Реабилитация социологов на парламентских выборах

20 переглядів
Володимир Паніотто, для УП
П'ятниця, 7 квітня 2006, 13:45

На недавнем заседании "Украинского клуба" ведущие политологи страны, несмотря на некоторые упреки, признали работу социологов успешной. Отмечалось, что социологи реабилитировали себя после неудач во время президентских выборов.

Хотя я и не совсем согласен с оценкой предыдущих выборов (это ещё вопрос, кто реабилитировал себя – социологи или власть), было приятно слышать поздравления от квалифицированных и требовательных потребителей социологической информации.

А вот высказанные в СМИ оценки политиков чётко зависели от рейтинга партии.

Партии-победители поверили в данные экзит-поллов чуть ли не больше, чем сами социологи, и немедленно начали переговоры о коалициях. Партии, не вошедшие в парламент, объявили результаты выборов и экзит-поллов сфальсифицированными.

К отрицательной оценке работы социологов присоединился также Полохало, который, на мой взгляд, выступал скорее как политик, чем как политолог-профессионал.

Попытаюсь дать предварительную оценку работы социологов в этой избирательной кампании с точки зрения специалиста по методологии социологических исследований.

Более детальный "разбор полётов" требует большой и совместной работы коллег-социологов. Организацией такого рода исследований должна была бы заниматься Социологическая ассоциация Украины, но после скандала с экзит-полами 2004-го года она практически прекратила свою деятельность, и социологи никак не проведут новый съезд для её реанимации.

Экзит-поллы

Конечно же, большая часть положительной оценки работы социологов относится к проведению экзит-поллов.

Экзит-поллы проводятся в Украине с 1998 года, если учесть, что некоторые выборы проводились в 2 тура, то в этом году экзит-поллы проводились в 8-й раз. До президентских выборов 2004 все экзит-поллы проводились консорциумом, организованным фондом "Демократические инициативы", в 2004-м появились и другие экзит-поллы, которые с самого начала позиционировались как "альтернативные".

В 2006 году проводилось 4 национальных экзит-полла – экзит-полл Консорциума (Деминициативы, КМИС, Центр Разумкова), два экзит-полла, связанных с российскими компаниями, - экзит-полл ФОМ-Украины (совместное российско-украинское предприятие) и экзит-полл ВЦИОМа (совместно с новой компанией R&B), а также экзит-полл Всеукраинской социологической службы.

Если не считать Всеукраинской социологической службы, которая дала несколько отличный от других результат (по её данным в парламент прошли 7 партий, причём блок Литвина получил больше 5%, а максимальное отличие от результатов выборов составило 4.6%), данные первых 3-х экзит-поллов очень близки к результатам выборов.

Максимальное различие между экзит-поллами Консорциума, ВЦИОМа и ФОМа составляют 1.3% (для БЮТ), 1.1% (для Партии регионов) и 2.7% (для НСНУ) соответственно. Причём все остальные 44 партии отличаются от данных ЦВК у Консорциума меньше, чем на 0.5%, у ВЦИОМА – 0.8% и у ФОМА – 0.9%.

На графике линии результатов экзит-полла Консорциума и ВЦИОМа практически невозможно отличить от результатов выборов, а у ФОМа заметно лишь более высокое значение результата НУ.

График 1. Сравнение результатов экзит-поллов с результатами выборов для 10 партий.

Кстати, директор ФОМ-Украина Александр Бухалов на том основании, что, по данным их экзит-полла, НУ получила на 2.7% больше, чем по данным выборов, выступил с заявлением о том, что у "Нашей Украины" украли голоса, причём именно в тех регионах, где она победила.

При таких отличиях и при том, что в других экзит-поллах нет таких отклонений, нет оснований утверждать, что "Нашу Украину" обидели при подсчёте голосов.

Опросы в ходе выборов

Когда я говорю о социологах, то имею в виду профессиональных социологов и профессиональные социологические центры, а не лиц (или центры), которые называют себя социологами.

Новшество этих выборов – массовое появление виртуальных социологических центров с названиями, напоминающими существующие центры. Эти центры публиковали рейтинги партий на основе якобы проведенных исследований, которые были похожи на рейтинги существующих центров, за исключением одной-двух "нужных" партий, которые имели намного более высокий рейтинг.

Если на прошлых выборах это было единичным явлением, то сейчас стало массовым (подробнее см. статью Бекешкиной "Осторожно, мошенники!").

Эти данные создают шум, в котором топятся результаты реальных социологических центров. Должен честно признаться, меня эта тенденция не расстроила, а обрадовала: в прошлых выборах насиловали или покупали реальные социологические центры, по сравнению с этим создание виртуальных конкурентов является большим прогрессом.

