Рай для чортів. Або Про наміри, що вистилають дорогу в пекло

4 перегляди
Дмитро Пастернак-Таранушенко, для УП
Вівторок, 7 липня 2009, 14:16

Переворот в мозгах из края в край,
В пространстве много трещин и смещений.
В аду решили черти строить рай,
Как общество грядущих поколений.
Владимир Высоцкий

Рейтинговые достижения Украины убивают наповал. Убивают цифры … Без слышной неподалеку стрельбы или видимых погонь. Но явно предвещая все новые ружейные дроби, все новый и новый отчаянный скрип тормозов.

"Мажоритарные акционеры" АО Украина и их примажоренные дети пишут свои правила на дорогах и полях нашей жизни. Всевозможные цифры и рейтинги лишь отражают этот неоспоримый факт, превращаясь в "оцифрованное" представление окружающей нас действительности.

Бессильные мира сего

В прошлом году по уровню коррупции в госсекторе Transparency International усадила нас на 134-е место (в этом рейтинге, чем ниже позиция, тем хуже). "Барометр глобальной коррупции – 2009" Украине показал 4,3 – это рекордный показатель для стран-участниц рейтинга.

Борьбу с коррупцией считают неэффективной или отсутствующей около 92% украинцев. Страна опустила руки. И эти опущенные руки что-то постоянно берут и дают. Потому что изменить существующий порядок их обладатели не могут.

Живучая смерть

Хочется упомянуть еще несколько цифр, наводящих на серьезные размышления. КМИС привел данные соцопроса относительно самых коррумпированных (по мнению граждан) сфер жизнедеятельности. 59,7% опрошенных свидетельствуют о взятках в школах, 46,1% – в милиции, 43,8% – в вузах, 40,1% – в органах власти.

Если считать коррупцию вирусом, просто поразительно, как он мутирует, приспосабливаясь к условиям изменяющейся среды. Будущих вирусоносителей заражают уже в школе. По мере получения профессионального образования, "адаптация" продолжается. То есть задел вирусоносительства задается на десятилетия вперед в самых различных профессиональных сообществах.

А бесперебойную работу этого болезнетворного механизма обеспечивает состоявшееся разложение правоохранительной системы и органов власти.

Иммунная система организма "Украина" блокирована – страну накрыл коррупционный ВИЧ.

Почему коррупция настолько укоренилась в Украине? В чем истоки ее повсеместности и живучести? Можно ли, наконец, что-то с этой болячкой сделать?

Общество распределения. История болезни

Многие психологи полагают в основу человеческих проблем изначально позитивное намерение. Проблемой это намерение делает неадекватность ситуации.

В основе украинской коррупции лежит вполне позитивное намерение – стремление жить по-человечески. Именно в этом "яйце" спрятана "игла" ее жизненной силы. Игла, на которую подсела Украина. А до нее – СССР. Безусловно, массовая (!) украинская коррупция родом оттуда – из позднего СССР.

Помнится, теоретики марксизма-ленинизма занимали себя дискуссиями о том, что можно и чего нельзя построить в отдельно взятой стране. Не важно, куда вела теория, на практике ничего по-настоящему стоящего построить не удалось. Ни в бывшей нашей стране, ни в ее "освобождено-порабощенных" окрестностях.

Были отдельные впечатляющие достижения, но в целом нет. Возможно, обществу не хватало для этого заряда "пассионарности", так как пассионариев в наших краях массово уничтожали (в процессе революций, войн, репрессий...).

В любом случае, советское общество оказалось крайне стесненным в средствах, неизбалованным услугами и качественными товарами. Более-менее приемлемый уровень жизни обеспечивался лишь для "номенклатуры" и только за счет неадекватного (вкладу) распределения благ.

Средний гражданин мог заработать, но мало что мог купить. И изменить такую ситуацию ему было не под силу. Потому что легальных механизмов влияния "снизу-вверх" не существовало, а нелегальные пресекались карательными органами.

Но намерение жить по-человечески оставалось. Чтобы обеспечить свою семью не только "фантиками", активному человеку ничего не оставалось, как обзаводиться контактами с товароведами, аптекарями, администраторами культурных заведений…

По сути, человек делал то, чего не смогло за него сделать государство (с подшефной ему госэкономикой) – обеспечивал себя и семью нормальными товарами и услугами.

Таким образом, и "намывался" островок благополучия в океане советского дефицита. Сегодняшние островки благополучия – лишь продолжение прежней технологии.

И хотя в СССР публично было принято уважать человека труда, фактически "котировался" человек распределяющий. Это предопределило "генетику" украинского общества.

Наследственное и благоприобретенное

Сегодняшний "бизнес" крупнейших украинских политико-экономических групп построен именно на распределении. Он рожден в процессе дерибана и "заточен" под дерибан, а не под эффективное производство. Поэтому кризис ударил по Украине, как ни по одной другой стране мира – минус 20% ВВП за 1-й квартал.

Собственники вообще не модернизировали собственные предприятия. Что естественно – в экономике распределения пожинают, не сея.

Иллюзия экономического роста и движения вперед в последние годы обеспечивалась даже не за счет позитивной конъюнктуры для металлургов, химиков и других экспортных отраслей. Она обеспечивалась за счет привлеченных нашими "частниками" в течение всего нескольких лет $100 миллиардов кредитов.

Как только деньги были раздерибанены, а новые взять оказалось неоткуда, "экономика дерибана" рухнула. Миф о безудержном экономическом росте Украины рассеялся быстрее утреннего тумана. Украинский экономический "парадокс" прекратил свое существование. Вероятно навсегда.

