Андрей Портнов: У нас началась новая история. Если кто-то это не поймет, будет искать себе более легкую работу

137 переглядів
Сергей Лещенко, Мустафа Найем, УП
Середа, 7 квітня 2010, 11:22

Продолжение интервью "Украинской правде" нового заместителя главы администрации президента по судебной реформе Андрея Портнова.

Первую часть читайте здесь: "Андрей Портнов: Я не вступал в Партию регионов - я закончил политическую деятельность"

- Работая в БЮТ, вы стали носителем конфиденциальной информации, которая может компрометировать Тимошенко. Где гарантии, что вы не будете сдавать ее новой власти?

- Я человек, который имеет честь и имеет достоинство. И буду действовать исключительно в рамках такой линии поведения.

- Вы привыкли выполнять конкретную работу, не задумываясь над тем, насколько политически это правильно. Есть какие-то моральные обстоятельства, которые помешают вам исполнить приказ своего руководства?

- Конечно, и так в моей жизни было всегда. Именно из-за этого формируется непонимание с теми или иными людьми. Потому что я могу сказать "нет".

К примеру, адвокатская компания, которую вы часто привязываете ко мне, в которой работают мои коллеги, не имела и не имеет ни одного договора на обслуживание госпредприятий.

Хотя мы были властью, и уж если бы я захотел, наши юристы получили бы юридические контракты и с "Энергоатомом", и с НАК "Нефтегаз Украины", и с "Хлебом Украины", с любой государственной компанией. Для этого достаточно было бы звонка. Это один из критериев нашей деятельности.

- Вы являетесь олицетворением того, что юридическим путем можно добиться чего угодно - отменить или применить любую абсурдную норму. И это всегда будет выглядеть грамотно. Не станет ли Портнов пособником власти в репрессиях против оппозиции, в давлении на СМИ?

- Я отвечаю в администрации президента за судебную реформу. Эта работа не связана с политическими репрессиями, не связана с представительством в судах, с назначением кадров.

- Но если вас завтра попросят помочь: "Можете на пару дней отвлечься, нам тут надо пару оппозиционеров поставить на место?".

- Я не планирую заниматься незаконной деятельностью, тем более, участвовать в репрессиях.

- Но это не будет "незаконно"!

- Если это будет законная деятельность, конечно же, я буду ею заниматься.

- Если вы будете видеть незаконные действия нынешней власти, сможете ли вы сказать: "Я и с этой властью не хочу работать"?

- Это слишком абстрактный термин - незаконная деятельность. Если я посчитаю необходимым для себя уйти, и к этому будут предпосылки, наступающие на мои мировоззренческие и жизненные позиции, то я, конечно, не буду задерживаться. За 15 минут собрал портфель и уволился с должности.

- Как вы думаете, почему Юлия Тимошенко проиграла президентские выборы?

- Во-первых, значительную роль сыграл экономический кризис. Во-вторых, неслаженные действия политической команды. И, в-третьих, накопилась некая усталость общества от постоянной конфликтности.

Команда, в которой я пребывал, все-таки была более конфликтной, агрессивной и радикальной. Оппозиционную борьбу нужно строить на критике своих оппонентов, но не переходя на оскорбления. Мне кажется, в этом была ошибка. Но признаюсь, что я недостаточно компетентен в политической и агитационно-информационной сфере.

 Портнов среди БЮТОвцев. Фото с сайта Верховной Рады

- Вы участвовали в переговорах по созданию широкой коалиция между БЮТ и Партией регионов в 2008-2009 годах?

- В больших переговорах участвовало только высшее политическое руководство. Я участвовал в рабочих встречах, которые касались совместной подготовки законопроектов от Партии регионов и БЮТ. Позже они за авторством Лавриновича и Портнова были представлены парламенту и становились законами Украины.

- Как вы считаете, такая "широкая коалиция" была бы благом или нет?

- Я являлся сторонником коалиции с Партией регионов и заявлял об этом публично. Напомню, что и сама Юлия Владимировна выступала сторонником коалиции с Партией регионов. Это было всего год назад!

Абсолютное большинство своих законопроектов я регистрировал совместно с членами Партии регионов, что позволяло проводить их через парламент. Пренебрегать этим правилом значит обречь себя на работу в мусорную корзину. Более того, помимо своих профессиональных задач, я часто сотрудничал с Партией регионов по прямому поручению лидеров БЮТ.

