Чи є сенс у блокаді Донбасу?

171 перегляд
П'ятниця, 05 червня 2015, 13:14
Енріке Менендес
волонтер, для УП

Тема экономической блокады ДНР и ЛНР породила вокруг себя огромное число домыслов и споров. С точки зрения социальной ситуации в Донецке, блокада, на сегодняшний день, является самым значимым фактором.

С начала мая ситуация с провозом коммерческих грузов лишь ухудшилась. Против блокады выступает, по крайней мере, на словах, всё международное гуманитарное сообщество и значительная часть дипломатов. Зато 48% украинцев, по данным Центра Разумкова, – "за".

В основе любого решения должен быть ответ на вопрос, считаем ли мы эту территорию и людей там – своими? Хотим ли мы вернуть их, каким способом?

За прошедший год даже ярые сторонники АТО вынуждены признать, что военного решения у проблемы нет. А если и есть, то неприемлемой для общества ценой. Более того, война априори не способна снять все противоречия, которые содержаться в этом многослойном конфликте.

Политического решения у нас тоже пока нет, равно как и ясности, каким оно должно быть. Остается только экономика.

За 24 года независимости в стране были наработаны крепчайшие экономические связи между регионами. А торговля – это универсальная склейка для общества. Она подталкивает людей взаимодействовать друг с другом ради взаимной выгоды.

Взаимной – это ключевое слово. Там где нет торговли – идёт война. "Дух торговли, который рано или поздно овладеет каждым народом, – вот что несовместимо с войной" – писал выдающийся немецкий философ Иммануил Кант.

Между тем тупик в отношениях с беспокойным регионом появился не сейчас. Уже прошел год с момента ввода "санкций" против Донбасса. Поверьте, именно так воспринимают это жители региона, включая тех, кто лоялен к Украине.

Всё началось с того, что около года назад была приостановлена выдача пенсий, зарплат бюджетникам и соцвыплат на территориях ЛНР/ДНР. После – со стороны центральных властей было сделано несколько шагов, которые не привели к решению проблемы, но значительно усложнили жизнь граждан Украины на неконтролируемых ею территориях.

Вначале переоформление пенсий не вызывало проблем, хотя пенсионеры, привыкшие жить от пенсии к пенсии, с трудом перенесли необходимость прожить без своих копеек несколько месяцев.

Уже в конце прошлого была окончательно отключена банковская система в регионе, хотя до этого в Донецке продолжал работать государственный Ощадбанк и карточные терминалы в магазинах.

Более того, крупные супермаркеты, помимо того, что закупали основную массу товаров на украинской территории, принося тем самым торговую выручку отечественному бизнесу, еще и налоги платили в госбюджет Украины. Об этом свидетельствовали реквизиты и сумма НДС на фискальных чеках.

В следующий месяц цифры НДС исчезли везде, кроме "Бруснички", принадлежащей Ринату Ахметову. Впрочем, в середине мая, из-за невозможности законно ввозить товары, эта сеть временно приостановила свою работу в зоне АТО.

В начале этого года для переоформления пенсий начали требовать регистрацию на освобожденной территории, затем подтверждать проживание. Потом появились пропуска, которые резко ограничили пассажиропоток из-за сложностей с получением документов.

А теперь полная блокада – частные лица могут проехать исключительно по пропускам, а легальная торговля парализована. Эти действия центральной власти вызывают недоумение и неприятие даже у тех дончан, которые были настроены проукраински.

Многие из них выехали с неподконтрольных территорий и теперь к потерянному дому, они теряют еще и бизнес. Ведь их активы, которые остались в Донецке/Луганске, просто невозможно перенести с той территории. Решение проблемы требует больших инвестиций, которых нет у людей без поддержки государства.

При этом, несмотря на всю демонизацию, по большей части обоснованную, руководство "республик" не препятствует работе предприятий. Грубо говоря, здесь Украина и ЛНР/ДНР являются ситуативными союзниками.

Даже самые отъявленные головорезы-боевики понимают, что если предприятие не будет работать в легальном поле, оно не сможет ничем торговать. Нет торговли – нет выручки, а значит и рабочих мест.

В частности, большинство промышленных предприятий ведёт свой сбыт за пределами региона, согласно официальным контрактам. А это возможно лишь в соответствии с украинским законодательством. Ведь даже РФ не признаёт юридический статус республик.

Это приводит к тому, что весь российский бизнес продолжает относиться к компаниям из ЛНР/ДНР как к украинским.

"То сырьё, что мы можем покупать у российских поставщиков, всё равно продается через их киевские представительства, – говорит мне менеджер одной из продовольственных компаний Донецка, – А значит, все операции должны идти по украинскому закону".

Таким образом, если лишить бизнес возможности работать легально, в соответствии с законодательством Украины, – он перестанет приносить прибыль, что приведёт к увольнению работников, а значит росту социальной напряженности.

