Чи можна реанімувати опозицію

Середа, 28 квітня 2010, 11:50

Подобно тому, как в точных науках создание модели неизвестного является способом его познания, так и в гуманитарной сфере понимание зачастую выстраивается из удачно найденных метафор и аналогий.

Рассмотрим российско-украинские взаимоотношения в свете последних договоренностей по газу и флоту. Представим себе, что с нами, с нашим государством разыгрывают шахматную партию. Сторона соперника, во-первых, ясно понимает, что ведет шахматную игру, а не, допустим, бальные танцы.

Во-вторых, соперник имеет конкретную цель - поставить нам шах и мат.

С нашей же стороны отсутствует понимание того, чем мы занимаемся.

Шахматную доску мы видим, и динамику игры ощущаем. Но постоянно пытаемся увидеть за этой игрой некий скрытый романтический смысл.

Причем один политический лагерь считает, что игра - это прелюдия к приглашению по венец, другой - прелюдия к приглашению за амбар.

Отсюда каждый ход с нашей стороны - это не очередной шаг к намеченной цели, а скорее изящный пируэт перед фотокамерами.

Кроме того, из-за постоянной смены играющего состава, замысел диспозиции все время меняется. Мы смахиваем с доски одну или несколько собственных фигур, если они делают нашу диспозицию слишком вызывающей. Или слишком неприступной, в зависимости кто сегодня за игровым столом.

Можно легко себе представить не только результат такой игры, но и результат каждого ее отдельного хода. Любое перемещение фигур будет приводить к укреплению позиции нашего соперника и к ухудшению нашей собственной.

Причем, с ростом безысходности нашего положения, разногласие между отечественными политическими лагерями и мазохистский зуд в обществе будут возрастать: так все же - под венец или за амбар?!

Итогом игры станет то, что последний наш ход, за которым наступит шах и мат, получит 100% поддержку уже согласного на все населения.

А неожиданностью - то, что после окончания игры, проигравших ждет и не венец, и не амбар. А банальная помойка.

Описанная аналогия приведена для того, чтобы пояснить, что в реанимации нынешней оппозиции никакого смысла нет, как и нет смысла держать в шахматной сборной фигуристов или барабанщиков.

Также никакого смысла нет и во власти так называемых прагматиков. Ибо прагматик, который говорит нам банальные вещи, типа того, что Россия сильна, а газ дорогой, видит лишь половину действительности.

Как учит марксизм-ленинизм, действительность актуальна не сама по себе, а как возможность использования ее в практических целях.

А банальные вещи никаких практических целей сами в себе не содержат. Действительно, если Россия встает с колен, это еще не значит, что мы должны на них становиться.

Поэтому мои соображения о реанимации оппозиции - это не сочувствие ей, а психологический эксперимент на тему "а что бы сделал на их месте я".

Бывшая власть не осознает, что она и мы, народ, живем в разных мирах. Мы не ходим по высоким коридорам и не в курсе последних "терок".

Мы не являемся стражами ни национальной идентичности, ни трипольской культуры.

Но нам важна перспектива и безопасность. А объединить в нашем сознании то, что важно нам, с тем, что важно стране, могут политики.

Все наше представление о стране, ее безопасности, ее будущем складывается у нас тогда, когда мы наблюдаем за политиками: что они говорят, а главное - что делают.

И если со словами у новой оппозиции еще куда ни шло, то по части поступков, ситуация намного хуже. И пример этому - реакция на газово-флотские договора.

Вот оппозиция говорит о "покушении на государственный суверенитет" и в тот же день, встречаясь с европейскими эмиссарами, жалуется на наступление на свободу слова.

Это что, проблемы одного масштаба? Нам отрезают голову, но после обеда мы этим вопросом не занимаемся? Или же оппозиция стоит перед забаррикадированным зданием ВР и говорит "не допустим ратификации".

А как? Ведь сделать то, что заблаговременно сделала власть, уже не получится.

В одном из репортажей из стен украинского парламента представителя бывшей власти спросили о перспективах блокирования сессионного зала оппозицией.

На что представитель испуганно ответил: ну не драться же нам с ними! Как это ни прискорбно, но причина сегодняшнего дефолта оппозиции как раз в этом. Оппозиция стала цивилизованной.

Она хочет сохранить перчатки белыми, а шарфики - целыми.

Но ничто не заставит людей выходить на борьбу, если эта внутренняя борьба политических лидеров.

Если людей вызывают на борьбу, вызванную непонятными причинами ради сомнительных целей, ничего не выйдет. Времена другие.

Имитация борьбы видна. Медиа-спам, манифестации, где количество флагов равно или больше количества участников - все это уже не способно вызвать поддержку.

Настоящая борьба имеет две отличительные черты: это либо действия в состоянии аффекта, либо поступки, последствия которых осознаются теми, кто их совершают.

Социальная ценность таких поступков, если они имеют отношение к политике, заключается в том, что их цели и мотивы предельно прозрачны.

Другими словами, настоящая борьба честна и поэтому приносит сочувствие и поддержку. Покажите окружающим, что вы готовы на жертву, на работу без премиальных и чаевых, и если найдутся те, кто разделяет ваши цели, они станут в один ряд с вами.

Позволю себе привести отрывок из статьи Рухадзе "Видение военной стратегии Грузии":

"Мы должны помнить, что Запад и вообще иностранные государства помогают тем народам и государствам, которые своей борьбой ... защищают свою свободу и существование, тем народам, которые показывают всему миру, что им под силу бороться и приносить себя в жертву ради свободы.

Нашу свободу и честь должны защитить мы сами..., а не иностранные государства и организации. И только после этого мы получим реальную помощь извне".

Я думаю, что так поступают не только западные государства, но и любой человек. Поддерживают тех, кто внутри себя допустил возможность борьбы безо всякой поддержки. Дерзайте.

Роман Швыденко, для УП



powered by lun.ua

За крок до банкрутства

Вирощування технічної коноплі варто дерегулювати

Президент Зеленський в опозиції до самого себе?

Підводні камені накопичувальної пенсійної системи

Україна виходить із Мінського формату

Як музичні фестивалі й тури шкодять довкіллю та що з цим можна зробити