей, которых коснулась война на Донбассе.

– По пятницам у нас бесплатный день для военных, чтобы могли посмотреть, вспомнить, рассказать свою историю, чтобы понимали, ради чего все это, – говорит Смирнова. – Это сейчас спокойные времена, а раньше к нам приходили с оружием. Сотрудницы забирали у них на входе боевые рожки, а мужчины оставляли оружие в гардеробе.

– Вообще Бахмут – провинциальный маленький городок, – говорит Смирнова с какой-то иррациональной нежностью.

– А по поводу переименования – продолжает она и мгновенно меняется в лице, – никому не верьте, что это плохое название. Даже если кто и говорит, что «Бахмут» переводится как соленая мутная вода, пусть мне в глаза посмотрит: он же с этой воды и пьет! И разве за это его не любить?..

«Мы никогда не были шахтерским поселком, мы всегда были городом!»
– Он был очень хорошим мальчиком, – говорит Смирнова. – У нас в рамках декоммунизации переименовали 80 улиц, но только с Чернявским проблема. Не хотят его здесь принимать. На сессии горсовета отказались от переименования в его честь, и сейчас идут суды. Можете представить, как нелегко его маме, которая все это проходит.
По инициативе Смирновой на втором этаже музея была создана экспозиция, посвященная войне на востоке Украины. Под стеклами – листовки, которые раздавали сторонники «ДНР», носки с логотипом «Правого сектора», фотографии погибших военных. Эти вещи в музей приносили местные жители. Здесь же стоит самодельный указатель, который украинские военные установили на выезде с Северского блокпоста на Харьковскую трассу, там, где шли бои при освобождении Бахмута. Здесь же – покореженный герб страны. Сепаратисты сбили его с городской администрации во время захвата, а один из местных активистов спрятал его у себя дома и потом передал в музей. Здесь же – флаги, пострадавшие от сепаратистов и все, что способно поведать о тех временах гораздо сильнее, чем любой рассказ. Это такой «музей в музее», который хранит боль и трагедию тысяч людей, которых коснулась война на Донбассе.

– По пятницам у нас бесплатный день для военных, чтобы могли посмотреть, вспомнить, рассказать свою историю, чтобы понимали, ради чего все это, – говорит Смирнова. – Это сейчас спокойные времена, а раньше к нам приходили с оружием. Сотрудницы забирали у них на входе боевые рожки, а мужчины оставляли оружие в гардеробе.

– Вообще Бахмут – провинциальный маленький городок, – говорит Смирнова с какой-то иррациональной нежностью.

– А по поводу переименования – продолжает она и мгновенно меняется в лице, – никому не верьте, что это плохое название. Даже если кто и говорит, что «Бахмут» переводится как соленая мутная вода, пусть мне в глаза посмотрит: он же с этой воды и пьет! И разве за это его не любить?..
С колеса обозрения в Верхнем парке можно рассмотреть не только Бахмут, но и терриконы соседней Горловки, находящейся на неподконтрольной территории



Денис Белик, 28 лет
Общественный активист
– Люди здесь голодные до культуры, – говорит, глядя куда-то вверх и вдаль, Денис Белик, глава молодежной организации Freedom Hub. – Когда мы на День независимости устроили праздник красок Холли, все были в таком восторге – многие такого никогда в своей жизни не видели.

Денис Белик на уличной площадке Freedom Hub, сентябрь 2017
Freedom Hub – это небольшой двухэтажный особнячок посреди спальных серых девятиэтажек. Это одновременно офис, где работает костяк организации, пространство для публичных событий и место общения бахмутской молодежи. По вечерам здесь играют в «Мафию» и смотрят кино, днем – планируют новые проекты и пишут заявки в международные фонды. Собственно, без поддержки западных доноров пространство вряд ли появилось бы. Но у Белика в планах – сделать хаб самоокупаемым, настроить бизнес-модель. Впрочем, он понимает, что это утопия.

Денис родом из Горловки – самого крупного города в Донецкой области, который соединен с Бахмутом прямой дорогой. Его неплохо видно с высоты колеса обозрения в городском парке. Большинство переселенцев здесь именно из Горловки. Белик давно там не был: еще с «нулевых» работал в Киеве барменом и в Крыму – сомелье.

– В какой-то момент мне стало неинтересно заниматься тем, на что я потратил больше семи лет своей жизни, и переключился на развитие молодежи у нас в регионе, – говорит он.

Свободных пространств, где могла бы собираться молодежь, да и вообще хоть кто-то, интересующийся общественной и культурной жизнью, в Бахмуте можно пересчитать по пальцам одной руки. Помимо Freedom Hub активно занимается молодежью Сергей Николаенко с его пространством идей «Майстерня». Правда, он сделал акцент исключительно на образовательных программах, досуга в «Майстерне» нет.
«Когда мы организовали в парке концерт в честь открытия, нас назвали сатанистами, потому что тут (на месте парка – ред) когда-то было кладбище»
Денис проводит нам экскурсию по Верхнему парку. Он начинается сразу за автобусной станцией, откуда каждый день уходит транспорт на Донецк и на Москву. Об этом кричат огромные рекламные баннеры прямо над входом. Война практически не отразилась на специфике автобусных направлений.

Белик показывает «жемчужину» парка – камерную концертную площадку, которую при участии его организации установили координаторы проекта «Код Мiста», занимающиеся городскими культурными интервенциями. По задумке, любой местный житель может использовать эту площадку, чтобы провести свой концерт, лекцию или поэтические чтения.

– Когда мы организовали тут концерт в честь открытия, нас назвали сатанистами, потому что тут (на месте парка – ред) когда-то было кладбище, и мы вот якобы на костях концерты устраиваем, – смеется Денис и с ощутимой грустью добавляет:
– Пока что здесь после открытия ничего не происходит. Очень сложно всех собрать и что-то вместе сделать. Но мы обязательно будем!

Камерная концертная площадка, установленная участниками проекта "Код Міста" в городском парке, август 2017.

Фото: сайт Бахмутской ОО "Велоинтеграция" http://bikeintegration.org/
Белик умудрился наладить партнерства со многими известными инициативами: вместе с продюсерской компанией «План Б» планирует проводить концерты и рейвы, вместе с прокатной организацией «Артхаус Трафик» – показывать топовые украинские и зарубежные фильмы. Вообще, Денис хочет делать в Бахмуте все и сразу: показывать в парке кино, привозить музыкантов, организовывать игры, развивать волонтерство. Он называет это «делать ветер».

Мы проходим с Денисом от Верхнего парка к Нижнему. Дорогу к нему пересекает улица «отца, сына и святого духа» - та самая, где живет несменяемый мэр Бахмута Алексей Рева и его сын.

– Меня тут уже в оппозицию мэра записали, – хохочет Денис. – А я на самом деле хочу нейтрально от всех держаться. У нас тут болото, город третьего порядка, и наши люди не представляют, что творится в Украине, не говоря уже о мире. Так что я не с оппозицией и не с властью, я делаю культурный переворот. Я за перемены!
© 2000-2017, Українська правда.
Використання матеріалів сайту лише за умови посилання (для інтернет-видань - гіперпосилання) на «Українську правду».
Майбутнє донбасу
Слідкуйте за нами
Made on
Tilda