"Консервативная Революция" Юлии Тимошенко: солидаризм как бренд, утопия и технология

25 просмотров
0
Андрей Н. Окара, для УП
Вторник, 14 марта 2006, 16:49
Нынешние парламентские выборы в Украине зафиксировали одну печальную, но закономерную тенденцию: источение смыслов. Предвыборный процесс-2006 — это не борьба идей, идеологий, стратегий развития страны или предвыборных программ.
Это даже не борьба политических установок и ориентаций (ЕЭП, ЕС, НАТО, Европа, Россия, русский язык), "нарисованных" политтехнологами. Это борьба партийных брендов и личностей политиков, которые уже сами давно из реальных людей превратились в телесимулякры.

Поэтому любая идеологическая ангажированность (в противовес ангажированности материальной) любой из политических сил в Украине — уже есть благо и позитив.

Печально, что большинство идеологий в современной Украине — это не системы ценностей и установок, а наборы фраз, написанных полуграмотными, либо грамотными, но циничными политтехнологами.

А ведь на самом деле идеология — это серьезно, это не технология обмана электората. Это как бы понижающий трансформатор между миром абсолютных идей и миром материальным.

С этой точки зрения появление статьи Игоря Короленко "Тимошенко не думала, коли вибирала ідеологію" — факт отрадный.

Лично мне хочется надеяться на то, что эта статья — и в самом деле размышления о политической идеологии, а не "черный" пиар, целевая аудитория которого, помимо украинской либеральной интеллигенции, — прежде всего европарламентарии и прочие представители западноевропейского "политикума".

Люди, для которых любое упоминание в одном ряду фамилий Гитлера, Муссолини и Тимошенко ставит на носительнице последней жирный крест — навсегда и без права на оправдание.

Хочу также предупредить, что лично я сам весьма неоднозначно отношусь к деятельности Юлии Тимошенко как на посту премьер-министра, так и после отставки. И что у меня нет никакого желания принимать участие в чужих информационных войнах. Поэтому только об идеологии.

Вопрос следует ставить примерно так: что такое "солидаризм" в интерпретации и исполнении Юлии Тимошенко — удачный брендинг или последовательное, выстраданное мировоззрение? Грамотный (или не очень) маркетинговый ход либо базирующаяся на ценностях идеология?

Единственное, в чем я абсолютно уверен в отношении лидера БЮТ, так это в том, что она — человек идеологически ангажированный, что идеи и идеологии как таковые ее интересуют, причем вполне искренне. А в украинской политике это, надо сказать, большая редкость.

В 2001–2006 годах Юлия Тимошенко (а отчасти и возглавляемые ею политические силы) прошла весьма интересную и показательную эволюцию: от стихийного соединения некоторых либеральных и социал-демократических установок к попытке выстроить гибридную интегральную идеологию, объединяющую "всё лучшее" изо всех идеологий - права человека, правовое государство, гражданское общество, свободу, справедливость, социальную защищенность. И от подобного идеологического "микса" — к идеологии консервативно-революционного характера.

Такой "путь духа" свидетельствует в пользу того, что комплекс идей, который лидер БЮТ называет "солидаризмом" — это всё-таки последовательная позиция.

Во-первых, в качестве бренда этот концепт работает плохо — приходится постоянно пояснять, что имеешь в виду: электорату куда как понятнее и симпатичнее, скажем, социал-демократическая идеология (настоящая, а не в редакции СДПУ(о)) или "настоящий" либерализм.

Во-вторых, назвавшись груздем, дорога в кузов — то есть необходимо постоянно отбивать атаки критиков вроде того же г-на Короленко, не говоря уже о прямом "черном" пиаре и прочем "опускалове".

Поэтому, когда Юлия Тимошенко назвала свою идеологическую позицию "солидаризмом", она рисковала. Вообще, вся предвыборная кампания БЮТ в Верховную Раду — это сплошной риск, то ли сознательный, то ли подсознательный, ведь ставка делается на качественный, зауженный электорат.

Даже сочетание в предвыборной символике красного и черного цветов на белом фоне — это очень концептуально и последовательно, но людей отталкивает.

То есть большая часть тимошенковских "посланий" электорату изначально рассчитана на максималистов, коих всегда меньшинство. Кстати, вполне в духе Жанны д’Арк: надо иметь определенное мужество делать ставку на качество электората в противовес количеству.

Проще и эффективнее назваться невнятными центристами, левыми социал-демократами либо правыми либералами, чем пояснять, что же такое солидаризм.

