Правда про загадкові рішення ВС у справі Тимошенко

Середа, 02 листопада 2011, 14:36

Недавнее сообщение ГПУ об отмене своего решения 2005 года о прекращении уголовного дела против Тимошенко в связи с ее деятельностью в ЕЭСУ, вызвало ряд опровержений ее соратников.

Так, Сергей Власенко безапелляционно заявил: "Верховний суд визнав усі переслідування цих осіб незаконними і закрив усі порушені проти них справи за відсутністю складу злочину… Таким чином, 11 листопада в цій історії мала б стояти юридична крапка. Тому продовжувати переслідування Тимошенко щодо справ ЄЕСУ немає ніяких юридичних підстав".

Как следует понимать, ВСУ в ноябре 2005 года, не усмотрев состава преступления в ее действиях, реабилитировал Тимошенко: "оправдал", "снял с нее обвинения", "прекратил-закрыл ее дела", "сказал последнее слово, что нет состава преступления ни в чем", "отменил постановления о возбуждении против нее уголовных дел", "подтвердил решения прокуратуры о прекращении дел", "подтвердил решения нижестоящих судов о прекращении ее уголовных дел"?

Действительно, существуют два решения ВСУ от 11 ноября 2005 года.

Одно из них – о пересмотре в порядке исключительного производства определения коллегии судей Судебной палаты по уголовным делам ВСУ от 17 июля 2003 года в отношении Тимошенко Юлии и Тимошенко Александра.

Другое – о пересмотре в порядке исключительного производства определения коллегии судей Судебной палаты по уголовным делам ВСУ от 7 октября 2003 года и определения коллегии судей судебной палаты по уголовным делам Апелляционного суда Житомирской области от 22 марта 2004 года в отношении Юлии и Александра Тимошенко, Геннадия Тимошенко, Евгении Шаго, Лидии Сокольченко, Антонины Болюры.

Что же рассматривалось Верховным судом

А рассматривались ходатайства ее адвоката Виктора Швеца об отмене уже упомянутых судебных решений, которыми в худшие для ЮВ времена были подтверждены обоснованность и законность возбуждения дел против нее и других работников ЕЭСУ.

Адвокат Швец ссылался в своих ходатайствах на "существенные", по его мнению, нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, которые якобы повлияли на правильность вынесения судебных решений и на конституционные права его подзащитных.

В частности, на нарушения судами установленных сроков рассмотрения предыдущих жалоб и представлений, объединение судом для рассмотрения кассационных представлений и жалоб, и тому подобное. Эти ходатайства были внесены на рассмотрение ВСУ по представлениям, подписанным его пятью судьями, как того и требует процедура.

О кулуарных методах решения Юлией Тимошенко своих судебных проблем не постеснялся публично рассказать в 2008 году тогдашний президент Виктор Ющенко:"Проходить час, Юлія Володимирівна стає прем'єром, і десятки разів від неї лунає запитання: "Скажіть Василю Тимофійовичу (Маляренку – голові ВС), хай закриє кримінальну справу… Приходить Василь Тимофійович і каже: "Охороніть мене від прем'єр-міністра. Ну на кожній зустрічі вимагає – закрий кримінальну справу, закрий кримінальну справу..."

Однако в этом случае ВСУ поступил не менее мудро, чем царь Соломон при разрешении трудных ситуаций.

Подчеркнем одно: Верховный суд 11 ноября 2005 года не принимал решений о прекращении своей властью уголовных дел в отношении ЮлииТимошенко, а также о подтверждении законности постановлений генпрокуратуры, других органов и должностных лиц о прекращении уголовных дел против нее.

В своих решениях от 11 ноября 2005 года в части уголовных дел в отношении Тимошенко ВСУ указал, что компетентные органы, в частности ГПУ, и их должностные лица уже вынесли решения о прекращении всех уголовных дел, возбужденных против Тимошенко. И необходимости выносить решения ВСУ по этому же вопросу не имеется.

При этом 11 ноября 2005 года ВСУ отказал адвокату Швецу в удовлетворении его ходатайств об отмене Определений коллегии судей ВСУ от 17 июля и 7 октября 2003 года и Определения коллегии судей Апелляционного суда Житомирской области от 22 марта 2004 года.

Высшая судебная инстанция даже формально не отменяла эти решения.

