Черное и белое в оранжевом

Среда, 4 мая 2005, 15:43
Как известно, Пауло Коэльо настоял на том, чтобы его последний роман - "Заир" - был переведен в первую очередь на украинский язык. Роман вышел слабым, откровенно слабым - такое впечатление, что книжка написана только для того, лишь бы было что переводить. Страна, откуда Коэльо привез себе вышитую сорочку и где победила оранжевая революция, очевидно, нуждалась в поощрении.

Но вот вам сюжет: барышня на книжной раскладке, продавая "Заир", виновато разводит руками: "К сожалению, на русском - нет. Будут, но позже. И, конечно, дороже. Так что если хотите - берите (брезгливо) эту...".

Нет, ничего не понял один из трех популярнейших писателей мира об этой стране! Поэтому зря затеял роман с упоминаниями о битве за Сталинград, врагов народа, степи Казахстана, коммунистическую власть и т.п.

Говорят, что главная заповедь писателя - писать о том, что знаешь. И нарушать ее - означает портить собственное художественное реноме. Хотя, если это утешит знаменитого бразильца, мало кто из тех, кто живет в Украине, сами понимают собственное государство. Тем более - ее власть. И нынешнюю в том числе.

Революция любит своих героев глубоко в души. Правда, очень глубоко...

А теперь о власти. Хотя нет, сначала еще пара слов о книге, но уже о другой. В конце позапрошлой недели Мирослава Гонгадзе, завершая посещение Украины, провела презентацию своей книжки "Разорванный нерв". То, что вышло из-под ее пера, не является историей Мирославы и Георгия - протагонистов, разлученных "страной, где убивают людей", как говорят их дети.

Это и не хроника дела Гонгадзе, и не сборник расшифровок от майора Мельниченка. Написанное Мирославой является скорее очерком событий, которые начались в Украине в конце 2000-го года и длились до весны 2001-го. Это - "Украина без Кучмы", осмысленная из пространственного и временного расстояния, это, так сказать, "Нулевой украинский"...

Даже на обложке книжки - "картинка" событий 9 марта 2001 года, выбрана, очевидно, не случайно, а специально - чтобы еще и визуально проанонсировать ее содержание.

Итак, тогдашняя "УБК" с побоищем на Банковой и политзаключенными людям еще болит. Причем болит "на высочайшем уровне". Ведь присутствующий на презентации активист и вдохновитель "Поры" Михаил Свистович вставляет реплику о том, что собственными ушами слышал, как Виктор Ющенко отдал почет той "революции", без которой, дескать, не вызрели бы наши нынешние "помаранчи".

Вполне уместная мысль. И приятный для участников тех событий факт - президент о них помнит. Для большей пасторальности добавлю еще кое-что: президент помнил о политзаключенных также и в статусе оппозиционера, чья политическая сила готовилась добывать в борьбе победу на прошлых парламентских выборах. В феврале 2002-го, на Львовщине, Ющенко говорил: "Эти ребята сидят за Украину".

Так, они действительно сидели за Украину и отсидели столько, сколько Украина (=Кучма) им отмерила. Теперь Украине (=Ющенко) не надо даже заботиться о том, чтобы их освобождать, хлопот у настоящего гаранта вообще мало – только реабилитировать своим указом политзаключенных, отменить их судимости - чтобы слова об "этих ребятах" перестали быть пустым колебанием воздуха.

Но Ющенко этого не делает. Да, у президента - много проблем со страной, которая его избрала. Но, по моему скромному мнению, есть просто важные обязательства, очень важные обязательства и обязательства номер один.

К последним относится и выполнение того, что В.Ю. обещал Лесе Гонгадзе. Еще в начале зимы президент спросил у матери Георгия, что он может для нее сделать. Та попросила лишь одного - окончательной экспертизы "таращанского тела". И стала ждать обещанного. Знаю точно от самой же пани Леси, что ждет она и до сих пор - уже третий месяц подряд, тем временем как за исследование генетических образцов никто и не думал браться...

Неужели Ющенко не волнует то, что его слова становятся похожими на те самые оранжевые шарики, которые полетели в небо в день его инаугурации? Они - красивые, яркие, рвутся в высоту и... исчезают бесследно, только их и видели! Почему бы не придержать их для потомков, привязав к этой красоте вес реальных дел?

Почему, например, так трудно голосовала Верховная Рада по запросу к президенту в "деле 9 марта"? Автор его - нардеп Андрей Шкиль, тот самый "парень", который сидел вместе с другими "за Украину", а теперь требует такой естественной вещи - чтобы конкретные лица ответили за тогдашнее следствие, за суд, за приговор, за тюремную баланду и покрошенные ребра "украинолюбов".