Солидаризм является разновидностью идеологии Консервативной Революции. Иногда его рассматривают не просто как политическую идеологию, но как социальную и экономическую доктрину консервативно-революционной идеологии.

Русский философ Юрий Самарин назвал свою книгу "Революционный консерватизм" (1875). Именно этим словосочетанием определял свои взгляды на общество Достоевский.

Само словосочетание "Консервативная Революция" принадлежит Томасу Манну и многим кажется парадоксом либо бессмысленным оксюмороном — чем-то вроде "горячего снега". Эта доктрина основана на сочетании традиции (точнее, "Примордиальной Традиции", которую Рене Генон называл формой передачи священных знаний нечеловеческого происхождения от момента сотворения мира и человека) и самой что ни на есть модерновой актуальности.

Кто-то из украинских политперформеров лет десять назад сформулировал украинскую консервативно-революционную максиму как "компьютер плюс вышиванка".

Американский политолог Самуэль Хантингтон применительно к восточнохристианской цивилизации говорил о консервативно-революционном пути развития как о "модернизации-без-вестернизации".

В русской философии консервативно-революционных взглядов придерживались: "отцы" славянофильства Иван Киреевский и Алексей Хомяков, Федор Достоевский, отчасти Владимир Соловьев, авторы сборника "Вехи" (1909), евразийцы, Питирим Сорокин, Семен Франк, Иван Ильин, идеологи белоэмигрантского Народно-Трудового Союза (кстати, они себя называли именно "солидаристами").

В западноевропейской мысли XX века это ряд таких имен: Освальд Шпенглер, Вернер Зомбарт, Карл Шмит, Юлиус Эвола, Корнелиу Кодряну, Хосе Ортега-и-Гассет, Мигель де Унамуно. Их предшественниками принято считать немецких романтиков: Жозефа де Местра, отчасти Гегеля, Фихте, Гердера, Ницше.

Консервативно-революционный дискурс изначально возник как реакция на Французскую революцию 1789 года, подкрепленная стремлением восстановить сакральные ценности средневековья.

В украинской мысли это Сергей Подолинский как автор книги "Труд человека и его отношение к распределению энергии" (1880), Владимир Вернадский как философ-космист и автор учения о ноосфере (а не как публицист и член партии Конституционных демократов), Дмытро Донцов, Олег Ольжич и Олена Телига, Евген Маланюк, отчасти Вячеслав Липинский и Юрий Лыпа, теоретик украинского империализма Осип Губчак, Осип Бойдунык — автор книги "Національний солідаризм" (1946).

Солидаристская идеология считалась официальной у ОУН(м) в 1947–1972 годах. Несомненна принадлежность к консервативно-революционной мировоззренческой системе и Тараса Шевченко (автор настоящих строк обязуется в ближайшее время осветить этот вопрос в отдельной статье).

Идеология Консервативной Революции, разновидностью которой является солидаризм, ищет альтернативы как либерализму с его абсолютизацией индивидуализма, так и разнообразным формам коллективистских идеологий.

То есть это поиск равновесия между частью и целым. И либеральный индивидуализм, и коллективизм - коммунистический, социалистический, национал-социалистический, фашистский - в качестве даже не политических идеологий, а долгосрочных социально-экономических стратегий оказываются неэффективными — они приводят к разбалансировке общественного организма.

Мысль Игоря Короленко о том, что солидаризм — это "ужасный симбиоз национализма и социализма", характерна для либеральных фундаменталистов. По форме же это классический метод навешивания ярлыков. Идеологи солидаризма, называвшие либерализм и тоталитарные идеологии "двумя путями к одному обрыву", в общем-то, были правы.

Привязка солидаризма лишь к французской социологии и социальной философии первой трети XX века (а именно о французских мыслителях упомянула Юлия Тимошенко на съезде блока своего имени 7 декабря 2005 года) — это очевидное заужение проблемы. Тем более, французский солидаризм в большинстве своих проявлений — это сугубо утилитарное экономическое учение, лишенное, как правило, сакральной составляющей.

Упрекать солидаризм в том, что западноевропейские интеллектуалы-солидаристы оказались в "сомнительных компаниях итальянского, французского и немецкого фашизмов", как это делает Игорь Короленко, — всё равно, что искусство импрессионизма упрекать в том, что Гитлер-художник был причастен, пожалуй, именно к этому направлению.

А вообще-то, наиболее яркими вдохновителями немецкого национал-социализма следует считать Гете, Гегеля, Вагнера и Ницше — именно по этой причине на наследие двух последних после войны было наложено табу. Старая присказка, популярная в Институте философии РАН, что под Сталинградом в 1942 году столкнулись две интерпретации Гегеля — фашистская и советская марксистская, имеет в себе определенное рациональное зерно.