Но вернемся (мысленно, не волнуйтесь дорогой читатель, только мысленно) в СССР. В "верхах" общества распределения важна не эффективность, а лояльность. Потому что близость к "корыту", в общем-то, важнее его размера. А толкаться у корыта лучше группой.

Поэтому спрос существовал только на инициативу в рамках процесса распределения, но не процесса производства. Это имело катастрофические последствия для экономики и системы общественных ценностей.

Еще один важный нюанс – инициативы во благо всего общества в модель категорически не вписывались. А потому пресекались и отторгались.

По сути, активному человеку оставалось одно – строить "коммунизм" для отдельно взятой семьи. О чем мы говорили выше. Но добавим, что строить приходилось по правилам системы распределения – рыночные правила так и не прижились.

В сумме, это значило – массово обмениваться ресурсами вне официальной системы обмена ресурсами.

Дальше в работу включился фактор времени. Общество все меньше и меньше контролировало, что и на каких условиях шло "в обмен". Количество переходило в качество. Назревал перелом. За относительно "безобидными" сухой колбасой или билетами в театр последовали куда более серьезные вещи.

Этот вектор развития общества предопределил и характер "кадрового отбора". Нужны были не люди трудолюбивые или креативные, а те, кто умеют "дать" и "взять".

Так, по сути, и вызрел приход новой властной элиты, готовой обменивать в любых количествах и абсолютно все. Этот приход, увы, состоялся. С ним в школы пришли наркотики, в игорных заведениях появились подростки. Наши сограждане превратились в "живой товар", развозимый по всему миру.

Незаконное закрытие уголовных дел, проплаченные судебные решения превратились в ходовой товар, в абсолютную норму жизни.

Когда право на собственность и даже на жизнь среднего украинца начало превращаться в фикцию, сладкий грех мелкой коррупции обернулся горькой расплатой.

О модели конструктивного сговора

Выход из украинской коррупции есть. И он может быть как осмысленным, так и стихийным. Осмысленным он будет, если ведущие бизнес-группы поймут, что уже достигли положения, когда коррупция им крупно вредит. Неуважение к закону дает возможность решать в обход мелкие вопросы, но и создает риск потерять сразу все – оказаться "перераспределенным".

Это может быть сделано как в пользу других групп, так и в пользу "низов", которые пристрастились к социальным "подачкам". Потому что взятки в нашем обществе перемещаются как в направлении снизу – вверх, так и сверху – вниз. И с одинаковой настойчивостью вымогаются как "верхами", так и "низами".

Системная коррупция не позволяет сформироваться действительно эффективной власти, которая в современном развитом обществе становится столь же эффективной защитницей интересов бизнеса.

Коррупция в принципе не даст построить "рай" достаточного "объема", чтобы обеспечить его устойчивость. Но зато создает высокую вероятность коллапса в масштабах превращаемой в "ад" страны. И наши ведущие закулисные игроки, даже избежав участи Ходорковского, могут оказаться в роли Березовского. В общем, отнюдь не сладкой.

Это же может произойти и при окончательной деградации общества. Не знаю, насколько заманчива для "уважаемых на Родине" людей оказаться эмигрантами (каких толпы) в каком-нибудь "кокосовом раю". По сути – оказаться никем, оставаясь кем-то разве что для десятка человек своей прислуги. Уводя свои капиталы и имущество в оффшоры, богатые уже сегодня формируют такое будущее.

Думаю, бизнесу пора понять: у него нет другого пути, кроме как стать эффективным. То есть начать создавать, а не выстраиваться в очередь на "Майбахах" за бюджетной похлебкой для малоимущих. Потому что за эту похлебку придется заплатить очень дорого.

Бизнесу достаточно проникнуться мыслью, что он больше всех заинтересован в богатом, а не нищем украинском обществе. Без этого национальный бизнес никогда не станет жизнеспособным и не сможет конкурировать с зарубежным.

И экспортом проблему не решишь. Бедное общество породит слабое и уязвимое для манипуляций извне государство. Или же – крайне недемократическое государство, в котором бизнесмен будет постоянно пребывать в "группе риска".

Бизнес должен пресекать коррупцию, а не пользоваться ее сомнительными благами. И должен (в собственных интересах!) навязывать своим "подопечным" политикам новые правила игры, настаивая на неуклонном их соблюдении. В сущности, на такое способны даже очень горячие и обремененные существенно меньшими знаниями мафиози.

Мы "всего лишь" нуждаемся в полноценной (!) буржуазной революции. А буржуазная революция совершается на деньги буржуазии и при ее непосредственном активном участии. И это буржуазия должна хорошо понимать.

Я понимаю, что многие думающие люди в нашей стране хотели бы чего-то большего. Но пока полноценная буржуазная революция – предел возможного для нашего общества. И нам остается поддержать такую революцию, сознавая ее ограниченность.

Без "воспитанного" рынком ответственного в экономическом отношении гражданина не появится гражданин, действительно ответственный во всех отношениях. Без "воспитанных" полноценным рынком эффективных власти и бизнеса, не возникнет основы для нового качества общества. Ни для богатства, ни для ответственности, ни для работы с перспективой.

А что же касается стихии, она уже бьет в борт. Кризис заставил украинские компании крепко задуматься об эффективности. Это вынудит менять кадровые приоритеты. Когда глубокие изменения произойдут в бизнес-среде, "посыплется" и вся система.

Изменения все равно произойдут. Сейчас утрясается только вопрос времени и цены. Одной для всех.

 

Дмитрий Пастернак-Таранушенко, для УП



powered by lun.ua
По той бік легітимності
Справа Гандзюк: це тільки початок?
Хороший тренінг: як вибрати і чому варто звертати увагу на відгуки. Поради експертів
Нам тут жити
Усі публікації