В доказательство приведу слова губернатора Донецкой области Александра Кихтенко о том, что более 80% предприятий, которые физически находятся в ДНР, перерегистрировались на украинской территории.

То же самое касается и их банковских счетов – ввиду того, что на неподконтрольных территориях банковская система не работает, расчётные счета местных компаний были переоформлены в банках других городов. Это значит, что к безналичным средствам власти ДНР доступа не имеют.

Почему это должно быть интересно Киеву? Большую часть сырья и товаров для розничной торговли, бизнес Донецка закупал в различных регионах Украины. Тем самым, компании в этих регионах обеспечивали людей работой и зарплатой, получали прибыль, платили налоги в госбюджет.

Блокирование провоза грузов приводит к тому, что донецкий бизнес вынуждают искать новых поставщиков. Где? Правильно, в России. Тем самым этот денежный поток принесёт прибыль и создаст рабочие места в стране, которую в Киеве называют агрессором.

Не сам ли Киев создаёт условия для такого поворота событий? Бизнес рано или поздно адаптируется – не может же застыть регион, где живут более трёх миллионов людей.

Тогда почему не найти компромисс выгодный и Донецку и Киеву? Да, центр не может контролировать налоги, которые получает от бизнеса ДНР, грубо говоря, с оборота наличных. Но можно хотя бы учитывать интересы предпринимателей из других регионов Украины и ту часть налогов, которую получит бюджет от официальных контрактов.

Всё вышесказанное имеет совершенно иную логику в другом разрезе – теневой экономики. Стоит ли говорить, что отсутствие чётких правил и формальный запрет – лучшие условия для процветания коррупции?

Весь интернет наполнен историями о том, что в некоторых магазинах Донецка и на рынках есть все необходимые товары из Украины – просто они стоят дороже. И это правда.

Провоз контрабанды стал настоящей золотой жилой на линии разграничения. Так замначальника главного управления МВД в Донецкой области Илья Кива заявил, что проезд фуры через блокпост стоит от 50 до 150 тысяч гривен.

По словам знакомых донецких коммерсантов, это примерно в 80 раз больше, чем таможенный сбор в самопровозглашенной республике. Чего мы в итоге добились?

Повысилась ли лояльность к Украине на территориях республик среди обычных граждан – граждан Украины, заметьте? Умерли ли от голода вооруженные люди, захватившие власть? Мы стали ближе к возврату территорий? А вообще, какова цель?

Я специально не затрагиваю моральную сторону проблемы – не говорю о том, как страдают обычные люди. Только экономическая логика. И она говорит о том, что сейчас рушатся те самые связи, которые, возможно, остаются главным "клеем" для страны.

Блокада – это дорога в никуда. Я глубоко убеждён, что при правильном подходе, Донбасс может вновь стать локомотивом экономики Украины. А при неверном – кровоточащей раной, которая поставит крест на благосостоянии всей страны.

Так какова наша конечная цель?

P.S. Большая сложность в поиске правды заключается в том, что ситуация бурно развивалась на протяжении последнего года. Поэтому сложно анализировать происходящее в комплексе. Кроме того, любая дискуссия вызывает эмоции, затрагиваются темы, не имеющие отношения к экономике блокады. И прагматичный взгляд тонет в буре горячих споров.

Моя позиция – лишь одна из точек зрения, и не претендует на то, чтобы быть единственной правдой. Но хотелось бы, чтобы она была услышана – поскольку это иной взгляд на проблему.

Энрике Менендес, волонтер, для УП



powered by lun.ua
Капітолій. Початок реваншу Трампа
Дональд Трамп не здасться зараз, оскільки має намір балотуватися на наступних президентських виборах.
Заробити на смертях: як нас позбавили світової вакцини в 5 разів дешевше
Три долари заплатила Всесвітня організація охорони здоров'я за вакцину, закупівлю якої в ручному режимі зірвав міністр охорони здоров'я Максим Степанов.
Справжня ціна хутра норок: історія одного розслідувача
Наприкінці вересня 2020 року польський Сейм (нижня палата парламенту) провів історичну нараду з питань правового захисту тварин у Польщі.
Чи змінив Національний банк свою політику на валютному ринку
За яким принципом НБУ буде виходити на ринок з валютними інтервенціями та як впливатиме на курс. Що змінилося у новій стратегії?
Торговельний фокус з лісом: друзям — усе, а суспільству — нічого?
Чому торгівля необробленою деревиною відбувається на закритих "аукціонах" та без конкуренції.
Справа генерала Назарова — сигнал, який не можна ігнорувати
Справа Назарова як потенційний прецедент для військового судочинства України та свідчення неврегульованості ключових питань військової юстиції.
Демократія і некомпетентність
Чому Арістотель не довіряв демократії як формі правління, у чому полягають вади останньої та що це означає для сучасної України.