- Кто разрабатывал новую редакцию Конституции?

- Я ее не разрабатывал, и с этим документом был ознакомлен так же, как и все.

- Что вам известно о роли Медведчука в этих переговорах о широкой коалиции?

- Виктор Владимирович Медведчук является моим товарищем. Я с уважением отношусь к этому человеку. Об этом я говорю публично несколько лет подряд, поэтому рассказывать что-то о нем не считаю целесообразным. Вы можете обратиться лично к нему.

- Как показывает опыт последних четырех лет, обратиться к нему невозможно...

- Я могу с вами поделиться его контактами, и вы обратитесь.

- Вы не боитесь, что вас теперь могут презентовать как "руку Виктора Медведчука" в новой власти?

- Для меня вообще не имеет значения, как меня будут презентовать. Вот, например, народный депутат Пилипенко сам родом из Львова, а его ассоциируют как "руку Москвы". Потому что в какой-то день его карточка в его отсутствие проголосовала за 80-летие комсомола. И львовские газеты написали, что он - "рука Москвы".

Точно так же как карточка Андрея Портнова проголосовала за празднования 100-летие Бандеры. Хотя я бы никогда не проголосовал за это, если бы не лежал в этот день в больнице и находился в парламенте. Есть ситуации, когда тебя называют чьей-то "рукой" или "ногой", а для тебя это просто не имеет значения.

КОРРУПЦИЮ НЕЛЬЗЯ ПОБОРОТЬ ВЫСОКИМИ ЗАРПЛАТАМИ СУДЬЯМ

- Давайте поговорим о ваших новых обязанностях в администрации президента. По-вашему, что является коренным злом в судебной системе страны, которое надо искоренять?

- Первое - это длительность судебных процедур и невозможность гражданина, предпринимателя дойти до правосудия и быстро получить судебное решение. Это самое главное.

Второе - это, конечно, уровень коррупции. И было бы примитивно считать, что коррупцию можно побороть через высокую зарплату судье. Необходимо вносить изменения в процессуальные законы, совмещая их с активизацией правоохранительных органов.

Мои предложения состоят в том, чтобы для большого количества судебных дел установить двух-трехнедельный срок для вынесения решения. Более того, мелкие дела с пожарниками, санстанцией и тому подобными заканчивать в первой судебной инстанции, без апелляции. Действующая Конституция позволяет этого добиться, если такой порядок будет установлен законом.

- А если суд принял неправильное решение, как тогда гражданин сможет защитить свои права?

- Эта судебная доктрина действует в очень многих странах. Сначала гражданин обращается в тот административный орган, который должен выдать ему лицензию или разрешить осуществлять какие-то действия. Если орган нарушил закон, то суд в двухнедельный срок должен рассмотреть и принять решение.

Кроме того, будем предлагать более жесткую дисциплинарную систему: усиление дисциплинарных органов, Высшей квалификационной комиссии и Высшего совета юстиции.

 Портнов и член Высшего совета юстиции, глава Центризбиркома Владимир Шаповал. Фото с персонального сайта Портнова

Я уверен, что мы так выстроим свою работу, что судьи не посмеют незаконно вмешиваться в деятельность главы государства и государственного аппарата. Вряд ли мукачевскому судье удастся своим определением запретить публиковать закон Украины, как это было при президенте Ющенко...

- Может, тогда и в Донецком суде не будет выноситься решение об отмене указа президента о награждении Бандеры?

- Я не владею материалами данного дела. Убежден, что судебная реформа не позволит судье поставить свои личные интересы выше интересов лиц, которые обратились в суд.

- Вы принципиально не хотите комментировать вопрос о Бандере? Ведь это как раз пример того, как неуполномоченный суд отменил указ президента!

- Я просто занимаюсь судебной реформой. При чем тут Бандера? Кроме того, я не изучал это дело. Вы как любой гражданин можете подать жалобу в Высший совет юстиции. И я буду ходатайствовать, чтобы Сергей Лещенко и Мустафа Найем присутствовали на заседании Высшего совета юстиции, когда будет рассматриваться эта жалоба.

- Вы сторонник избрания судей жителями соответствующих территорий?

