Николай Руденко. Последняя сабля Слова и Чести...

321 просмотр
Вахтанг Кипиани, для УП
Понедельник, 5 апреля 2004, 11:28
В понедельник, 5 апреля, будут хоронить Николая Даниловича Руденко – одного из "последних могикан" украинской литературы ХХ столетия, правозащитника и просветителя. 1 апреля остановилось сердце, которому было 83. Остались хорошие книги и добрая память... Путь, пройденный Руденко – от фронтов Второй мировой и бараков позднего брежневизма до читательского и общественного признания, от марксизма до его полного и обоснованного опровержения – еще много лет будет вызвать интерес у тех, кто понимает цену Слова.

Николай Руденко был настоящим писателем. Считал обязанностью каждый день писать страницу за страницей в книгу своей и нашей жизни. Сначала от руки, потом на печатной машинке, затем на компьютере.

Вследствие фронтовых ранений и концлагерных истязаний в последние годы почти не видел (в 1991-м потерял зрение, но со временем открылся левый глаз, который не видел 63 года!), но все равно продолжал составлять из простых слов мудрые формулы жизни.

И хотя писатель ушел, книги Руденко навсегда останутся кирпичиками в фундаменте украинского взгляда на мир. Его произведения вряд ли будут читать в метро и трамваях, но, уверен, будут изучать не только историки литературы, но и философы, экономисты, биологи.

Он родом из поколения, которое по факту и времени своего рождения было носителем тоталитарности. И одиночкой, который смог сломать себя и попытался изменить окружающий мир.

Мне посчастливилось несколько раз бывать дома у Руденко в знаменитом писательском доме на улице Богдана Хмельницкого, стены которого увешаны бронзовыми досками мастеров слова прошлых лет. Из-за этого он, смеясь, называл свой дом "братской могилой".

Имя Николая Руденко в истории правозащиты в Советском Союзе навсегда рядом с именами академика Андрея Сахарова и генерала Петра Григоренко.

Он был мостиком, который смог соединить ориентированное на Москву "общедемократическое" движение с носителями украинских национально-освободительных традиций ХХ столетия – Левком Лукъяненко, Иваном Кандыбой, Зиновием Красивским, Вячеславом Чорновилом.

Николай Данилович не был рожден для того, чтобы выступать с трибун и зажигать сердца патриотов призывами. Его призванием было писать книжки и быть моральным авторитетом, арбитром. И то, что президент несколько лет назад дал Руденко звание Героя Украины – пусть Кучме это зачтется как одно из немногих добрых дел.

Руденко-диссидент родился в 1949 году, когда он, вчерашний политрук, смог сказать категоричное "нет" бериевскому приятелю Александру Корнийчуку. Руденко имел неосторожность заступиться за сосланную в Казахстан автора романа "Людолови" Зинаиду Тулуб.

И тогда циник и душегуб Корнийчук публично бросил – "наш парторг умеет влюбляться в старых курв"... Через несколько месяцев товарищ Сталин начал свою очередную дьявольскую игру против инородцев.

На этот раз – объектом преследования стала недострелянная в 1937 и недозачищенная в Бабьем яру еврейская идишистская интеллигенция. Руденко отказался писать отрицательные партийные характеристики на Риву Балясну, Матвея Талалаевского, Григория Полянкера, Леонида Первомайского и других. Кого-то из "безродных космополитов" это спасло, кто-то все равно пошел по этапу...

Но и после этого сын шахтера остается сталинистом. Руденко признавал, что был ослеплен образом великого Сталина – протестуя против отдельных "перекручиваний", считал, что политика ЦК и лично Иосифа Виссарионовича единоправильная. Даже среди написанного им была поэма о вожде. И только ХХ съезд снял пелену с глаз. Затем, выступая на одном из писательских форумов, остро раскритиковал "культ личности", и тогда к нему подошел поэт-академик Николай Бажан и посоветовал быть осторожнее...

В начале 1960-х гг. Руденко пишет письма Хрущеву, в ЦК партии, в которых расписывает "тайну партии". Читая и анализируя "Капитал" Маркса (а в особенности четвертый том, изданный уже после смерти Сталина), он пришел к отрицанию теории добавленной стоимости.

