Битва на "Інтері"

Понеділок, 3 листопада 2008, 11:04

"Свобода на "Интере" 31 октября произвела впечатление откровенной игры в одни ворота.

Во-первых, хотя перед кризисом все равны, в особом положении оказался президент. Формат передачи, конечно, предполагает распределение мест в соответствии с "весом" участника в политической системе, но журналисты могли бы помочь зрителю, да и самому президенту понять, что важны не политические позиции, а ответы на волнующие общество вопросы.

Во-вторых, журналисты канала, совладельцем которого считается Дмитрий Фирташ, явно были настроены против премьера и зачастую просто не давали ей ответить на обвинения.

Таким образом, программа с самого начала имела все признаки судилища, которое осуществляли президент и… лидер оппозиции Виктор Янукович, сыпавший фразами типа "мы с президентом".

В начале программы Тимошенко, при поддержке глав ГНАУ Сергея Буряка и таможенной службы Валерия Хорошковского сумела логично объяснить свою позицию и начала представлять себя как естественного лидера всех парламентских сил в кризисной ситуации.

Ей удалось вывести Януковича на вопрос о необходимости сотрудничества с правительством в духе ее идеи "сверхширокой" коалиции, но не сдержалась в ответ на предложение Януковича "покаяться" - она ответила грубостью на грубость. Можно считать, что с этого момента она стала терять "очки"…

Почувствовав слабость премьера, президентско-оппозиционная команда поспешила возложить на нее ответственность за все меры по преодолению кризиса, включая политику неподконтрольного правительству НБУ, даже не смотря на то, что именно команда президента жестко критиковала Владимира Стельмаха за невнятную курсовую политику, спровоцировавшую панику на рынке.

А Тимошенко и Пинзеник, почему-то, не давали иногда ответа на самые очевидные вопросы…

Именно поэтому, видимо, так и не удалось услышать от президентской стороны ответы на важные, как мне представляется, вопросы.

1. Получит ли правительство полноценную поддержку в парламенте? Будет ли президент способствовать формированию новой коалиции?

Президент промолчал, но ответы на этот вопрос прозвучали.

Вячеслав Кириленко отверг предложение дружбы со стороны Ивана Кириленко, заявив, что никакой коалиции не будет, пока "несколько людей" не сядут и не сориентируются "в национальных ценностях".

Казалось бы – сейчас главной ценностью должно быть преодоление кризиса, сохранение экономики и жизненного уровня людей. Но что-то мне подсказывает, что речь опять будет идти о тех же самых ультиматумах, которые давно уже приняты БЮТом…

Не удивительно, что Владимир Литвин попросил "коалициантов" не считать его союзником – даже если не говорить о его вероятной зависимости от СП, очевидно, что он не должен участвовать в этой грязной игре.

2. Так и не поступили разъяснения, почему Ксения Ляппина с упорством, достойным лучшего применения, пыталась пропихнуть в антикризисный закон норму о финансировании досрочных выборов? Неужели у нас уже стабилизационный фонд наполнен? Неужели некуда девать почти полмиллиарда гривень?

Хочу, чтобы меня правильно поняли: конституционная норма относительно роспуска парламента в случае отсутствия в нем работоспособного большинства должна быть выполнена – "да свершится правосудие, даже если погибнет мир".

Но дело-то в том, что эта юридическая норма предполагает, что политики не смогли договориться о работе коалиции. Конституция не предполагает ситуации, когда президенту не нравятся результаты народного волеизъявления, не нравится премьер и он, вместо того, чтобы сохранить коалицию, ее упорно разваливает.

В силах президента не допустить перевыборы, но… он не хочет.

3. Президент обрушился на Тимошенко с гневными нападками по поводу ее угроз в адрес крупного бизнеса - если вы не выполните своих обязательств перед рабочими, то правительство национализирует ваши предприятия.

Президент вообще запретил ей употреблять слово "национализация".

Фото Миколи Лазаренка, прес-служба президента

Во-первых, ему в это ситуации стоило бы молчать, поскольку Тимошенко, может и в не вполне корректной форме, спасает самих же "металлургических баронов". Они, кажется, не понимают, что если не захотят поделиться со своими рабочими сейчас, то завтра сотни тысяч голодных металлургов и горняков сметут их самих…

Во-вторых, президент сказал, что государство – плохой менеджер. Но ведь Ахметов, Бойко и другие тоже показали себя не лучшими менеджерами. За 8 лет крайне выгодной экономической конъюнктуры они потрудились радикально обновить только один Алчевский меткомбинат.

