Основана Георгием Гонгадзе в 2000 году

Шевченковская премия: национальный знак отличия или примета авторитарного режима?

Владимир Перепадя для УП _ Среда, 13 марта 2002, 17:12
Версия для печати Комментарии0
По традиции, в начале марта Комитет по Государственной премии имени Тараса Григорьевича Шевченко определяет лауреатов наивысшего творческого знака отличия страны. Вот и в этом году Президент Кучма подписал указ "О присуждении Национальной премии имени Тараса Шевченко" накануне Шевченкивских дней, а именно 5 марта. Премии, вокруг которой, несмотря на ее высокий официальный статус, не стихают эстетические и идеологические споры.

Наиболее резонансным жестом критиков институции Национальной премии им. Шевченко в ее современном виде была отказ знаменитого писателя, поэта и эссеиста Юрия Андруховича принимать несколько лет назад участие в процессе номинации на соискание Шевченковской премии. Автор известных романов "Рекреации", "Московиада" и "Перверзии" до сегодняшнего дня не изменил своей личной критической установки, которая касается Шевченкивской премии, как государственной институции. Вот что он заявил в интервью "Украинской правде" накануне объявления лауреатов этого года:


"Безусловно, мне представляется не совсем чистой ситуация, связанная с тем, что это, собственно, государственная премия. В иерархии всех государственных наград, чинов, званий и т.д. это якобы достаточно высоко и веско поставленный знак отличия, в котором, на мой взгляд, неминуемо отразилось то состояние, в котором находится и государство, и общество.

И поскольку она унаследовала все эти абсолютно неприемлемые для меня лично официозные черты от той еще, советских времен Шевченковской премии, поскольку она и далее остается типологически в том же разряде, что и бывшая Ленинская премия Советского союза, т.е. сохраняет в себе все признаки огосударствления литературного и творческого процесса, постольку я отношусь к этому явлению негативно.

Т.е. я до сегодня не имел ни одного случая убедиться в том, что ситуация подбора кандидатов, впоследствии определение лауреатов и награждения является в моральном понимании чистой, а в творческом понимании компетентной. Сочетание этих недостатков кажется мне очень существенным и очень существенно влияет на образ этой премии. Во всяком случае, в моем личном понимании".

Последние изменения, которые произошли в персональном составе Шевченковского комитета, также не вдохновляют Юрия Андруховича оптимизмом:

"Они не могут существенно на это повлиять. Они могут повлиять и влияют, например, на каком-то уровне конкретных явлений и примеров. Я абсолютно согласен с тем, что такой поэт, как Игорь Римарук вполне заслуживает того, чтобы его творчество было отмечено какой-то высокой из возможных литературных наград. Как по мне, его творчество - одно из самых высоких проявлений украинской поэзии наших дней. Но с другой стороны, институционно, как я, собственно, уже комментировал, меня не устраивает ситуация, связанная с этой премией"

Юрий Андрухович не единственный из украинской плеяды писателей, кто считает, что лучше дистанцироваться от участия в номинационном процессе Шевченковской премии. Оксана Забужко, не менее известная поэтесса, философ и автор скандального, по мнению многих критиков, романа "Полевые исследования украинского секса", декларирует уже не скепсис, а радикальное невосприятие государственной шевченковской премии как социальной институции. Вот как прокомментировала свою позицию пани Оксана:

"Это не скепсис, это позиция, которую я довольно последовательно исповедую и декларирую, начиная с 1991 года, когда впервые встал вопрос, что нам делать с этим наследством Украинской ССР, этой Государственной премией Украинской ССР имени Шевченко, которая была и фактически остается показателем государственной литературы и авторитарного режима, который присваивает себе литературу на правах такого идеологического или лучше идейно-художественного министерства.

Я думаю, стоит объяснить, что государственные премии в литературе как самые высокие ежегодные литературные знаки отличия, которыми государство чествует своих придворных первого поэта, первого прозаика, первого художника и т.д. существовали в 20 веке, во всяком случае на нашей памяти, в последней трети 20 века, только в СССР и в франковской Испании.