Считая теоретическую ошибку Маркса "миной замедленного действия", он пишет произведение "Энергия прогресса" и материалы к "Экономическим монологам", в которых доказывает, что абсолютная добавленная стоимость возникает не из эксплуатации человеческого труда, а из самой природы.

В конце концов, эти теоретические поиски и последующее знакомство с Андреем Сахаровым привели Руденко к участию в советской группе "Международной амнистии". Накануне 30-летия Победы его арестовывают, но 9 мая 1975 года выпускают по амнистии (все-таки инвалид войны!). Вскоре Руденко налаживает более тесные контакты с генералом Петром Григоренко (членом Московской Хельсинской группы), известной правозащитницей Оксаной Мешко, писателем Олесем Бердником, которые и стали членами-основателями Украинской общественной группы содействия выполнению Хельсинских соглашений, через которую прошел 41 правозащитник.

Из них один покаялся, один покончил жизнь самоубийством (Николай Мельник), а четверо – Василий Стус, Юрий Литвин, Валерий Марченко, Олекса Тихий – погибли в советских концлагерях.

...Надо будет обязательно переслушать четыре или пять кассет, где записаны наши с Николаем Руденко разговоры. Как и в написанных им воспоминаниях, он не оправдывал свои ошибки и всегда старался жить "не по лжи". Таким мы его и будем помнить. Примерно неделю назад, наблюдая за хлопотами жены Раисы Афанасьевны из-за поисков больницы и лекарств, Николай Данилович сказал – это все суета, не надо, пришла и моя пора...

Биографическая справка:

Руденко Николай Данилович, родился 19 декабря 1920 г. в селе Юриевка в Луганской области, умер в Киеве 1 апреля 2004 г. Участник ІІ мировой войны, был тяжело ранен. Награжден орденами Красной звезды, Великой Отечественной войны І степени, 6 боевыми медалями.

Член Союза писателей Украины с 1947 г. Первый поэтический сборник – "Из похода". Был ответственным редактором издательства "Советский писатель" и секретарем парткома Союза писателей.

В 1949 г., во время сталинской кампании против "космополитов", заступился за еврейских писателей, которых требовали исключить из Союза писателей. Затем был вынужден перейти на творческие хлеба: автор многочисленных романов, повестей, сборников – "Ветер в лицо" (1955), "Последняя сабля" (1959), "Орлова балка" (начало 1970-х), "Экономические монологи" (1975), "Крест" (1976), "Наибольшее чудо – жизнь. Воспоминания" (1998), "Энергия прогресса. Очерки о физической экономии" (1998) и т.п. Лауреат Шевченковской премии.

Исключен из КПСС за критику марксизма и правозащитную деятельность (1974). Член Советского отделения "Международной амнистии". 18 апреля 1975 г. арестован "за проведение антисоветской агитации и пропаганды", но со временем амнистирован как участник войны.

9 ноября 1976 г. выступил членом-основателем Украинской Общественной Группы содействия выполнению Хельсинских соглашений, первый председатель УХГ. 23 июня-1 июля 1977 г. на суде в г. Дружковка Донецкой обл. был осужден к 7 годам лагерей строгого режима и 5 лет ссылки.

Отбывал наказание на строгом режиме лагерей в Мордовии и Пермской обл. 1978 г. решением Главлита все произведения Руденко были изъяты из продажи и библиотек СССР.

1987 г. вынужден выехать из СССР, затем указом Горбачева был лишен советского гражданства за "действия, порочащие высокий статус...". Работал на радиостанциях "Свобода" и "Голос Америки" в ФРГ и США. Председатель Заграничного представительства Украинской Хельсинской Группы и УГС. Вернулся в Украину в 1990 году.



Читайте также статьи автора:

"Диссидент из парткома"

"Прозрение Миколы Руденко"

"Семьдесят пятая зима Миколы Руденко"



powered by lun.ua
Митрополит Киевский Епифаний. Как в Украине появилась автокефальная Церковь
Белое золото. Как в Дрогобыче добывают соль средневековым способом
33 украинские книги 2018 года, которые стоит подарить ребенку, подростку или семье
Как создать пассивный доход
Все публикации