- Нет. Действительно, в некоторых развитых странах судьи избираются народом. Там в связи с этим общество предъявляет претензии законодателю: за полгода-год до окончания своих полномочий судьи выходят на митинги, баллотируются, обещают разные яства, начинают в своих решениях основываться не на законе, а на необходимости социальной поддержки.

Кроме того, в этих странах у людей есть вопросы: а за чей счет ведется агитационная кампания? Есть подозрение, что некоторые политические партии финансируют судей перед их избранием, и потом они обязаны это отрабатывать.

В Украине пока есть конституционные нормы: в первый раз судья назначается президентом, а через пять лет он парламентом бессрочно избирается судьей.

- Но это противоречит идее независимости судебной власти от исполнительной!

- Абсолютно точно. Во всем цивилизованном мире принято считать, что на судебную власть должна влиять только сама судебная власть. А законодательная - только через принятие законов, регулирующих судоустройство и процессуальные законы.

С другой стороны, в Украине как раз нет проблемы с тем, кто назначает судьями первый раз. Основная борьба идет за административные должности в судебной системе. Кто будет на них назначать: президент ли, парламент, Высший совет юстиции, советы судей или собрание судей соответствующего суда?

Это - борьба за влияние. Потому что от председателей судов зависит, как расписывается дело, к какому судье оно попадет? В итоге у председателя суда появляется возможность торга с судьями. Он может показывать исковое заявление и спрашивать: "Здравствуйте, а кто вот этот иск может удовлетворить или отказать в рассмотрении?".

Поэтому мы будем предлагать уменьшение полномочий председателей судов, и как следствие, уменьшение мотивации борьбы за эту должность.

ДВА-ТРИ ОДИОЗНЫХ СУДЬИ ДОЛЖНЫ ПОМЕНЯТЬ СВОЕ УДОБНОЕ МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА

- Что будет с распределением дел между судьями?

- Будем предлагать имплементацию автоматической системы распределения дел. Пока такая норма действует только для админсудов и не исполняется. Ведь как сегодня действует закон о распределении дел в админсудах? Путем подбрасывания в компьютер вымышленных исков под фамилии судей, которые прогнозируются за 2-3 дня!

Поэтому мы предложим активизировать правоохранительные органы в этом вопросе. Чтобы у отдельных глав судов было лучшее понимание законов.

- Вы уверены, что единственный способ борьбы с коррупцией в судебной системе - карательная система?

- Я уверен, что в том числе. Почему раньше было тяжело уволить судью? Потому что было масса центров влияния во власти. С одной стороны - премьер-министр с крупной парламентской фракцией и со своими политическими интересами. С другой - президент. С третьей - сильная оппозиция, контролирующая целый ряд органов в системе юстиции и крупнейшую парламентскую фракцию. С четвертой - правоохранительные органы со своими центрами влияния.

И если одна государственная рука кого-то ловила за хвост, то пойманный знал, что надо бежать в противоположную политическую силу. И там, даже если ты полный подонок, можешь получить политическую поддержку. Только потому, что ты - дополнительный ресурс для борьбы с политическими оппонентами.

Именно так от наказаний уходили судьи, которые выносили самые разнообразные решения.

Я думаю, что в сложившемся формате власти мы должны так выстроить свою работу, чтобы два-три наиболее одиозных персонажа судебной системы в ближайшее время поменяли свое удобное место жительства на менее комфортабельные условия. И это станет дополнительным фактором для уменьшения коррупционных явлений.

- Но ведь и у вас есть друзья в судебной системе, которым вы многим обязаны! Потому как они в свое время реализовывали волю руководства БЮТ. Например, судья Келеберда, который принимал решение об отмене досрочных парламентских выборов 2008 года!

- Я считаю, что такое положение дел больше невозможно. Конфликты политиков, которые делали судий заложниками политической борьбы, остались в прошлом. Уверен, что этого больше не будет. Кому это будет непонятно, тот будет искать себе более легкую работу. В стране началась новая история.

Портнов и главные пиарщики Тимошенко: Виталий Чепинога (по центру) и Александр Абдуллин (слева)

- Какой должна быть роль Верховного суда в вашей судебной реформе?

