Так чьим идейным предшественником был Иван Франко: Ющенко или Медведчука?

31 просмотр
Сергей Грабовский, для УП
Пятница, 1 сентября 2006, 17:16

Иван Франко был социал-демократом. Так утверждают Виктор Медведчук и идеологи СДПУ(О).

Иван Франко в молодости был социал-демократом, а потом, в зрелые года, стал на украинские национально-демократические позиции. Так твердят критики "прихватизаторов" Франко, в частности, Богдан Червак, в статье "Иван Франко – социал-демократ?".

Франко был моим прямым предшественником – в неявном, как это говорят, имплицитном виде утверждает Виктор Ющенко, и с ним вместе – целая когорта факторов из "Нашей Украины" и приближенных к ней.

А кем же все-таки был Иван Яковлевич Франко?

Не вдаваясь детально в анализ его общественно-политических и экономических взглядов (что требовало бы если не монографии, то большой академической статьи), укажем, что ближе всего к истине, похоже, именно Богдан Червак, который отрицает правомерность "прихватизации" Франко СДПУ(О), Соцпартией или ПСПУ и вместе из тем деликатно, тем не менее очень красноречиво молчит относительно претензий на Франко со стороны "Нашей Украины".

Но с определенными уточнениями.

Во-первых, даже в вроде бы "ортодоксальный" социал-демократический период деятельности молодого Франко он выступал за осуществление общественно-экономических преобразований мирным путем, что было тогда откровенным ревизионизмом, во-вторых, как писал сам Франко несколько позже, "...я никогда не принадлежал к верным той религии, и имел отвагу среди насмешек и поругания ее адептов нести смело свое знамя старого искреннечеловеческого социализма, основанного на этическом, широко гуманном воспитании широких масс народных, на поступи и общем распространении образования, науки, критики, человеческой и национальной свободы, а не на партийном догматизме, не на деспотизме проводников, не на бюрократической регламентации всего человеческого будущего, не на парламентарном мошенничестве, которое может вести к тому "светлому" будущему".

Отличие же взглядов Ивана Франко от традиционной социал-демократии ярко удостоверила его статья "С поля науки и литературы" 1891 года.

Там, ведя речь об особенностях политической жизни своей поры, он отмечает: "Никогда до этого времени так широкие народные массы не принимали участие в общественной жизни, и в том, что можно назвать "созданием истории" как ныне... Как можно шире развитый индивидуализм и наибольшая сплоченность единиц — вот два главных лозунга нашего времени. На взгляд они противоречащие, но по сути конечы и себя взаимно дополняют".

К этому он добавляет в другой работе, что "главным основанием политической эмансипации народных масс я считаю — когда позволите это называть так — три общника: общее образование, общая воинская обязанность и общее голосование".

Ну, и национальный фактор: по Франко, ни одна форма решения экономических и политических проблем не может идти вне нации, а социал-демократы, исходя из устоев своего учения, - это сперва социалисты, а уже потом украинцы, а не наоборот, как может быть: "...Синтезом всех идеальных соревнований, строением, к которому должны идти все кирпичи, будет идеал полного, ничем не связанного и не ограниченного (кроме добровольных концессий, которых требует дружеская жизнь с соседями) жизни и развития нации. Все, что идет вне рамы нации, это или фарисейство людей, которые интернациональными идеалами рады бы прикрыть свои соревнования за господство одной нации над другой, или болезненный сентиментализм фантастов, которые рады бы широкими "всечеловеческими" фразами покрыть свое духовное отчуждение от родной нации".