Реальные социологические центры тоже можно разместить на шкале по степени профессиональности или грубо разбить на две группы – профессиональных и малопрофессиональных (см. мою статью "Рейтинги: реальные и иллюзорные различия").

Но это оказалось делом опасным, требующим уйму времени (на объяснения с обиженными) и неблагодарным (к тому же есть риск допустить ошибку). Поэтому я буду говорить о профессиональных центрах, не выписывая конкретный их перечень.

Итак, если говорить о профессиональных социологических центрах, то они верно определили лидеров и аутсайдеров этих выборов. Выборы подтвердили выводы социологов, что:

1) Партия регионов занимает первое место

2) с большим отрывом от Партии регионов идут БЮТ и "Наша Украина"

3) следующими идут социалисты и коммунисты, которые точно попадают в парламент

Кроме того, отмечалось, что шансы попасть в парламент сохраняют Блок Литвина, партия Витренко, Пора-ПРП и блок Костенко-Плюща. На пресс-конференции 10 марта за 3 недели до выборов КМИС обнародовал следующие данные:

Если бы выборы были сейчас, то скорее всего в них приняли бы участие 70% избирателей и их голоса скорее всего распределились бы следующим образом:

Партия регионов

36.2

Блок "Наша Украина"

20.9

Блок Юлии Тимошенко

14.3

Социалистическая партия

6.4

Коммунистическая партия

3.9

Блок Литвина

2.5

Блок ПОРА-ПРП

2.2

Блок Костенко и Плюща

1.7

Блок Наталии Витренко

1.5

Остальные 36 партий и блоков вместе

7.2

Не поддержал бы ни одну партию

3.2

ИТОГО

100.0

Таким образом, точно названы все партии, попавшие в парламент.

Данные профессиональных центров были достаточно близки между собой и отражали одну и ту же тенденцию (если рейтинг Партии регионов возрастал, то он возрастал у всех профессиональных центров).

Больше вопросов возникает при рассмотрении рейтингов "пограничных" партий и блоков: у некоторых центров блок "НЕ ТАК", или блок Литвина или блок Витренко оказывался выше, чем у других центров, и выше 3%-го барьера. Эти отличия, однако, почти всегда были близки к погрешности выборки и (не хочется думать ничего плохого) могли объясняться методологическими проблемами.

Например, Всеукраинская социологическая служба (хотя пока что её трудно отнести к профессиональным центрам) регулярно получала рейтинг Партии регионов в 20% (на 10-15% ниже, чем другие) из-за того, что она использует методологически некорректный уличный опрос, а вероятность встретить на улице представителей более пожилого электората Януковича ниже, чем электората других партий. Может быть, какие-то огрехи в методике были и в работе этих профессиональных центров.

ЕЩЕ О КРИТЕРИЯХ...

Можно сказать, что в ходе кампании работа профессиональных социологических центров была вполне удовлетворительной, претензии к социологам возникли после проведения экзит-поллов.

Что было причиной критики социологов в СМИ после обнародования результатов экзит-полла и выборов?

Главное и основное - резкие различия рейтингов БЮТ и "Нашей Украины" по сравнению с последними опубликованными в СМИ данными.

Рейтинг БЮТ в данных экзит-полла, обнародованных сразу после закрытия участков, составил 22.7%, "Нашей Украины" – 13.5% , т.е. рейтинг БЮТ вырос на 8.4%, а рейтинг "Нашей Украины" упал на 7.4%. Высказывались также упрёки в неточном прогнозировании явки.

Что касается неточностей с явкой, то это скорее результат небрежности социологов, чем серьёзные просчёты, некоторые из них приводили данные о том, что 90% опрошенных говорили, что будут участвовать в выборах, не указывая на отличия вербального и реального поведения.

Если же говорить действительно о прогнозах явки, то были центры, которые её оценивали адекватно, но были и центры, которые её завышали, хотя и не очень сильно (прогнозировалось от 70% до 75%). Кроме того, на явку могли повлиять очереди при голосовании.

Что же касается роста БЮТ и падения рейтинга "Нашей Украины" (это почти один и тот же процесс, так как электорат у этих партий практически общий и рейтинги ведут себя, почти как сообщающиеся сосуды), то есть две причины шокирующих результатов:

Первая – субъективная, она связана с запретом на публикацию данных социологических исследований за две недели до выборов.

Это эмбарго, отсутствующее в большинстве цивилизованных стран, отражает ужас законодателя перед всемогущей социологией. Я уже не раз слышал мнение о том, что зомбированные социологами избиратели покорно движутся к урнам для голосования и бросают свои бюллетени в точной пропорции с цифрами, заданными коварными и продажными социологами.

