Украинская правда
Постоянная ссылка: http://www.pravda.com.ua/rus/columns/2014/03/16/7019016/

Украина-1991 и Крым-2014: сравнению не подлежит

Воскресенье, 16 марта 2014, 13:31

Президент Российской Федерации Владимир Путин заявил: "Самопровозглашение независимой Украины не совсем соответствовало советским нормам, предусматривающим процедуру выхода из состава СССР".

В том смысле, что сегодня Украина якобы не имеет ни права, ни оснований сетовать на незаконность референдума в Крыму.

Экс-президент СССР Михаил Горбачёв заявил, что видит причину нынешних событий "в бездумном, авантюристичном роспуске Союза".

Нынешний российский президент не удосужился хотя бы вкратце аргументировать свою позицию – в чём именно состояли нарушения. Что ж, вполне в своём духе: император сказал, – какие могут быть сомнения? Императоры до объяснений не снисходят.

Бывший советский президент откровенно смошенничал: на самом деле не Украина стала независимой вследствие распада СССР, а как раз наоборот: существование СССР утратило смысл после выхода из него Украины, и Союз распался.

В частности, ещё и вот по какой причине. По переписи населения 1989 года, в РСФСР проживало 147 миллионов 400 тысяч человек, в УССР – 51 миллион 707 тысяч. Тогда как население Узбекской ССР составляло 19 миллионов 905 тысяч, Казахской ССР – 16 миллионов 536 тысяч, Белорусской ССР – 10 миллионов 200 тысяч.

Все остальные союзные республики были ещё меньше, и значительно меньше. Украина была единственной союзной республикой, хотя бы более-менее сопоставимой по масштабам с Россией, и с её выходом окончательно терялась даже видимость "союза равных".

Те республики, которые остались бы в составе СССР, были обречены попасть под полное управление уже не союзного центра, а непосредственно России, превратиться де-факто, а вероятно, впоследствии и де-юре, в её административные единицы на правах областей.

Но можно ли вообще сопоставлять распад Союза и нынешние события в Крыму? Нет, нельзя.

Прежде всего, распад Союза не поощрялся извне. Иностранной интервенции в СССР не было и в помине.

Да, в некоторых республиках были вооружённые конфликты, но разрешались, а в большинстве своём не разрешались, они без привлечения иностранной "поддержки" и "защиты".

СССР был федерацией и декларировал себя как "союз нерушимый республик свободных". Статья 70 конституции СССР гласила: "Союз Советских Социалистических Республик – единое союзное многонациональное государство, образованное на основе принципа социалистического федерализма, в результате свободного самоопределения наций и добровольного объединения Советских Социалистических Республик".

Иными словами, суверенитет СССР был производным от суверенитета объединившихся союзных республик.

На самом деле, это было, разумеется, далеко не так, да и сам процесс образования СССР в 1922 году вызывает большие сомнения с точки зрения законности и особенно добровольности.

Но конституция СССР утверждала именно это – суверенитет целого как выражение суверенной воли составляющих.

Украина федерацией не является, она – унитарное государство. Да, Крым пользуется автономией. Но федерация и унитарное государство с наличием автономных регионов – это далеко не одно и то же.

Статья 72 конституции СССР гарантировала союзным республикам право сецессии, тогда как Конституция Украины ничего подобного не предусматривает. Конституция Российской Федерации, кстати говоря, тоже не предусматривает.

И вот теперь вопрос: действительно ли выход Украины из состава СССР был незаконным?

Посмотрим текст закона СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР". Напомню: принят этот закон был 3 апреля 1990 года – уже после того, как 11 марта 1990 года Литва заявила о выходе из СССР и перестала подчиняться московской власти.

Собственно, закон этот был подготовлен именно как ответ на провозглашение Литвой восстановления независимости; единственной его целью было поставить Литву перед фактом незаконности её выхода из СССР и предотвратить дальнейший выход республик. Тогда о независимости уже говорили в Латвии, Эстонии и Грузии.

Демократические депутаты и СМИ сразу же окрестили этот закон "законом о невыходе из СССР". Если обратить внимание на даты, не возникнет никаких сомнений: закон готовился в крайней спешке. И, соответственно, до юридической безукоризненности очень сильно не дотягивал.

Никаких других законодательных актов, регулирующих порядок и процедуру выхода союзной республики из состава СССР, не существовало: до принятия рассматриваемого закона их не было вообще.

Итак, текст. Статья 2: "Решение о выходе союзной республики из СССР принимается свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума (народного голосования).

Решение о проведении референдума принимается Верховным Советом союзной республики по собственной инициативе или по требованию, подписанному одной десятой частью граждан СССР, постоянно проживающих на территории республики и имеющих право голоса согласно законодательству Союза ССР".

Решение о проведении референдума было принято Верховным Советом 24 августа 1991. Никаких претензий к Украине по данному пункту быть не может.

Статья 3: "В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии...".

Именно это ставит Украине в вину, например, русская "Википедия": "В Крымской АССР не был проведен собственный референдум, чтобы определить: оставаться в Союзе ССР или выходить из Союза вместе с Украиной".