Т.е. сама позиция, когда правительство узурпирует право определять каждый год кто в нем самый хороший, и еще и делает это от имени национального гения, Тараса Шевченко, который в таком случае занимает позицию, ну скажем так, государственного чиновника, т.е. берется на службу, сама эта установка есть глубоко порочна и унаследована нами от советской империи, и это есть примета тоталитарного, в лучшем случае авторитарного режима.

В демократических странах государство проявляет свое внимание к литературе совсем другим способом. Государство призвано раздавать не столько премии, сколько ежегодные знаки отличия самому лучшему, сколько стипендии, гранты, государственные дотации в первую очередь молодым, для того, чтобы они имели возможность написать то произведение, которое еще только будет оценено публикой. Это действительно забота о развитии литературы. Действительно, есть особенно престижные государственные премии, которые даются действительно как национальный знак отличия, тем писателям, которые стали национальной славой. Например, государственную премию имела от шведского короля Астрид Линдгрен.

Государственная премия Украинской ССР или Национальная премия в уже перекрашенном, причесанном виде имени Шевченко, которая ежегодно вручается правительством, президентом, не знаю кем, есть абсолютно авторитарная установка и я очень рада, что сегодня, во всяком случае либерально мыслящий авангард украинской интеллигенции осознает патологичность этой ситуации. Тот факт, что несколько лет тому кандидаты на премию режиссеры Илленко и писатель Андрухович отказались участвовать в этом премиальном марафоне, свидетельствует о том, что сознательность даже украинской интеллигенции меняется. Я думаю, пройдет еще 10 лет, прежде чем украинское общество поймет, что отношения власти и литературы должны строиться на других основах.

Я не могу не отметить еще одну вещь. В нынешней ситуации такого рода ежегодная премия является, я бы сказала, еще и постыдным лицемерием государства по отношению к литературе, которую оно, государство, мягко говоря, "опустило".

Украинское государство очень виновато перед украинской литературой, украинскими литераторами. Не потому что оно не дает им дотаций, а потому, что полным отсутствием любой продуманной законодательной культурной политики и абсолютно гибельной и преступной безграмотной законодательной политикой относительно книгопечатания оно просто сделало украинскую книжку неконкурентоспособной на своем собственном рынке.

Посмотрите, что у нас делается: наш книжный рынок на 92 процента колонизирован соседней Россией. Эта ситуация появилась 5 лет назад, когда Россия приняла известный федеральный закон об отмене государственного налога на всю продукцию науки, культуры, образования. В это самое время в Украине - спасибо родной стране – был самый высокий книжный налог в Европе - 28 процентов. Нетрудно было предусмотреть уже тогда - при полной прозрачности границ это просто разрушало наше книгопечатание. Должностные лица были предупреждены, но они и глазом не моргнули, т.е. они продемонстрировали не только некомпетентность, но и абсолютное безразличие к украинской книжке и потребностям украинского рынка.

Прошло 5 лет, и сегодня мы теряем - по приблизительным оценкам специалистов - порядка 100 миллионов американских долларов ежегодно, которые уходят из Украины в Россию за вот эти 92% российской книжной продукции на нашем книжном рынке.

Таким образом, писатель становится невозможным в роли человека свободной профессии. Т.е. если нет рынка, то у писателя нет возможности заработать на этом рынке своими произведениями. То, что в современной Украине сделана невозможной литература как профессия, которой можно зарабатывать себе на хлеб, предоставляет возможность поставить писателей на коленях перед любыми государственными жестами. Рабы стоят дешево, - какую бы премию им не бросили, они скажут "Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!"

powered by lun.ua
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
Мустафа Найем, УП

Френсис Фукуяма: Путин делает ровно то, что делал Гитлер17

Если есть люди, которые хотят что-то изменить, они должны пойти в политику и сделать это сами. Вы должны понимать, что если в политике не появится новое поколение, шансов на перемены нет вообще. Это приведет к очередному провалу.

Реклама:

АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Если вы новый читатель, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
Забыли пароль?
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter   Вконтакте