Только в части прекращения уголовного дела по незначительному эпизоду о контрабанде 26 тысяч долларов США, с которыми Тимошенко была задержана в 1995 году в аэропорту Запорожье, ВСУ изменил Определение коллегии судей ВСУ от 17 июля 2003 года. При этом указал, что дело в этой части в отношении Юлии Тимошенко прекращается не по статье 5 УК, а на основании 2-го пункта статьи 6 УПК – за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Но это слишком уж незначительный шаг навстречу Тимошенко.

Однако есть в обоих решениях ВСУ от 11 ноября 2005 года изюминка, из-за которой, как считают некоторые знатоки судебной казуистики, происходил весь сыр-бор с тяжбой в ВС за отмену предыдущих судебных решений. Хотя смысла в этом судебном рассмотрении для Тимошенко к ноябрю 2005 года вроде бы уже и не было – ведь ГПУ сама до этого прекратила все ее дела.

Казалось бы, с помощью "поднявшегося с колен благодаря оранжевой революции и лично Юлии Тимошенко" Пискуна вопрос исчерпан.

Ан нет – для чего-то этот процесс понадобился.

Знатоки особенностей нашего правосудия считают: чтобы хоть чуть-чуть, хоть как-то освятить принятые ГПУ решения о прекращении уголовных дел – судебной властью. Если не прямо, что не получалось в связи со сложностями многоступенчатой процедуры на таком пути, то хоть косвенно.

Есть хитрые уловки, которые иногда применяют прожженные адвокаты. Суть их проста – после принятия каким-то компетентным органом решения обратиться в суд по какому-то вопросу, косвенно связанному с этим решением, и получить затем в тексте судебного решения второстепенную ссылку на то, что решение этого органа есть законным.

Что выдается затем, в частности в популистских или мошеннических целях, за подтверждение судом решений этого органа.

Хотя на самом деле суд не рассматривал этот вопрос по существу и по установленной законом процедуре.

Действительно, в текст решений ВСУ от 11 ноября 2005 года скупо вкраплены те слова, которые так нужны были Тимошенко для дальнейшего формального показа грандиозной картины якобы состоявшейся судебной реабилитации.

Не по этой ли причине мы сейчас читаем в Определении ВСУ от 11 ноября 2005 года, которое издалека демонстрировала Юлия Тимошенко журналистам на пресс-конференции 19 ноября 2005 года, следующие слова:

"… Як вбачається із матеріалів справи, відповідними посадовими особами ГПУ 21, 22, 28 січня 2005 року і 5 липня 2005 року прийнято процесуальні рішення про закриття провадження по всіх зазначених кримінальних справах, порушених проти Тимошенко за відсутністю в їх діях складу злочину...

Ці постанови прийняті з дотриманням вимог чинного кримінально-процесуального законодавства компетентними посадовими особами, набрали чинності та є обов'язковими для виконання.

Цими постановами фактично визнано, що зазначені кримінальні справи щодо Тимошенко Юлії та Тимошенка Олександра були порушені безпідставно. Порушені права на даний час у законний спосіб повністю поновлено..."

И далее: "Взявши до уваги, що кримінальні справи щодо Тимошенко Юлії Володимирівни... та Тимошенка Олександра Геннадійовича... обґрунтовано і відповідно до чинного кримінально-процесуального законодавства компетентними посадовими особами закриті за відсутністю складу злочину на підставі пункту 2 6-ї статті КПК України, а їх права, порушені внаслідок безпідставного порушення кримінальних справ і притягнення до кримінальної відповідальності, у законний спосіб повністю поновлено, в решті клопотання адвоката Швеця залишити без задоволення".

Примерно то же самое сказано и в другом Определении ВСУ от 11 ноября 2005 года, но уже в отношении других уголовных дел.

Юридическая значимость дефиниций

Значат ли вышеприведенные словосочетания, что ВСУ в установленном законом порядке и в рамках своей компетенции в данном случае исследовал, рассмотрел и дал правовую оценку в части обоснованности и законности вынесенных генпрокуратурой постановлений о прекращении уголовных дел в отношении Тимошенко и других руководителей "ЕЭСУ"?

Нет, ни в коем случае не значат.

ВСУ не исследовал и не рассматривал вопросы обоснованности и законности этих постановлений. А потому и не вправе выносить – и не выносил! – свой вердикт, которым бы установил или подтвердил, что постановления ГП являются обоснованными и законными.

Предметом его рассмотрения было иное: наличие или отсутствие оснований для отмены Определений коллегии судей ВСУ от 17 июля и 7 октября 2003 года и Определения коллегии судей Апеляционного суда Житомирской области от 22 марта 2004 года – в объеме заявленных в ходатайствах адвоката Швеца оснований для отмены.