Разбирая солидаризм в интерпретации Юлии Тимошенко, невозможно не сказать о Консервативной Революции по-славянски: это идеология с, так сказать, "человеческим лицом", лишенная тоталитарных технологий. Часто присутствуют даже противоположные общественные тенденции — махновщина, самоуправляемый хаос.

Труды великих русских философов и украинских политических теоретиков XIX–XX веков посвящены поиску того самого "золотого сечения" в общественном устройстве, которое увело бы от крайностей этатизма (абсолютизации государства) и анархизма, которое предложило бы "органическую" альтернативу либеральным теориям правового государства и гражданского общества, которое бы рассматривало человека как ценность, а не как "винтик".

Стоит заметить, что человека в качестве "винтика" рассматривают не только тоталитарные идеологии, но и либерализм, просто в последнем случае принуждение осуществляется, как правило, иными, неполитическими методами.

Кроме того, либерализм при всем своем декларативном уважении к человеку абсолютизирует в нем именно животное начало — всё низменное, греховное, порочное, основанное на инстинктах. Всё, что есть в человеке высокого и божественного, либерализм либо игнорирует, либо отрицает.)

Консервативно-революционная идеология, как правило, не приемлет принуждения, опирающегося на произвол власти и иные сугубо тоталитарные методы. Солидаристские теории строятся на представлениях о свободном служении, о взаимодополнении свободы и ответственности.

Мыслители этого круга говорят об "органической демократии", при которой сохраняется "качество" общества и социальная иерархия, в противовес демократии либеральной либо эгалитарной.

Например, Иван Ильин — гениальнейший русский политический философ, консервативный революционер и солидарист, о существовании которого украинские политики, видимо, просто не догадываются, делал ставку в построении своего "идеального" государства на "свободную лояльность" граждан и всячески боролся с тоталитаризмом (коммунистическим и национал-социалистическим), за что был гнан в прямом и переносном смысле.

Большевики выслали его из Советской России в 1922 году на знаменитом "философском" пароходе, из фашистской Германии он сам сбежал в 1934 году в Швейцарию, отказавшись участвовать в гитлеровской антиеврейской пропаганде.

Один из важных признаков консервативно-революционной идеологии — это представление об органической структуре общества: общество — не механизм, как проповедуют со времен Гоббса и Локка, а целостный организм, в котором нельзя так просто заменить "винтик".

При этом солидаристские учения, в отличие от тоталитарных идеологий — коммунистической, национал-социалистической либо фашистской - вовсе не предполагают жертвовать индивидом на благо общества либо во имя какой бы то ни было социальной гармонии.

Разумеется, в разнообразных героических культах предусматривается самопожертвование, однако это, как говорится, дело сугубо добровольное. Отсутствие героического начала в либеральной идеологии свидетельствует вовсе не о ее гуманизме и человеколюбии, а о вырождении духа.

Примечательно, что ни русская, ни украинская общественные мысли не породили мощной либеральной школы, подобной британской или американской, отечественные философы-либералы (Кавелин, Герцен, Чичерин, Кистяковский) не достигли тех вершин прозрения и того признания, которое снискали себе мыслители нелиберальной ориентации.

Идеологические искания Юлии Тимошенко, ее попытки найти наиболее адекватное социальное воплощение идеям гармонии и справедливости, ее слова о миссии Украины — это, несомненно, отрадный факт, причем даже не столько для избирателей БЮТ, сколько для украинской политики как таковой, ибо это есть поиск смыслов.

Ведь идеология — она как компас: пути не указывает, но позволяет не заблудиться.

Авторизуйтесь чтобы писать комментарии
Коментатори, які допускатимуть у своїх коментарях образи щодо інших учасників дискусії, будуть забанені модератором без додаткових попереджень та пояснень. Також дані про таких користувачів можуть бути передані до МВС, якщо від органів внутрішніх справ надійшов відповідний запит. У коментарі заборонено додавати лінки та рекламні повідомлення
403 Forbidden

403 Forbidden


nginx
Хрупкая антикоррупция: что требовал ЕС и не выполнил Киев
Дмитрий Сологуб: Никто же не выходит на улицу только в штанах, потому что ему так нравится
Закревская о делах Майдана: Если не будет правосудия – будет самосуд
Опыт админреформы для Украины: как уволить 2/3 мэров, не разрушив государство
Все публикации