В конце концов, не надо забывать и классическую работу Франко "Что такое поступь", в которой речь идет об опасности реализации социал-демократических идеалов: "Жизнь в народном государстве Энгельса была бы правильной, ровной, как хорошо заведенные часы. Но есть и в том взгляде некоторые крючки, которые будят почтенные сомнения. Впереди всего и все великая сила государства налегла бы страшным бременем на жизнь каждого одиноного человека. Собственная воля и собственная мысль каждого человека должна была бы ищезнуть, зачахнуть, так как вдруг же государство признает ее вредность, Воспитание, имея  целью воспитывать не свободных людей, но лишь пожиточных членов государства, сделалось бы мертвой духовой муштрой, казенной. Люди вырастали бы и жили бы в такой зависимости, под таким уходом государства, о котором теперь в самых абсолютных полиций их государств нет и речи. Народное государство стала бы огромной народной тюрьмой. А кто был бы ее сторожем? Кто держал бы в руках руль того государства?... Те люди имели бы в своих руках такую огромную власть над жизнью и судьбой милионов своих товарищей, которой никогда не имели наибольшие деспоты... А имея в руках такую неограниченную власть хотя бы лишь на короткое время, как легко могли бы те вожди захватить его навсегда!"

Обратите внимание: речь идет об опасности, которую, по Франко, тянет за собой приход к власти социал-демократов парламентским, демократическим путем, - другими словами, автор "Камененярів" считал, что нельзя допускать выигрыша этой партией выборов, так как это опасно для народа!

И еще штрих: "Литературно-научный Вестник" за 1904 год опубликовал разведку Франко "К истории социалистического движения", где сказано: "...Социализм сегодня, в особенности для масс меньше освещенных его приверженцев, имеет далеко больший характер религии, основанной на незыблемых догмах, и на культе лиц, чем характер науки".

Имел основание Франко или не имел - по крайней мере, относительно определенной части тогдашних социал-демократов он безошибочно попал в цель, но можно ли после такой сокрушительной критики звать его самого приверженцем социал-демократических идей?

А теперь относительно оснований у Виктора Ющенко и его команды на право считать себя прямыми духовными наследниками Ивана Франко.

Здесь можно немало сказать, тем не менее послушаем самого Франко – и сделаем выводы: "Не люблю я украинцев. Так мало нашел я среди них характеров, а так много мелочности, тесного эгоизма, двуличности и гордости, что в самом деле не знаю, за что должен бы их любить. Конечно, знаю несколько исключений, но те исключения только утверждают общий вывод... Даже нашей Украины не люблю. Чтобы любить ее как географическое понятие, для этого я слишком большой враг пустых фраз, слишком много видело мира, чтобы должен был говорить, что нигде нет такой красивой природы, как на Украине. Чтобы любить ее историю, для этого я слишком хорошо, слишком горячо люблю общечеловеческие идеалы справедливости, братства и свободы, чтобы не ощущать, как мало в истории Украины примеров правдивого общественного духа, правдивой посвяти и правдивой любови , или может, должен любить Украину, аки рассу — ту рассу отяжелелую, несдисциплинированную, синтементальную, лишенную закалки и силы воли, так мало способную к политической жизни на собственном мусоре, а такую плодотворную в оборотней разного рода? Или может должен  любить светлое будущее той Украины, которую не знаю и для светлости которой не вижу оснований?..."

Если здесь можно найти что-то похожее с многочисленными речами Ющенко о Трипольской цивилизации, о мечтах предков и о гордости за то, что мы являемся украинцами (вариант: украинскими гражданами), то автор готов съесть свою фуражку.

Свой же патриотизм Франко объяснял совсем иначе, чем современные мужья: "Мой украинский патриотизм — это не сантимент, не национальная гордость, это — тяжелое ярмо, вложенное судьбой на мои плечи. Могу вздрагивать, могу втихаря проклинать судьбу, но снять его не могу, не могу искать другого родного края, так как я стал бы подлымпротив собственной совести".

 Могут ли президент и его окружение, тем более, даже большинство "командного корпуса" и рядового членства "Нашей Украины" искренне применить эти принципы к себе?

Или на самом деле ни Медведчук с Морозом, ни Ющенко с Порошенком не имеют права претендовать на то, чтобы носить название идейными наследниками Франко?

Сергей Грабовский, заместитель главного редактора журнала "Современность"

 



powered by lun.ua
Формула Майдана
Старая власть и друзья Кремля: чем опастны для Украине результаты польских выборов
Подкаст "Кляті питання": "Теперь, когда кто-то говорит "пресс-конференция Зеленского", все напрягаются"
Зе-марафон глазами Запада: что услышали от Зеленского о Трампе, Европе и России
Все публикации