Чтобы предметом рассмотрения ВСУ стали обоснованность и законность постановлений ГПУ, следовало бы запустить совершенно другой и длительный многоступенчатый судебный процесс. Начиная с обжалования постановлений в Печерский райсуд по месту нахождения ГПУ в порядке, предусмотренном статьями 236-5, "Обжалование в суд постановления о прекращении дела", и 236-6, "Рассмотрение судьей жалобы на постановление о прекращении дела" УПК Украины.

И так далее по вертикальной лестнице апелляционных и кассационных обжалований, аж до ВСУ.

Но этот долгий путь никто не проходил. Постановлений ГПУ о прекращении уголовных дел в отношении Тимошенко и других руководителей ЕЭСУ в связи с их незаконностью никто в суд не обжаловал.

Всем юристам также ведомо, что самостоятельно, по своей воле, Верховный Суд не может в качестве первой инстанции рассматривать вопрос о законности постановления следственного органа о прекращении уголовного дела – это не его компетенция.

А посему некоторые скупые строки, рожденные верховными судьями – коллективная мысль 46-ти умных голов! – и содержащие определенный реверанс в сторону Тимошенко и других руководителей ЕЭСУ, в юридическом смысле ничего не значат и не влекут никаких правовых последствий.

Ведь теперь каждый из 46-ти верховных судей, дабы не признать превышение ВСУ своей компетенции – его и не было – по рассматриваемому делу, скажет, что когда ВСУ пишет в своем Определении, что уголовные дела Тимошенко обоснованно закрыты, то он имеет в виду лишь формальную сторону вопроса.

А именно, что в прокурорском постановлении изложено обоснование принятого решения. И ни в коем случае ВСУ не оценивает суть, правильность и законность этого обоснования.

При этом верховный судья – каждый из 46-ти – добавит, что когда ВСУ указывает, что дела в отношении Тимошенко и других прекращены прокурорами"відповідно до чинного кримінально-процесуального законодавства", то он имеет в виду всего лишь соблюдение прокуратурой формального порядка. То есть технологию прекращения уголовных дел, которая предусмотрена УПК.

А в этом кодексе, статья 214 которого так и называется "Порядок прекращения дела", написано, как следователь должен прекращать дело и что указывать в постановлении о прекращении дела.

Что было сделано генпрокуратурой с технической стороны дела правильно.

Но – не по сути принятых ими решений.

Ну а если ВСУ в своих решениях считает, что дела прекращены компетентными должностными лицами, то это действительно так. И Пискун, и его подчиненные прокуроры Безуглый и Куцый, подписавшие в январе 2005 года постановления о прекращении уголовных дел в отношении Тимошенко – действительно должностные лица, которым законом предоставлено право решать таким образом людские судьбы.

То, что в Определениях ВСУ говорится о прекращении этими лицами дел за отсутствием состава преступления – так они действительно прекращены прокурорами со ссылкой на отсутствие состава преступления и на статью УПКУ. Но это лишь констатация факта, а не подтверждение ВСУ правильности и законности прокурорских решений в этой части.

Эти выводы – а они не представляют собой какой-то сложности даже для студента начальных курсов юридического вуза – следуют из норм закона и обычного правового анализа текста самих решений.

Таким образом, никаких препятствий в виде якобы существующих решений ВСУ для возобновления следствия по делам, которые ранее были незаконно прекращены Святославом Пискуном, не существует.

Сомневающимся в этих выводах советуем расспросить об их правильности, и заодно, что же означают эти постановления, уважаемых судей, подписавших оба эти документа, – председательствующего на заседании двух палат ВСУ Пилипчука и судью-докладчика по делу Филатова.

На днях генпрокуратура после длительного странного наконец-то дала свое разъяснение решений ВСУ, также подтверждающее вышеизложенные выводы.

А профессиональному и высококвалифицированному юристу Власенко, прекрасно знающему суть этого вопроса, негоже вводить в заблуждение публику – он-то все понимает и без этих разъяснений.

Николай Обиход, заслуженный юрист Украины, специально для УП



powered by lun.ua

На шляху до страхової медицини: податкові стимули для роботодавців

Чому нам необхідна система територіальної оборони

Як у госпіталі для ветеранів лікують кримінальних авторитетів

Найкоротша історія інклюзії, та Чому вона не може обмежуватись одним днем

Яким буде новий Майдан?

У "темному лісі" господарюють "акули" або Війна за відкритий ринок деревини