В остальном же украинская металлургия остается самой отсталой в мире – только у нас есть такая уникальная коллекция антикварных мартенов.

И кризис у наших металлургов начался не сейчас, а когда в Китае были запущены современные металлургические мощности, дающие металл более качественный и дешевый, чем украинский...

Между тем наши миллиардеры вывозили средства в оффшоры и финансировали "культурницкие" проекты президента - о размерах финансовых нарушений при строительстве "Мистецького арсеналу" писалось неоднократно.

В-третьих, в собственном же президентском антикризисном законопроекте прописана процедура национализации коммерческих банков в случае возникновения у Минфина сомнений в их устойчивости.

Причем речь идет именно о национализации – представитель КМ по согласованию НБУ имеет право практически самолично принять решение об увеличении уставного фонда банка, причем новые акции выкупаются Минфином и не за деньги, а за облигации (долговые расписки). То есть – национализацию президент  разрешает, а вот слово – ну никак не может…

В-четвертых, нет, вру. Слово "национализация" Ющенко готов запретить только Тимошенко, но никак не своей любимице Валентине Семенюк, которая даже зарегистрировала в ВР законопроект об основах национализации…

4. Кстати, о Семенюк. Она, с высочайшего разрешения, блокировала приватизацию на протяжении всего срока полномочий правительства Тимошенко. Сейчас наполнение стабфонда предполагается осуществлять именно за счет сверхплановых доходов от приватизации.

Совершенно очевидно, что с нынешним руководством ФГИ никакой приватизации (тем более – сверхплановой) не будет. Но президент не инициирует ее отставку, а сама Семенюк выступала на "Интере" как его сторонник (в смысле – противник Тимошенко).

С точки зрения здравого смысла, проводить приватизацию во время кризиса не разумно – все равно никто достойной цены не даст. Но если президент именно исходя из этого сохраняет на посту Семенюк, то зачем было в законе рассчитывать на приватизацию, которая все равно заблокирована?

5. Что делает в законе раздел, посвященный защите интересов сельскохозяйственных производителей?

Нет, защищать их нужно и эта норма выглядит в законе более органично, чем норма о выделении денег на выборы.

Однако, с одной стороны, есть основания подозревать, что авторы закона лоббировали интересы структур, связанных с Виктором Балогой, а с другой, разве для поддержки отечественного сельского хозяйства нужен было кризис?

Можно было его и не дожидаться, а, например, пролоббировать интересы отечественного сельскохозяйственного производителя во время переговоров о вступлении в ВТО… И уж совершенно очаровательно выглядят в законе льготы на разведение "ракообразных жаб".

* * *

В общем, эфир был посвящен вовсе не преодолению кризиса. Речь шла о политике, а конкретнее – о том, как не дать правительству поддержки и свалить на нее вину за вполне вероятный провал антикризисных мер.

Интерес всех политических сил сейчас состоит в том, чтобы ослабить Юлию Тимошенко, не дать ей победить на выборах.

Виктору Януковичу выгодно соревноваться с Ющенко – ибо поддержка последнего находится на катастрофически низком уровне, что лидеру ПР шанс на победу.

Для большинства сравнительно мелких политических игроков (включая влиятельные группы в ПР, о чем Янукович, видимо, не догадывается) выгодно провести на второй срок Ющенко. Именно в силу низкого рейтинга президент слаб и нуждается в помощи, а значит – отблагодарит тех, кто его поддержит…

Воистину, история ничему не учит. Ведь историки Литвин и Кириленко могли бы вспомнить, что именно самые слабые и безобидные правители в конце-концов получали огромную власть и устраняли те, кто поддержал их в решительный момент.

Да не надо далеко ходить – много ли сейчас рядом с Ющенко тех, кто числился среди его друзей, и кто сделал его президентом? Нет, не помнят… А вы говорите – финансовый кризис!

 

Василий Стоякин, директор Центра политического маркетинга



powered by lun.ua
Головне на Українській правді
Підпишіться на наші повідомлення!