Нотатки на полях. Про антикорупціонерів, СБУ, автогаз і політтехнології

2410 переглядів
Субота, 09 вересня 2017, 10:24
Микола Песецький
Південноукраїнський національний педагогічний університет ім. К. Д. Ушинського

По итогам недавней акции Сергея Лещенко у стен СБУ в массмедиа разгорелась нешуточная дискуссия. Критики акции – блогеры, журналисты и политологи – пытались выставить организаторов "агентами американских производителей сжиженного газа".

В ответ разоблачителям хочется высказать пару замечаний.

Замечание первое, математическое.

Если предположить, что "Лещенко и его коллеги по антикорупционному движению провели митинг в поддержку заокоеанских производителей" – то почему главным месседжем стал рост цены на этот газ?

Ведь одна из проблем поставок американского газа в Украину – его высокая цена. Следовательно, любой игрок, который работает на рост этой цены, фактически готовит почву для захода на рынок американцев.

Ну а тот, кто протестует против этого роста, играет против этого самого захода. Это – не очевидно?

Так что как не крути, а Лещенко сотоварищи выступил исключительно в интересах отечественных автомобилистов.

Одна из причин такого выступления, по моему предположению, заключается в том, что, в случае объявления досрочных выборов в ВР, партийному пулу, который можно было бы условно обозначить как антикоррупционный – нужна электоральная ниша, свой избиратель.

Количество автомобилистов, пользующихся в качестве топлива сжиженным газом, по статистике составляет порядка трети от общего числа. С учетом членов семей, родственников и просто возмущенных граждан – можно собрать миллион-полтора голосов. Особенно, если эту и другие автомобильные темы начать серьезно медийно продвигать.

Во время переговоров Трампа и Дуки по поставкам американского сжиженного газа на польский рынок, польской стороной для реализации проекта было сделано лишь одно замечание – высокая цена. Американцам было выставлено условие: ее кардинальное снижение. Минимум на 30-40 процентов. Лучше – вдвое.

Так что пока еще большой вопрос, зайдут ли американцы на польский рынок, не говоря уже об украинском.

Замечание второе, политтехнологическое.

Авторы очень профессионально расписывают модель проведения проплаченной акции. И сравнивая свое представление об этом с несколько искаженной информацией о том, как проходила в реальности эта акция – делают вывод о её провальности.

Вывод ошибочный. По ряду причин.

Во-первых, в их понимании, очевидна путаница между целью действий Сергея Лещенко – и средствами, которыми последний для ее достижения пользовался. По логике критиков, целью было проведение пикета у стен СБУ. На этом делается акцент.

Но это неправда и заблуждение.

Стояние под стенами СБУ было банальным средством создания информационного повода. Под него и пришли освещать событие более десяти телеканалов и двадцать-тридцать журналистов из различных изданий. Телеканалы отстрелялись массово в новостях. Журналисты отписались на своих сайтах. Сигнал целевой аудитории автомобилистов был послан.

Услышали? При таком медийном пуле – точно.

Во-вторых, если говорить о цели, то и она была достигнута. А целью было получить публичную реакцию власти.

Накануне ее проведения "прозрел" премьер и увидел в ней диверсию. В день же акции к нему публично присоединились Василий Грицак и Петр Порошенко.

Таким образом, при минимальных человеческих ресурсах, задействованных на пикете и приличном медийном пуле, Сергей Лещенко получил нужный ему результат. Власть фактически публично расписалась, что согласна с претензиями антикоррупционеров.

Теперь, следуя логике технологии, Лещенко будет публично сопровождать исполнение властью данных обещаний. Ну а это точно новый виток обличений. И – роста внимания целевой аудитории, с соответствующим потенциалом прироста участников последующих уличных акций.

С политтехнологической точки – просто блеск.

Замечание третье, политэкономическое.

О факторе Медведчука. Сергей Лещенко, Мустафа Найем и другие участники пикета, делая заявления для СМИ и раздавая интервью, одной из причин того, что решили заняться этой темой, – проговаривали версию монополизации Медведчуком отечественного рынка сжиженного газа как создания фонда по финансированию проектов "Рабинович, Савченко и другие".

