Премьериада и спикериада–2006: коалиция в рамках Конституции и в пределах замкнутого круга

Пятница, 9 июня 2006, 13:57

Премьериада и спикериада–2006: коалиция в рамках Конституции и в пределах замкнутого круга

В очередной раз процесс создания коалиции в парламенте затянулся.

Со стороны участников соответствующих переговоров раздаются откровенные заявления, которые постепенно переходят во взаимные разногласия.

Во время заседания 7 июня парламент по требованию фракций "Наша Украина", БЮТ и СПУ объявил очередной перерыв до 14 июня.

Перечень разногласий, по крайней мере, озвученных, со стороны политических сил – участников переговоров, касался вопросов и направлений внутренней и внешней политики, например приватизации земли и темпов интеграции страны в НАТО, условий функционирования будущего правительства (в частности, дебатировались принципы работы Кабмина и правительственных комитетов).

В общем насчитывалось 15 принципиальных расхождений. В то же время, в течении последних недель за скобками публичной риторики фактически остаются кадровые вопросы.

Например, один из представителей СПУ Винский по поводу распределения должностей отметил, что "до этого вопроса участники переговоров еще не дошли".

И уже утром 7 июня вопросы распределения руководящих должностей (причем не только правительственных) вылезли на повестку дня. Так, Иосиф Винский заявил, что социалисты не войдут в состав Коалиции демократических сил в том случае, если лидер СПУ Александр Мороз не возглавит парламент.

Правда, при этом было подчеркнуто, что этот ультиматум – "это не позиция Александра Александровича", а личная позиция Винского и политсовета партии.

В свою очередь, член фракции "Наша Украина" Анатолий Матвиенко сообщил, что его фракция не согласилась с претензиями лидера СПУ на спикерство, так как считает, что главой Верховной Рады должен стать представитель от "НУ".

Вопрос о создании коалиции в очередной раз откладывается.

На следующий день, 8 июня, появилось заявление социалистов, в котором отмечалось, что искусственное затягивание процесса формирования коалиции и блокирование избрания руководства Верховной Рады Украины является результатом закулисных политических игр.

В применении такого "игрового" средства имплицитно обвинялись отдельные представители "НУ".

"...Социалисты считают необходимым заметить, что представители некоторых политических сил в последнее время неоднократно обращались к нам с предложением "отдать" должность спикера представителю СПУ в обмен на ряд обязательств.

Речь идет об отказе партии от поддержки внеблокового статуса Украины; поддержки вступления Украины в НАТО; изменении позиции СПУ в земельном вопросе; отказ от критики ряда сомнительных операций госчиновников в нефтегазовой сфере, ревизии основоположных принципов политреформы.

Упомянутые предложения были отброшены, поскольку мы свои идеологические убеждения на кресла не меняем".

Социалисты считают, что именно этот отказ стал причиной конфликта, спровоцированного некоторыми представителями "НУ", и надеются, что руководство партии снимет надуманные причины несогласованностей, вредных для формирования демократической коалиции".

Более того, в этом заявлении прозвучала и угроза "перевыборами": "...перевыборы могли бы стать достойным ответом закулисной "спикериаде".

При этом мы понимаем тяжесть нагрузки для бюджета такой кампании и отрицательные последствия несвоевременного формирования эффективно действующей власти".

Итак, "НУ" обвинили в торгах и стремлении к политическому бартеру: обмену должностей на убеждения и программные обязательства. Исходя из логики такого рода заявлений, можно утверждать, что этот документ является заявкой СПУ на оппозиционность.

Кстати, о том, что СПУ уже требует спикерства публично, стало понятно после заявлений представителей партии относительно того, что закон, который может дать "зеленый свет" НАТОвским учениям в АРК, даже в случае его принятия в ВР, не будет легитимным, поскольку под ним не будет подписи председателя парламента из-за фактического отсутствия такого.

Таким образом, социалисты стараются выжать из союзников по будущей коалиции максимум кадровых позиций.

Тем не менее, возможно предположить, что экс-спикер Мороз действительно имеет высокие шансы войти в одну и ту же спикерскую реку вторично, хотя все же его избрание находится под большим вопросительным знаком, поскольку оно невыгодно ни БЮТ, ни "НУ".