Об этом, собственно, и был его запрос. Прошел он в сессионном зале лишь со второй попытки, да и то после резкого присрамления депутатских душ:

"Я удивлен, что фракции так легко не проголосовали за это. Не проголосовала фракция социалистов почти в полном составе, половина "Нашей Украины"... Я понимаю, что вам всем равнодушна судьба тех ребят, которые находились в заключении и сейчас не могут нормально адаптироваться к нынешней жизни. Но хотя бы перед своими избирателями продемонстрируйте формальное неравнодушие, нажав кнопки. Я понимаю, что с совестью проблема есть, но хотя бы с честью продемонстрируйте ее отсутствие...", - говорил тогда Шкиль.

Проблема с совестью - это одна из вечных проблем. И вечных сюжетов. Недаром, наверно, Коэльо в уже упомянутой книжке, барахтаясь в собственном море образов и контекстов, время от времени выныривает с упоминанием Жанны д'Арк.

Якобы что-то примерещилось и послышалось недавнему гостю Украины или, может, промелькнуло в голове - что-то вроде мысли про вечную королевскую "благодарность" тем, кто так или иначе приближал для венценосца время его коронации / инаугурации / сакрализации...

По тендеру на "потешное войско" обращаться к Зваричу?

Но Бог с ними - с уроками истории, с семантикой Коэльо, с кнопкодавами Верховной Рады... К переоценке прошлого можно подойти и с другой стороны: так, есть те, кто быстро забывают вчерашних партнеров, но очень мало тех, кто так же легковажничает во взаимоотношениях с недавними врагами.

О последних помнят хотя бы из чувства самосохранения. И ликвидируют их - если не физически, то по крайней мере морально - при первой возможности. Так повелось еще с античных времен: горе побежденным!

А, может, совсем и не горе? Может, в самый раз наоборот, праздник души и именины сердца? Все знают, что в то время, пока кое-кто сидел "за Украину", вылезла из-под ворот еще кучмовской Банковой такая себе "Украинская национальная ассамблея" Эдуарда Коваленко.

Вылезла, нагуляла мясца, сняла крутой офис на Шелковичной (поближе к хозяевам), надела фашистскую символику и давай "пиарить" Ющенко накануне президентских выборов! Кто не помнит выступления УНА прошлого лета на киевских улицах и площадях? Все эти откормленные физиономии "лидеров" (тех, которые вместе с тем и с Виктором Андреевичем, и с Адольфом Алоизовичем), и шествие со свастиками, и все это идиотское "мочилово" "Нашей Украины"?

Вот несколько оценок из уст тогдашних претендентов на власть: "Со стартом избирательной кампании резко активизировались силы, которые исповедуют фашизм, национальную и расовую нетерпимость" (это пишет Ющенко Кучме, требуя вмешательства Л.Д. в ситуацию и обращая его внимание на то, что "правоохранительные органы не выполняют своих обязанностей", "центральные телеканалы популяризируют деятельность радикальных профашистских структур", а "сами их участники и не скрывают того, что их финансируют люди из высоких властных кабинетов").

А вот мессидж Александра Зинченко премьеру Януковичу. В нем - требование: разобраться с деятельностью УНА, которая "распространяет материалы и листовки, которые содержат призывы к разжиганию межнациональной вражды".

"Власть устроила тендер между УНА Коваленко и "Братством" Корчинского: кто займет почетное место потешного войска в борьбе против Виктора Ющенко", - отмечает Николай Катеринчук, добавляя, что по Коваленко плачет тюрьма, ведь Уголовный кодекс Украины еще никто не отменял.

Были и обращения Тимошенко к генпрокурору Васильеву, Бессмертного - к главе СБУ Смешко, Зинченко - к министру МВД Билоконю, Тарасюка - к министру юстиции Лавриновичу... Естественно, что тогдашняя власть на протесты оппозиционного политикума никак не реагировала.

А нынешняя - что сделала она? Где сейчас Эдуард Коваленко? Пасет в Сибири бурых медведей? Замаливает грехи в монастыре? Или просто оплакивает свое персональное Ватерлоо где-то на политическом маргинезе?

Ничего подобного - он на сайте того же Минюста, к которому полгода назад апеллировало много "нашоукраинцев", включая "сына узника Освенцима", который "ненавидит фашизм во всех его проявлениях"...

Повторяю: Коваленко упоминается ведомством Романа Зварича как лидер официально зарегистрированной партии, партии, которая собирается принимать участие в выборах-2006.

Нужны комментарии? У меня их нет - ни по поводу Коваленко, ни по поводу судьи Ивана Волика, который писал приговор в "деле 9 марта" (а ныне и до сих пор просиживает мантию в Голосеевском суде), ни по поводу прокурора Александра Кузовкина, который поддерживал тогда же государственное обвинение и требовал до десяти лет заключения для подсудных (его следы потерялись, но говорили, что Кузовкин пошел на повышение)...

Кризис жанра в СБУ, или Большое зло маленьких пешек

Этот перечень можно продолжать, но отдельной строкой хотелось бы вспомнить структуру, благодаря которой и появились в 2001-м в Украине политзаключенные. Речь идет о Службе безопасности, которая выделила около полусотни следователей на "дело 9 марта", причем трое из них были пастырями и руководили остальными.