- Решение будет приниматься только после серьезного научного и экспертного изучения. Ряд экспертов считают, что судебные разбирательства должны происходить быстро, Верховный суд должен стать меньшим по численности и рассматривать только жалобы по исключительным обстоятельствам. Когда, например, решениями международных судов устанавливаются факты, влияющие на права граждан Украины. Но мнения по этому поводу расходятся.

- Мы правильно понимаем, что сейчас Василий Онопенко практически лишился всех своих полномочий?

- Это вытекает из последнего решения Конституционного суда, который установил, что повторная кассация Верховного суда противоречит Конституции, и кассация возможна только одна - это высший специализированный суд.

В связи с этим, в научных кругах обсуждается необходимость создать в стране Высший уголовный суд и Высший гражданский суд, чтобы привести законодательство в соответствие с Конституцией. Высший хозяйственный и Высший административный суды уже есть.

- Но ведь многие судьи Верховного суда избраны бессрочно...

- Уверен, если такая идея будет реализована, то переходными положениями закона будет предложено судий Верховного суда сделать автоматически судьями высших специализированных судов.

- Будет ли подниматься вопрос о законности назначения Василия Онопенко главой Верховного суда?

- Я буду заниматься судебной реформой. И с этой минуты я не планирую обсуждать или реализовывать каких-либо политических сценариев либо кадровых предпочтений.

МОИ ЛИЧНЫЕ СУДЫ С ЮЩЕНКО ПРОДОЛЖАТСЯ

- Можете внести ясность о своей работе в 2004-м году: помогали ли вы Виктору Януковичу отстаивать его интересы в Верховном суде?

- В 2004 году я работал на государственной службе, был членом Комиссии по ценным бумагам. То есть я не занимался избирательной кампанией или представительством в судах. Но, без сомнения, я поддерживал личные отношения со многими членами Партии регионов.

Это сотрудничество основывалось на системном критическом отношении к деятельности Ющенко Виктора Андреевича. Я ни разу эту позицию не поменял. И с Юлией Тимошенко стал сотрудничать с сентября 2005 года, после того, как она перестала быть премьер-министром и перешла в оппозицию к президенту Ющенко. Вот такая история.

- Кто вас познакомил с Юлией Тимошенко?

- В 2005 году с Тимошенко меня познакомил Турчинов. Тогда наша юридическая команда защищала Александра Валентиновича в уголовных процессах, которые против него возбудила прокуратура по поручению президента Ющенко.

- Почему тогда вы пошли не в Партию регионов, а в БЮТ?

- В Партию регионов никто не приглашал.

- Будете ли вы продолжать судиться с Виктором Ющенко и представлять интересы вкладчиков банка "Украина"?

- Относительно вкладчиков "Украины" - нет, потому что я перешел на государственную службу. Но есть те, кто продолжит эту деятельность. Что касается моих личных судов с экс-президентом Ющенко за клевету, они продолжаются. Каждый должен отвечать за свои слова.

- Вы выступаете за восстановление уголовной ответственности за клевету?

- Нет. У человека, которого оклеветали, есть возможности судебной защиты. А если установить за это уголовную ответственность, то неизвестно, где будет грань. И это однозначно повлияет на свободу слова.

- Это правда, что вас взяли заниматься судебной реформой, потому что вы знаете, как обманывать эту систему. Грубо говоря, это как если бы хакера наняли для борьбы с компьютерными взломами. И теперь вы будете разрабатывать систему защиты...

- Когда человек работает юристом, он пользуется недостатками законов, чтобы защитить позицию, которую он представляет. Это его основная функция. Цель человека, который на государственной службе занимается судебной реформой - бороться с теми, кто эту основную функцию применяет. Теперь это моя новая задача.

- То есть, сейчас вы будете бороться против себе подобных, но пятилетней давности?

- Да. Но разница между этими двумя случаями хорошо описана в Конституции. Госслужащий может делать только то, что прямо предусмотрено Конституцией и законами. А обычный гражданин может делать все, что законом не запрещено.



powered by lun.ua
В підвішеному стані: що відбувається з ринком нерухомості Києва
Бунтівна Барселона: як вирок проти сепаратистів занурив Каталонію у безлади та протести
Театральний продюсер Олена Матвієнко: В Україні балет ризикує опуститися до рівня сільського клубу
Російський політолог Морозов: Порошенко був цвяхом у черевику в Путіна
Усі публікації