Так это или не так, должно установить следствие. Но логика Кремля тут просматривается. Привычная.

Москва, для развития своих сателлитов и ставленников на политическом поле Украины, часто снабжала их не деньгами, а ликвидным на украинском рынке российским товаром. По заниженной цене. Так, чтобы маржа обеспечивала полноценное развитие "кремлинов" в Украине.

В разное время и под разные проекты шли нефть, газ, бензин и прочий ассортимент российских природных богатств. При необходимости могли подыграть полумонополизацией поставок, чтобы украинский посредник имел львиную долю прибыли на своем рынке.

Является ли связка "Протон Энерджи-Роснефть" такой комбинацией – вопрос к СБУ.

У меня на него ответа нет.

Ну и вишенка на политтехнологическом "тортике". О связке Медведчук-Порошенко.

То, что Петр Алексеевич умудрился из своих вчерашних союзников (речь, прежде всего, о "Народном Фронте") сделать врагов – секрет Полишинеля. Но ведь "дружбу" можно и восстановить. Вопрос цены.

Как ни странно, но лидер "Украинского выбора" может в этой теме очень даже стать полезным.

Сегодня очевидно, что если в общественном мнении связать Медведчука с президентом – то последний точно политический "утопленник".

Понимает ли это Петр Алексеевич?

Если нет, то найдутся те, кто подскажет. Потому очень скоро у ПАП-ы может возникнуть дилемма: или шанс на продолжение политического будущего, при поддержке, например, того же НФ (о подробностях как-нибудь в другой раз). Или – самоутопление.

Вольно или невольно, но Сергей Лещенко на эту аксиоматичность очень активно трудится.

Сдаст ли Петр Алексеевич своего "подельника" в случае нужды, вопрос риторический.

Об эффективности такой технологии свидетельствует феномен Савченко.

Когда героическая летчица вернулась на родину, ее личный рейтинг зашкаливал и претендовал на безусловное лидерство среди отечественных политических тяжеловесов. Но после того как в медиа пошли вбросы о том, что узница российских застенок на самом деле "крестная" Медведчука, и даже чуть ли не "дочь", – популярность Надежды сменила вектор движения. И достаточно скоро вообще обнулилась.

При этом и доказывать эту связь, по большому счету, и не пришлось. Достаточной оказалась одна лишь "магия" фамилии Виктора Владимировича.

Ну а что тут говорить о Порошенко, который еще пару лет назад был тотально электорально любим, а теперь собрал на себя весь негатив власти?

Гирьку "Медведчук" к ногам – и привет горячий...

Николай Песецкий, Валерий Песецкий, специально для УП

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter.
powered by lun.ua
Експорт продуктів у США: пароль "Private Label"
Українські виробники продуктів харчування, втративши російський ринок, все активніше звертають увагу на міжнародні ринки. Але як туди пробитися без мільйонних рекламних кампаній? (рос.)
Наступ на антикорупціонерів по-новому
Порошенку варто розділити законодавчі ініціативи про скасування декларування для антикорупціонерів і про звітування громадських організацій. Бо не громадське суспільство загрожує країні, а корупція.
Який мир нам потрібен
21 вересня "День миру". Лише один мирний день, на тлі нескінченної низки воєн. Сьогодні я розумію різницю між війною і миром. За 4 роки війни на сході багато хто розуміє. Але якого миру ми прагнемо?
Британські підказки для НКРЕКП
Чому українці повинні платити за індекс, який де-факто не застосовується у кінцевій ціні виробленої електроенергії та тепла? Запитаємо у британців.
Дракони безкарності. Чому акції пам’яті загиблих журналістів привертають мало уваги
Напади на журналістів – це прагнення закрити рота правді, і бажано назавжди. Усвідомлення масштабу "дракона" приходить до українців поступово, часто вже тоді, коли починає стосуватися їх безпосередньо.