А насколько слаженно он будет сотрудничать с правительством, которым будет руководить Тимошенко, – вопрос далеко не риторический, равно как и то, что из-за такой диспозиции Ющенко может существенно уменьшить свое и без того не весьма большое влияние на процессы, которые будут происходить в парламенте. Точка в переговорах не поставлена, а вот многоточие остается.

О традициях…

По большому счету, в долгодействующем процессе создания парламентской коалиции, что можно наблюдать уже третий месяц подряд после дня голосования, нет ничего существенно нового для украинских политических парламентских традиций.

Можно припомнить затяжные выборы спикера в 1998 году, которые длились почти три месяца после первых мажоритарно-пропорциональных выборов в парламент.

НАЙКРАЩІ СТАТТІ "УКРАЇНСЬКОЇ ПРАВДИ"

Ту отдаленную во времени спикериаду сопровождала демонстрация полнейшей неспособности украинских парламентариев прозрачно находить компромиссные решения по целому ряду вопросов, что содействовало потере и без того небольшого авторитета тогдашней Верховной Рады.

В итоге трехмесячная спикериада не пошла на пользу развитию парламентаризма в Украине. Ведь только при условиях существования слабого, неструктурированного парламента можно было провоцировать отдельные каверзные вопросы референдума "по народной инициативе" – о недоверии ВР и об условиях роспуска парламента.

Тогдашняя спикериада была следствием слабой политической структурированности и неопределенности законодательного органа. Напомним, первым спикером ВР ІІІ созыва был избран Александр Ткаченко, который, тем не менее, не был и не стал компромиссной фигурой, способной сглаживать политические противоположности и смягчать разногласия.

Вместе с тем в ВР проводились неконсенсусные решения, которые буквально "выжималось" из парламентеров (следует вспомнить голосование о присоединении Украины к Межпарламентской ассамблее стран СНГ, которое проводилось многократно вопреки всем нормам регламента).

Тогдашний парламентский кризис завершился так называемой "бархатной революцией" и формированием большинства, котороя со временем, из-за политических противоречий и разделения на проющенковскую и пропрезидентскую части приказала долго жить.

В 2002 году парламентарии справились со спикериадой намного скорее, но тоже не без труда.

Уже 28 мая 2002 года за пакет кандидатур в руководящие органы парламента, внесенный фракциями "Единая Украина" и СДПУ(о), проголосовали 226 народных депутатов (причем против не проголосовал ни один из парламентариев).

В результате спикером Верховной Рады Украины был избран лидер фракции "Единой Украины", экс-председатель администрации президента Владимир Литвин, первым его заместителем – представитель донецкой группы, бывший прокурор Донецкой области Геннадий Васильев, а заместителем – один из лидеров СДПУ(о), почетный президент телеканала "Интер" Александра Зинченко.

Было также создано ситуативное большинство, ядро которого составляли представители пропрезидентской силы "За единую Украину!", что приросла в тогдашнем парламенте за счет мажоритарщиков и через месяц после избрания спикера фактически прекратила свое существование, распавшись на несколько парламентских фракций.

Правда, тогдашняя победа Литвина оказалась "пропастью" для всего парламента. Ведь пропрезидентски настроенного спикера, лидера фракции, ставшей аутсайдером избирательных соревнований в многомандатном округе, нельзя было назвать фигурой ни консенсусной, ни компромиссной.

Такое положение дел и текущая политическая конъюнктура, помимо всего прочего, фактически подвели "Нашу Украину" под флаги оппозиционности.

Кстати, тогда спикериада переросла в комитетиаду. Подобные сценарии повторяются и сегодня.

Правовая коллизия

После политической реформы возможные кадровые диспозиции будущей коалиции в парламенте довольно опосредствовано соотносятся с положениями Конституции. Речь идет о банальных вещах, например, в статье 83 говорится о формировании коалиции и алгоритме формирования правительства.

Итак, в Верховной Раде по результатам выборов и на основе согласования политических позиций формируется коалиция депутатских фракций, в состав которой входит большинство народных депутатов Украины от конституционного состава парламента.