Их имена - Герасименко, Вергелес, Платонов. Эта несвятая троица и до сих пор работает в СБУ, в том числе и интереснейший персонаж - полковник Герасименко, но о нем позже. А пока что - цитата с моего уже давнишнего разговора с главой СБУ Александром Турчиновым:

– Господин Турчинов, я так вижу, что старым кадрам в вашем ведомстве люстрация не угрожает...

- Ну, давайте говорить так: к сожалению, Служба безопасности, как и другие структуры, раньше была инструментом для выполнения политических заказов. Конечно, что и 9 марта было заказом, провокацией власти... Но понимаете, было много людей, которые просто выполняли задачи. Здесь можно говорить, конечно, о моральном аспекте, но много было рядовых исполнителей, в которых и выбора не было - делать что-то или не делать. Когда берешь каждого отдельно - каждый просто выполнял задачу: вот этому сказали подключиться к телефону, он и подключился, поэтому сказали следить, он и следил, поэтому сказать подвергнуть допросу, он и допрашивал...Каждый работал в пределах тех задач, которые на него полагались. Правда, когда все это сводится в кучу, то выходит преступная система - вот в чем нюанс, понимаете?


Чего я, откровенно говоря, не могу понять, так это логику человека, который неистово придерживается понятия "рядовые исполнители", каждый из которых - цяця, а все вместе - большая бяка... А что, если перенести такие разлады на дело Гонгадзе? Этот - за руки держал, этот - рот затыкал, этот - душил, каждый, т.е., "работал в пределах тех задач, которые на него полагались", а в итоге вышло страшное преступление, в котором виновная вся преступная система и никто из "рядовых исполнителей"?!

Мне возразят, что я перекручиваю слова Турчинова и он не это имел в виду. Нет, именно это, потому как что тогда делают на Владимирской его старые знакомые по "делу 9 марта"? Перевоспитываются в условиях новой власти? Простите, но я в это не верю.

Кстати, на одного из них, уже упоминавшегося Николая Герасименко, довольно пикантное досье собрал сайт "Обком". "Летом 2003 года руководством СБУ были отмечены два десятка работников, которые особенно проявили себя при фабрикации "дела унсовцев", - пишет "Обком". - Награждение состоялось сразу после утверждения Верховным Судом Украины приговора в этом деле.

Однако полковник Герасименко, который непосредственно отвечал за расследование, поощрен так и не был: ему напомнили грубые ошибки, допущенные при фабрикации дела (...). Впрочем, в нынешней Украине полковник вполне может заявить, что допускал ошибки специально - чтобы адвокатам оппозиционеров было удобнее "валить" дело (...). Подобные кульбиты и перерождения после победы в Украине оранжевой революции приобрели характер эпидемии. По коридорам СБУ упрямо ходят слухи, что кандидатуру "способного" Николая Герасименко пророчат на место начальника Следственного управления СБУ. (...)

Но что скажут на это 18 молодых патриотов, которые ощутили по воле герасименков все "прелести" Лукьяновского следственного изолятора? Тех герасименков, которые сегодня, по модному перебравшись в оранжевые строи, продолжают успешно делать карьеру? Неужели и дальше люди с наспех перекрашенным фасадом будут представлять закон и порядок в Украине?".

"Поживем - увидим", этими словами завершается материал на "Обкоме". А еще в нем речь идет о том, что "настоящий полковник" Герасименко известен не только бездарным (даже для режима Кучмы) ведением "дела 9 марта", но и махинациями с конфискованным имуществом, которое проходит по другим делам, доверенным ему. Интересно, что по этому поводу думает Турчинов? Списывает это на "эксцесс исполнителя"?

И, в конце концов, последнее, чем привлекает внимание Николай Герасименко: ныне именно он расследует дело о взятках, которые вроде бы требовали у бизнесменов помощники народных депутатов (среди них, как мы помним, оказался и помощник Андрея Шкиля). Стечение обстоятельств? А как тогда объяснить то, что уголовное дело Шкиля, выделенное судьей Воликом в отдельное проведение (в связи с избранием подсудимого народным депутатом), и до сих пор не закрыто?

(Как, кстати, и другие уголовные дела, возбужденные уже Генпрокуратурой во время оранжевой революции, и не только против Шкиля, но и против других лиц, которые в компании с этим нардепом, например, "захватывали" помещение ЦИК или же буянили в Киевском университете).

Такие, как Герасименко, безусловно, очень удобны в использовании – из-за их грязного прошлого подобных лиц можно держать в полной покорности и спускать с цепи на кого-нибудь - своего или чужого - в зависимости от того, какая поступит "задача", говоря языком Турчинова... Между прочим, Александр Валентинович, выбор есть всегда. Иногда выбирают даже между жизнью и смертью, не говоря уже о выполнении или невыполнении "задач", от которых тянет на рвоту.

Перед выбором и нынешняя власть. Ей решать - вычищать Авгиевы конюшни или нет. Работа, конечно, волокитная и малоприятная, но результат того стоит.


powered by lun.ua
Главное на Украинской правде