Абсолютно мимо цели: Крымской АССР на тот момент не существовало в природе. Автономий в Украине на тот момент вообще не было, а Крым был обычной Крымской областью.

Статья 6: "Решение о выходе союзной республики из СССР считается принятым посредством референдума, если за него проголосовало не менее двух третей граждан СССР, постоянно проживающих на территории республики к моменту постановки вопроса о ее выходе из СССР и имеющих право голоса согласно законодательству Союза ССР. Итоги референдума рассматривает Верховный Совет союзной республики".

Всё абсолютно так и происходило, за независимость высказались 90,32% принявших участие в голосовании.

Участвовали в голосовании 84,18% граждан, имевших право голоса. Таким образом, "за" высказались 76, 03% граждан, имевших право голоса, что явно больше, чем две трети.

Статья 9: "Итоги референдума в союзной республике по вопросу о выходе из СССР, а также мнения высших органов государственной власти автономных областей и округов по этому поводу рассматривает Съезд народных депутатов СССР.

По представлению Верховного Совета СССР, согласованному с Верховным Советом выходящей республики, Съезд народных депутатов СССР устанавливает переходный период, не превышающий пяти лет, в течение которого должны быть решены вопросы, возникающие в связи с выходом республики из СССР.

В переходный период на территории выходящей республики сохраняют свое действие Конституция СССР и законы СССР".

Вот где, казалось бы, нарушение! Вот что не было соблюдено!

Но сравним эту статью с конституцией СССР. Статья 72: "За каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР".

"Свободного"!!!

Это слово абсолютно однозначно и не допускает разнотолкований: для выхода союзной республики из состава СССР достаточно её собственного решения, и никто не имеет права препятствовать ей в осуществлении такого решения либо выдвигать условия для его осуществления.

В случае, если союзная республика решит выйти из Союза, у союзных органов власти имелся один-единственный конституционный способ действия – признать выход союзной республики из состава федерации.

А теперь сравним со статьёй 9 закона. Вывод очевиден: в этой статье содержатся положения, противоречащие статье 72 конституции СССР. Или, по крайней мере, имеющиеся в законе формулировки могут быть истолкованы как противоречащие статье 72 конституции.

Положения об особой процедуре голосования в автономных республиках противоречат идее свободного выхода точно так же.

Что это означает? А означает это то, что закон от 3 апреля 1990 года был неконституционным с того самого 3 апреля 1990 года, с момента его принятия. С самого начала он был юридически ничтожным и не порождал правовых последствий.

Но конституционного суда в СССР не было, конституционных судов в союзных республиках – тоже. В действительности советское правоведение вообще не рассматривало возможность того, что закон может быть неконституционным и в силу этого не иметь юридической силы.

То есть, самого понятия неконституционности закона в советском праве на практике не существовало.

Урегулировать ситуацию можно было бы, признав закон неконституционным в отдельных частях и отдельных положениях. Но история не знает сослагательного наклонения: таковым закон никто не признал, а из этого следует, что неконституционным был он весь, целиком и полностью.

А значит, вести речь о том, что Украина вышла из состава СССР незаконно, нет никаких оснований.

Вот дальше – да, начались отнюдь не безукоризненные с юридической точки зрения вещи. Дело в том, что Леонид Кравчук, скорее всего, не имел права ставить подпись под документом о прекращении существования СССР – по той простой причине, что на момент 8 декабря 1991 года Украина в состав СССР уже не входила.

И статус участников был совершенно разным: Борис Ельцин и Станислав Шушкевич были всё ещё главами субъектов федерации СССР, тогда как Леонид Кравчук был президентом независимого – и уже иностранного для СССР – государства.

Выход, вообще-то, существовал: Кравчук должен был подписать соглашение с оговоркой, что тем самым он подтверждает имевший место 1 декабря 1991 года факт денонсации Украиной союзного договора. Но, опять-таки, история не знает сослагательного наклонения.

Ещё одно юридически сомнительное обстоятельство: преамбула беловежского соглашения говорила о прекращении существования СССР, а статья 1 – о том, что "Высокие Договаривающиеся Стороны образуют Содружество Независимых Государств".

Тогда как прекращение существования федеративного государства и учреждение международной организации – это совершенно разные юридические акты, между которыми даже нет непосредственной причинно-следственной связи: создание СНГ отнюдь не вытекало с необходимостью из распада СССР.

Что ж, лишнее доказательство того, что право, в том числе международное, не терпит небрежности: если бы не сваливание в кучу различных по своей сути правовых актов, нынешние агитаторы за "российский Крым" имели бы значительно меньше простора для манипуляций.

Но вся ирония ситуации состоит в том, что участие иностранца Кравчука в соглашении о прекращении существования СССР создаёт юридические проблемы для России и Беларуси, но только не для Украины, и именно потому, что не беловежские соглашения, а референдум 1 декабря 1991 года "дал старт" независимости нашей страны.

И попытки поставить независимость Украины под сомнение под предлогом сомнительной легитимности беловежских соглашений – это не что иное, как подмена фактов. Подтасовывание фактов.

Борис Бахтеев, для УП

© 2000-2016 "Українська правда"
Передрук матеріалів тільки за наявністю гіперпосилання на www.pravda.com.ua