Соответственно - конституцированная коалиция депутатских фракций вносит президенту Украины свои предложения относительно кандидатуры премьера, а также кандидатур в состав Кабинета министров.

При этом в Конституции, на которую так любят ссылаться украинские политики, нет ни единого слова, о том, что коалиция выдвигает кандидата на пост председателя ВР!

Статья 88 гласит, что Верховная Рада из своего состава избирает и отзывает из должностей председателя ВР, его первого заместителя и заместителя. Не больше, но и не меньше. То же касается и парламентских комитетов.

Тем более в Конституции ни единого слова не сказано о должностях секретаря СНБОУ или руководителей обл- и райгосадминистраций, которые сегодня, вероятно, тоже будут выставлены на коалиционные торги.

Учитывая это можно утверждать, что кадровые претензии политических сил, которые настаивают на получении своей квоты соответствующих парламентских должностей или технологически торгуются относительно обмена голосов на линии премьер-правительство-спикеры-комитеты и так далее, существенно выходят за рамки прав, предоставленных им Конституцией, за внесение изменений в которую депутаты голосовали 8 декабря 2004 года.

Понятно, что подобные интенции обусловлены скорее политическими амбициями, чем содержанием законов. И вдобавок процесс распределения должностей между членами будущей коалиции может существенно затянуться, ведь лакомых должностей в государстве немало, а претендентов, на них, – еще больше.

***

Низкие темпы достижения договоренностей, высокими темпами съедают тот кредит доверия, который был предоставлен политикам их избирателями, а это содействует возрастанию общей апатии и раздражения.

При продолжении этой линии легко догадаться, какие политические силы окажутся в состоянии в итоге получить политические дивиденды и выиграть внеочередные парламентские выборы в случае реализации наихудшего сценария – роспуска ВР (на что президент, скорее всего, не пойдет).

На востоке и на юге такой политической силой, несомненно, будет ПРУ, в то время как электорат центра и запада может весьма прохладно воспринять саму идею повторного голосования и поэтому вообще не прийти на избирательные участки. Хочется надеяться, что инстинкт самосохранения украинских парламентариев поможет им в достижении компромиссов.

А пока длится затяжная переговорная пауза, политические оппоненты потенциальных коалиционистов играют свою сложную и неоднозначную игру, которая дестабилизирует ситуацию в регионах, где процессы становятся все более сложными и менее управляемыми.

Сюжеты относительно НАТО, языка, высказывание недоверия назначенным президентом руководителям облгосадминистраций могут разворачиваться и в дальнейшем, могут возникать другие острые вызовы, в частности относительно экономической самостоятельности регионов.

Сегодняшняя ситуация фактической полувласти, когда правительство уже дважды получает приставку и.о., Конституционного суда нет, а местные органы самоуправления играют собственные политические партии, каждый час приближает украинскую власть к своеобразной точке "невозвращения".

И тогда, даже в случае формирования правительства "оранжево-малиновой" коалицией, следующий премьер получит неуправляемую страну, где навести порядок будет чрезвычайно сложно, а президент окончательно потеряет свое влияние.

Тем не менее, сейчас уже сложно говорить о целесообразности вывода вопроса о руководстве ВР за рамки политического коалиционного соглашения, хотя де-юре его там и не было. Ведь соответствующие сюжеты стали публичными и приобрели легкообъяснимую остроту.

Также понятно, что еще на этапе формирования такого соглашения было бы целесообразно рассмотреть не только вопрос сотрудничества в пределах коалиции, но и правила игры как для коалиции, так и между коалиционным большинством и оппозицией.

То есть логично было бы проводить переговоры в более широком формате, ведь вопрос о распределении комитетов будет следующим камнем преткновения в ВР. Однако, любая попытка расширения формального формата переговоров (например, переговоры с ПРУ относительно их оппозиционной роли и заключения своеобразного "пакта о ненападении") воспринималась партнерами по будущей коалиции как измена и закулисные договоренности.

Сегодня нужна политическая воля вынести кадровые парламентские вопросы, по крайней мере, относительно комитетов за рамки соглашений, поскольку в противоположном случае процесс станет малоуправляемым и будет двигаться по замкнутому кругу.

Юлия Киселева, аналитик Украинского независимого центра политических
исследований, для УП

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде