В шаге от бездны

12 переглядів
Ігор Колесник, для УП
Четвер, 9 липня 2009, 14:20

Иностранцы, успевшие пожить в Киеве хотя бы неделю и хлебнуть нашего информационного коктейля, чаще всего в полном восторге от нашей действительности: "У вас интересно! Не соскучишься!"

Не соскучишься – это точно. Но меня почему-то эта захватывающая дух интересность не веселит. Мне тоже не скучно, но от этого становится еще страшнее. Иностранец, так сказать, "повеселится" и домой уедет, а мне и моим детям здесь жить.

Бесконечное кривляние политиков на телеэкране, непрекращающиеся дрязги в парламенте, перманентные разборки президента с премьером и наоборот, злорадство оппозиции на фоне стремительно нищающей страны и изнывающей от кризиса экономики – все это невольно делает все более рельефной главную проблему: страна неуправляема. И чем яростнее спорят политики и ближе выборы, тем очевиднее, что еще чуть-чуть – и до хаоса рукой подать.

Я отношу себя к тем людям, которые смотрят на вещи трезво. Правда, и закоренелым пессимистом меня не назовешь. Но наша действительность вселяет в меня все меньше оптимизма, потому что любой думающий украинец не может не понимать: если наша так называемая элита заиграется окончательно, страна может потерять свою государственность.

Если уже долгое время нет единства среди руководства страны, среди политиков, то оно вдруг не появится. Если даже кризис не может заставить их объединиться и интересы страны оказались на обочине, то получается, что и будущее этой страны им глубоко безразлично. В таком случае оно – это будущее – представляется весьма безрадостным, потому что такой исход может привести к исчезновению Украины с мировой карты.

Подобный вариант многим покажется невероятным или даже фантастическим, но современная история уже преподносила нам печальные примеры, когда политическая и экономическая нестабильность становилась причиной того, что целые государства уходили в небытие.

Вспомним хотя бы Югославию, которая при относительном благополучии на фоне остальных постсоциалистических государств умудрилась развалиться за считанные месяцы и кануть в лету. C чего все началось там?

С того, что власть перестала выполнять свои прямые функции – быть властью. А искрами того пожара стали этнические противоречия между народами бывшей соцстраны, которые в итоге вышли из-под контроля федеральных властей.

Исходным моментом югославского кризиса принято считать январь 1990 года, когда правительство направило в автономный округ Косово войска с целью положить конец противостоянию между этническими албанцами и сербскими властями.

В сентябре Косово лишили статуса автономного округа, после чего начались массовые выступления косовских албанцев за отделение от Югославии. Весной 1991 года правительство приостановило действие конституции в области Косово и запретило использование албанского языка в официальных документах.

А после того, как президент Слободан Милошевич выступил за сохранение доминирующего положения сербов на территории Югославии, события и вовсе приобрели необратимый характер. 

Сначала о своей независимости объявила Словения, затем Хорватия, Македония, и, наконец, Босния и Герцеговина. Цепная реакция, спровоцированная необдуманными действиями федеральной власти, привела к гражданской войне, которая стала особенно кровавой в Хорватии и Боснии и Герцеговине.

В итоге в дело вмешалась сначала ООН, которая ввела миротворческие силы, затем – регулярные войска НАТО. После известных бомбардировок Белграда под предлогом "принуждения к миру", которые натовцы осуществили без санкции ООН и которые привели к тысячам человеческих жертв и многочисленным разрушениям, Косово фактически отделилось от Сербии. И последним штрихом в истории бывшей Югославии стал выход Черногории из состава союзного государства.

Все эти события произошли на протяжении десяти лет.

И, хотя независимой Украине всего 17 и ее история во многом не похожа на югославскую, некоторые параллели напрашиваются сами собой.

Если не брать во внимание этническую сторону вопроса (которая, безусловно, стала детонатором кризиса), то главной, так сказать, концептуальной причиной стало нежелание и неумение центральной власти трезво анализировать события и прогнозировать будущее страны.

Власть потеряла контроль и цеплялась за прошлое, желая любой ценой оставить за собой доминирующие позиции. Цена оказалась слишком высокой: не стало целой страны.

Грозит ли нам такой сценарий? Что ждет Украину? Распад, поглощение мировыми державами или свой, третий путь? Я бы очень хотел, чтобы реализовался последний вариант и он вполне вероятен, но для этого нужно единство нации и, как следствие, единство политической элиты.

Этого сейчас нет. Специалисты утверждают, что Украина - это классический пример "разорванной страны", которая тяготеет одновременно к Западу и Востоку. Западная ее часть, греко-католическая, смотрит на Европу, а православная восточная и южная - на Россию. Зато центральная – на перепутье. Противоречие налицо.

Именно этот аспект и может стать причиной разделения страны по вполне четкому признаку, который будет носить не этнический, а историко-идеологический характер.

А теперь самое страшное.

Закройте глаза и представьте… нынешний экономический кризис достигает своего апогея как раз накануне президентских выборов, которые состояться зимой. Параллельно нарастает внутриполитическая истерия и влияние на ситуацию извне.

Как водится, Россия заявит об очередном повышении цен на газ и о громадном долге, который Украина не выплатила в очередной раз. Но теперь наш северный сосед поступит более жестко, он перекроет заслонку не на пару дней, а на месяц, а то и на два. Этого будет достаточно, чтобы в стране наступил энергетический коллапс.

Экономическая дестабилизация станет сигналом для дестабилизации политической. Власть, которая была неспособна контролировать ситуацию в прежнее время, теперь окажется вообще бессильной, а значит – просто потеряет авторитет. Коррупция, которая и прежде главенствовала в Украине, но явно не выпячивала своего хищного оскала, превратится в правило жизни.

В итоге происходит разложение власти. Силовые структуры парализованы страхом перед грядущими переменами. Грубо говоря, они не знают, кто будет новым "хозяином" страны, а потому бездействуют. А это значит, что порядком и не пахнет, и о законности говорить не приходится.

В такой ситуации любая искра может спровоцировать массовые беспорядки. Любое неосторожное заявление политиков разных мастей (вспомните Югославию!), любой выпад против оппонентов, любое необдуманное решение. Особенно если это касается внутриукраинских противоречий.

Нетрудно догадаться, что во время предвыборной кампании охотников для таких заявлений будет более чем достаточно. В разных городах вспыхивают стихийные митинги и раздаются первые требования локальной независимости. Первыми очагами такой напряженности могут стать… нет, не Северодонецк. А почему не Львов или Ивано-Франковск, например? Ну, а о Крыме можно и не напоминать.

Финансовая система бездействует, прекращаются выплаты стипендий, пенсий, зарплат бюджетникам. Народ доведен до отчаяния.

В самый ответственный момент власть, неспособная рулить Украиной, объявляет себя банкротом и обращается за помощью к ООН, которая на экстренном заседании разрабатывает план спасения страны. К тому времени в разных регионах Украины проходят съезды по типу печально известного северодонецкого, но в отличие от которого – проходят более результативно. Срабатывает цепная реакция по югославскому сценарию.

Первым заявляет о своей независимости Крым, который всегда являлся особым геополитическим образованием. В этническом отношении он напоминает слоеный пирог. Здесь смешались русские, украинцы и крымские татары. Первые подчеркнуто симпатизируют Москве, вторые – выразители откровенно националистических взглядов, третьи – ориентированы на Турцию. При таком раскладе Крыму уготована судьба образования с особым статусом, на который будет влиять Россия.

Предъявит свои амбиции Левобережье, которое в экономическом отношении является наиболее развитым регионом. Вполне возможно, что идея восточноукраинского образования (республики или федерации) в таких условиях обретет свои реальные очертания.

Ее привлекательность в том, что эта огромная территория может жить вполне самостоятельно, обеспечивая себя всем необходимым. Она имеет выход к Азовскому морю, а значит – и в международные воды.

Думаю, лишним будет говорить, что эти несколько областей (Харьковская, Луганская, Днепропетровская, Донецкая, Запорожская, Черниговская и Полтавская) связаны кровными узами с Россией, а значит ее влияние здесь будет колоссальным.

В западной части может произойти возрождение Западнойукраинской республики (ЗУНР), в которую, правда, может не согласиться войти Закарпатье, всегда считавшееся ориентированным на Венгрию. Но Львовская, Тернопольская, Луцкая, Ривненская и Ивано-Франковская области наверняка составят ее костяк.

Возможно к ним, присоединится и Черновицкая область, если не проявит свои аппетиты Румыния, которая всегда считала Буковину своей вотчиной. ЗУНР естественным образом будет ориентирована на Евросоюз, влияние которого здесь будет однозначным.

Свободолюбивая Одесса объявляет себя вольным городом и берет под свою опеку Николаев и Херсон.

Центральная Украина, куда входят Киевская, Житомирская, Винницкая, Кировоградская, Черкасская области, судя по всему, станет той самой Украиной, которую уже не будут раздирать противоречия исторические и идеологические и которая тоже заявит о себе как об образовании, способном играть самостоятельную роль. Правда, это останется не более чем заявлением, потому что регион этот в основном аграрный, и без внешней помощи ему не обойтись. Он может попасть под влияние как Евросоюза (либо США), так  и России, чьи интересы здесь весьма прозрачны.

И, наконец, Киев. Ему будет уготована судьба послевоенного Берлина. Только роль берлинской стены будет играть Днепр, а на столичных мостах будут стоять патрули ООН.

Таков сценарий возможного раскола страны. Конечно, вероятные границы будущих новых "государств" могут стать совсем иными и проходить не по тем контурам нынешних областей, которые мы видим сегодня на карте Украины. Их может быть меньше, а может и больше.

Все это зависит от степени сепаратизма в отдельно взятых регионах. Я не исключаю, что, например, тот же Харьков с его богатыми торговыми традициями и расположением на оживленном транспортном перекрестке может стать восточноукраинской Одессой. Или что Кривой Рог вдруг не вспомнит о своем прошлом и не объявит о создании Криворожской республики. Но это, безусловно, самые радикальные варианты развития событий.

Еще одним может стать кажущийся совсем уж невероятным, но почти югославский. Нет, бомбежек Киева не будет. Я имею в виду ввод сил ООН в Украину под предлогом сохранения страны как таковой и разработка своеобразного плана Маршалла по ее спасению.

Многонациональные "голубые каски" будут выполнять полицейские функции и установят жесткий порядок, потому что международное сообщество не будет заинтересовано в исчезновении Украины как государства. Протекторат ООН позволит провести выборы в относительно спокойной обстановке, но их исход полностью зависит от степени влияния основных игроков мировой политики. А значит украинскую карту разыграют между собой США, Евросоюз и Россия.

Но это не значит, что Россия будет безучастно наблюдать за происходящим. Скорее всего, ее военные будут наравне с "голубыми касками" дислоцироваться на территории Украины. И вряд ли Евросоюз и США будут против такого шага. Ссориться с Россией они не захотят по одной простой причине: военный конфликт не в их интересах.

В таком случае Украину ждет неминуемый раздел, который устроит все стороны. Он может быть либо очень простым (по Днепру – он наиболее удобен как естественная граница), либо чуть более сложным (на три-четыре образования, учитывая, например, те же Крым и Закарпатье). В первом случае обе части бывшей Украины получат выход к морю, во втором – почти все. Впрочем, это является важным, но не определяющим фактором раздела.

А теперь откройте глаза!

Согласитесь, страшный сценарий.

Но так может произойти. Политическое фиглярство популярное сейчас у нас, может довести страну до безумия, когда уже никто не сможет его остановить.

Я этого не хочу!!! Я не хочу, чтобы я и мои дети стали беженцами. Беженцами из собственной страны.

 

Игорь Колесник, Центр политического консалтинга



powered by lun.ua
Фактчекінг обіцянок Зеленського. Чим закінчуються слова президента
Землі на всіх не вистачить. Чому з безоплатною приватизацією треба закінчувати
Напад ціною у мільярди: як відповість США на удар по союзниках
"Дякую" для Порошенка й 1,2 млн для "Слуги народу"
Усі публікації