В действительности эта демонизация социологии довольно смешна и не подтверждается ни специальными исследованиями ни ходом выборов (например, "Нашей Украине" почему-то не помогли высокие рейтинги в последних опубликованных данных).

В итоге политики знают реальную ситуацию перед выборами из закрытых опросов, но не дают узнать об этом населению, т.е. фактически обкрадывают тех, кто голосовал за 36 партий, которые не имели никаких шансов преодолеть 3%-й барьер.

Данные нашего последнего опроса, отражающего ситуацию за неделю до выборов, которые были размещены на сайте 24 марта и разосланы по ряду адресов, показывают, что БЮТ (19.1%) уже опережала НУ (18.5%).

График динамики рейтингов партий, содержащийся в пресс-релизе (см. ниже), показывает, что, если соединить линией два последних рейтинга БЮТ и продолжать её до даты выборов, то он почти точно совпадёт с результатом экзит-полла. Поэтому отчасти результат был неожиданным из-за недоступности этих данных для широкой общественности.

Вторая причина - объективная. Продолжить линию на графике – это значит предположить, что тенденция роста БЮТ и падения НУ сохранится. Однако у нас не было никаких оснований так полагать.

Социология как наука имеет дело скорее с массовыми явлениями и статистическими закономерностями, и пока что (а может быть и в принципе) не в состоянии прогнозировать такие единичные явления, как, скажем, поведение лидеров БЮТ и "Нашей Украины" в последнюю неделю перед выборами.

Например, останется ли уклончивой позиция "Нашей Украины" по очень чувствительному для её электората вопросу о коалиции с Партией регионов? Это скорее вопрос для политологов, чем для социологов. Логика позитивистского социологического анализа состоит в выдвижении гипотез и поиске данных для проверки этих гипотез.

Например, после раскола оранжевых рейтинг БЮТ был выше рейтинга "Нашей Украины", но после отставки правительства Еханурова, поддержанного БЮТ, он стал падать.

Является ли отставка правительства причиной этого падения? Данные показывают, что даже среди тех сторонников БЮТ, которые собирались голосовать за неё, почти 70% не одобряют голосование БЮТ за отставку правительства.

Это позволяет утверждать, что лидеры БЮТ действовали вопреки ожиданиям своего электората и потеряли его часть.

Таким образом, сюрприз изменения рейтингов БЮТ-НУ отчасти связан с эмбарго на публикацию данных, а отчасти с высокой динамикой изменения рейтингов в последние три недели и с отсутствием у социологов научно разработанных методов и математических моделей для прогнозирования этой динамики.

Лично для меня менее ясным является не изменение соотношения рейтингов БЮТ-НУ, а падение рейтинга Партии регионов ( на 4%) в последнюю неделю.

Часть этого падения (1-1.5%) можно объяснить активной работой и ростом рейтинга блока Витренко, а оставшаяся часть остаётся необъяснённой. Одна из гипотез, которую мы проверяем в пост-электоральном исследовании, состоит в том, что в восточных областях, где преобладает городское население, больше доля участков крупных размеров, и на них избирателям приходилось дольше ждать, что снизило их участие в голосовании.

Резюмируя сказанное, можно говорить о том, что в избирательной кампании 2006, в отличие от кампании 2004 года, в работе профессиональных социологов не было серьёзных проколов.

Отчасти это связано с отсутствием такого драматизма в этих выборах и такого давления на социологические центры, которое осуществлялось в 2004-м (некоторые из них – не выдержали), отчасти с ростом опыта в проведении исследований.

На этот раз в экзит-поллах не было такого разнобоя, как в 2004-м, три из 4-х экзит-поллов были проведены практически идеально.

Что же касается исследований в ходе выборов, то социологи достаточно точно определили те партии, которые точно преодолели 3%-й барьер, и динамику рейтингов. Но те из них, которые пытались прогнозировать, не смогли дать точный прогноз распределения голосов.

Это, однако, скорее не беда именно украинских социологов, а общий уровень развития социологии и социальной психологии в мире – отсутствие теорий и математических моделей для прогнозирования динамики электоральных процессов и влияния различных факторов на результат голосования.

Таким образом, социологи могут скорее давать диагноз ситуации на данный момент, чем прогноз на будущее.

Владимир Паниотто, профессор НаУКМА, генеральный директор Киевского международного института социологии



powered by lun.ua
Чумацький шлях. Як Гриценко змінює свій виборчий штаб
Біле золото. Як у Дрогобичі видобувають сіль у середньовічний спосіб
Коломойський проти України: хто кого перемагає в українських судах
Про що мріють у Лаврова: які плани російських дипломатів зірвалися в ОБСЄ
Усі публікації