Український web 2.0.15: загроза влади або надія опозиції?

000
Андрій Демартіно, для УП
Понеділок, 11 березня 2013, 09:22

В декорациях украинской политической пьесы который год висит чудо-оружие, выстрела из которого ожидают не первый сезон. Имя ему Интернет. Но время идет, а выстрела все нет...

То ли Антон Павлович погорячился, то ли ружье не заряжено... А не за горами премьера – "президентские выборы-2015".

В связи с этим возникает вопрос: чего следует ожидать от украинского Интернета? Смогут ли технологии web 2.0 стать серьезным фактором влияния на предстоящих выборах, и кто будет дирижировать процессом?

Плагины vs шариков

Поиски ответов ведут к тем, кому положено быть творцами онлайновой реальности и в полной мере использовать возможности нового инструмента – украинским партиям и политикам.

Однако открывающаяся картина представляет собой странное зрелище. Взрывная активность столь же моментально сменяется статусом полного "игнора" интереса к УАнету.

Громко заявленные и тихо похороненные масштабные интернет-проекты – печальная иллюстрация политического непостоянства: "Ідеальна країна" (2006), социальная сеть "На Фронті змін" (2009), "Країна третього тисячоліття" (2010). Поигрались и забыли.

"Отважная десятка" украинских политиков, рискнувших поработать в Сети, в целом не делает погоды.

Причин политической интернет-фригидности множество, но главная – не боязнь "нажать не ту кнопку", а глубокая вера в силу "предметности".

Для подавляющего большинства отечественных политических деятелей ценность имеет только то, что можно подержать и потрогать.

Например, большой плакат на глянцевой бумаге с цветной фотографией по определению имеет высшую значимость, нежели RSS-агрегатор или, извините за выражение, виджет.

В результате в бюджетной борьбе между шариками и плагинами победа "реала" над "онлайном" гарантирована.

"Рассказать и пощекотать"

Единственное, в чем с точки зрения штабов действительно полезен Интернет – это его специфические информационные возможности. Что и стало тяжелой кармой отечественной Сети.

Украинский политический вэб научился кое-как выполнять функцию информирования, отточил мастерство поливания грязью, временами удачно смеша, и… безнадежно застрял на уровне – "рассказать и пощекотать".

Как следствие – ни провластные, ни оппозиционные партии и политики не приобрели опыта реального интерактивного взаимодействия с обществом, оставив невостребованным главный потенциал Интернета – установить связи "каждого с каждым".

Традиции забивание гвоздей микроскопом весьма живучи.

Поэтому в избирательной кампании 2015 года имеем все шансы увидеть выступления "старой собаки со старыми трюками".

В ход пойдет масштабный троллинг, будут запущены терабайты фейковых/"добрых"/"злых" новостей, созданы миллионы метров демотиваторов, тысячи агит/контр/порно роликов, взломаны сотни почтовых ящиков.

Избирательные штабы будут хвалить, ругать, пугать, щекотать и смешить.

Словом, делать все, чтобы работать вхолостую – убеждать убежденных, разочаровать разочаровавшихся и оттолкнуть сомневающихся.

Но информационно-развлекательные технологии не работают в среде интернет-аудитории, имеющей устойчивый иммунитет к подобного рода манипуляциям.

А вот приемы и методы взаимодействия с избирателями в социальных сетях, которые способны убедить, направить и мобилизовать десятки и сотни тысяч, будут "нервно курить в сторонке", наблюдая за информационным кутежом.

Интернет-ополчение

Однако социальная природа общества не терпит пустоты. Незанятая и упущенная партиями и политиками ниша политической интернет-коммуникации заполняется спонтанно возникшим, саморазвивающимся и самоорганизующимся гражданским сетевым сообществом.

События вокруг сайта Ex.ua в феврале 2012 года – характерная иллюстрация данного процесса.

Попытки закрытия бесплатного ресурса хранения информации привели к моментальной консолидации тысяч пользователей, выступивших в его поддержку.

Объединяясь в защиту своих прав, украинцы все более интенсивно используют ресурс Сети.

Практически каждый крупный город страны приобретает и развивает опыт гражданского взаимодействия с использованием возможностей Facebook, ВКонтакте или внутригородских сетей, наподобие акции по защите киевского Андреевского спуска в 2012.

Украина – не Египет

Моделируя возможные сценарии будущего, как минимум недальновидно игнорировать тренды, обозначенные яркой протестной линейкой 2011 года: погромы в Великобритании, протесты в Белоруссии, "арабская весна", российские выступления "белой ленты".

Во всех этих событиях присутствие социальных сетей обязательно, а роль, которую они отыгрывают, если и не первая, то явно и не последняя.

Украина по масштабам проникновения интернета, компьютеризации и уровню популярности социальных сетей со старта входит в зону повышенного "интернет-риска".

К примеру, в предреволюционном Египте 2010 года интернетом было охвачено 18%, это 14,5 миллионов населения.

В Украине на начало 2013 года интернетизировано 50%, что составляет 19,7 миллионов граждан.

Египетская аудитория Facebook в 2010 году насчитывала 4,2 миллиона, это порядка 5,3% населения. На сегодня украинскими пользователями в социальных сетях зарегистрировано 10 миллионов аккаунтов, и эти показатели будут постоянно расти.

При этом стоит учесть, что к 2015 году число украинских интернет-пользователей может выйти на уровень европейских показателей – 70-75%.

Камо грядеши?

В сухом остатке имеем, с одной стороны – динамично развивающееся гражданское сетевое сообщество, которое аккумулирует энергию социальной активности и монополизирует рычаги влияния.

С другой – неэффективные технологии и "ритуальную" интернет-деятельность партий и политиков.

При сохранении status quo, к 2015 году социальные сети и их неформальные лидеры будут определять политический порядок дня жизни Сети, в которой в скором времени может оказаться каждый второй житель страны.

Невысокий процент политически активных пользователей, около 10%, по сравнению с любителями фильмов и развлечений, не должен вводить в заблуждение.

За столетия революционных практик ничего нового не придумано. Один большевистский агитатор делал небоеспособной целую дивизию, и это без мобильного телефона.

Высокоактивная часть граждан, сконцентрированная в Сети, вполне может выступить агентом социальных изменений.

Аккумулируя протестные настроения, интернет-среда, тем не менее, не является активом по умолчанию для оппозиции, которая, как и власть, не имеет навыков и соответствующих технологий работы с ней.

При этом гражданское сетевое сообщество в полной готовности к самостоятельным действиям и не требует чьего-либо сигнала или разрешения.

Издержки данного процесса в спонтанности действий и непредсказуемости результатов. Именно из этой среды могут прийти главные сюрпризы и неприятности для украинских политических реалий.

Web 2.0 может и не стать серьезным фактором влияния в избирательной кампании 2015 года, но точно станет большим фактором неопределенности.

Ружье, мирно висящее на стене, может неожиданно оказаться в руках актера, не прописанного в сценарии.

Андрей Демартино, для УП



powered by lun.ua
Традиції Вербної неділі. Навіщо потрібне гілля, як його прикрасити та що робити зі старим
Націоналізацію Приватбанку визнали незаконною. Що це означає?
Азов у ​​фокусі уваги: ​​як підтримка ЄС допоможе регіону вирішити свої проблеми
Команда Зеленського. Хто ці люди
Усі публікації