Технология экономического прорыва®

Пятница, 2 февраля 2007, 13:07

Экономический прорыв: причины, идеологический базис и механизмы

Вопреки наблюдающемуся в последние годы экономическому росту, Украина остается на самой низкой фазе конкурентоспособности – ресурсно-ценовой (факторной). Эволюция (органический рост на основе действующих тенденций, факторов и конкурентных преимуществ) не обеспечит в среднесрочной перспективе (10-15 лет) новое качество экономике, а следовательно, и стране в целом.

Нужны более высокие темпы экономического роста (8-10% в год). Кроме того, имеющиеся резервы факторной конкурентоспособности (дешевая рабочая сила и традиционный экспорт товаров с низкой добавленной стоимостью) либо исчерпали себя, либо исчерпают в среднесрочной перспективе.

Именно поэтому конкурентоспособность страны не спасет точковая поддержка тех или иных отраслей или компаний, которые сегодня еще способны конкурировать на мировом рынке. Необходимо не просто повышение уровня экономического роста, но и мобилизация качественно новых его движущих сил.

Будущий прорыв должен основываться на ликвидации критических для страны отставаний в институционно-регуляторной среде, интенсивном создании основ экономики знаний, обеспечении ответственной конкурентоспособности (то есть, стабильности развития) и накоплении и усилении социального капитала.

Эта технология поможет модернизировать устаревшую конфигурацию экономической политики страны, перед которой появляются колоссальные вызовы глобализации и внешние шоки, которые нуждаются в непопулярных и болезненных реформах.

Реформ для страны, которая расколота политическими манипуляциями, а также определенными культурно-этническими нестыковками, развитие которой тормозится откровенно слабым политикумом и неэффективностью политических институтов.

Идеологическим стержнем ТЭП является конкурентоспособность страны как национальная идея. Прежде всего, потому, что она аполитична, прагматична, конкурентоспособна, методологически разработана, международно сравнима и предоставляется на общественную проверку. И предлагаемая авторами Технология экономического прорыва подтверждает эти положения.

Основные направления и мероприятия экономической и социальной политики страны, предусмотренные ТЭП, основываются, с одной стороны, на измеряемых на мировом уровне статистических показателях или экспертных оценках, а с другой, – на основе системы сравнений по самым важным показателям с группой стран-ориентиров. Такое сравнение представлено в "Мониторе конкурентоспособности", ежеквартальном медиа- проекте  РКУ.

ТЭП основывается на четырех базовых матрицах влияния государственной политики на конкурентоспособность страны в средне- и долгосрочной перспективе.

В матрицы включено больше 220 показателей и оценок, используемых в рейтинговой методологии Института развития менеджмента в Лозанне (IMD-Lausanne), а также применяемых Всемирным банком, ООН, ЮНИДО, ОЭСР, Dow Jones, Account Ability.

Именно по динамике этих показателей и можно будет оценить, насколько продвинулась Украина в достижении тех или иных экономических задач и формировании конкурентных преимуществ.
"Системная интеграция" экономической политики конкурентоспособности

Проект "Конкурентоспособная страна" – это, по сути, большой и сложный инвестиционный проект. То есть он нуждается, прежде всего, в серьезных и последовательных капиталовложениях в те факторы, которые сегодня формируют конкурентные преимущества стран.

Это – первоклассное образование, современные профессиональные квалификации и навыки рабочей силы, наука и инновации, мягкая инфраструктура, здравоохранение и т.п. Но, помимо этого, необходимы стратегическое видение, политическая воля и маневр для принятия иногда непопулярных решений и, не в последнюю очередь, достаточно сильный социальный капитал, то есть способность общества сплотиться и работать вместе. Без системной интеграции такой сложный проект реализовать невозможно.

Есть вещи, которые не требуют больших инвестиций. Те, которые можно реализовать уже сегодня. Для этого необходимы понимание их важности в проекте, политическая воля и определенный консенсус. Это касается, прежде всего, регуляторно-институционной среды для бизнеса.

Первая матрица ТЭП – ликвидация критического отставания именно в этом. Сравнения в рамках международных рейтингов конкурентоспособности дают основания говорить о критических отставаниях в тех или иных сферах, по тем или иным показателям от ряда стран-ориентиров.

Понимание этого дает возможность проектировать систему мероприятий, направленных на сужение или преодоление этих отставаний в течение реалистического периода времени.

Сегодня правительства, которые всерьез обеспокоены национальной конкурентоспособностью, делают оправданный крен от исключительной заинтересованности макроэкономическими показателями в сторону микроэкономической и структурной политики.

То есть формирование наиболее благоприятной среды для предпринимательства, инновационной деятельности, условий для капитализации компаний и усиление финансовых институтов, повышение прозрачности и качества управления, создание необходимых для бизнеса компетенций и профессиональных навыков, усиление интеллектуального капитала компаний.

Такой сдвиг в акцентах украинской экономической политики не только актуален, но и критически необходим.

Этот блок должен включать комплекс неотложных мероприятий, направленных на сужение критических отставаний страны в четырех ключевых сферах государственной политики.

А именно: поддержка стабильной макроэкономической среды, повышение качества власти и эффективности ее институтов и основных институтов рынка, создание благоприятного для бизнеса и инноваций регуляторного поля, развитие базовой инфраструктуры.

Без ликвидации критических отставаний невозможно говорить о дальнейшем развитии страны. Существующая неудовлетворительная законодательно-регуляторная среда и низкое качество государственных учреждений последовательно будут сужать возможности бизнеса (а именно бизнес является двигателем конкурентоспособности) обеспечить постоянный экономический рост и повысить уровень конкурентоспособности страны.

При таких неблагоприятных институционных условиях никакие ВЭЗы, ТПРы и государственная поддержка областям, которые сегодня кажутся конкурентоспособными, не добьются цели – выделенные средства и преференции просто будут использованы не по назначению.

Вторая матрица ТЭП – создание основ экономики знаний. Она охватывает такие важнейшие сферы, как образование, наука (НДДКР), технологическая инфраструктура (ІКТ) и т.п. Это направление нуждается в больших инвестициях. Оно может стать главным приоритетом в инвестиционной политике, распределении государственных ресурсов, стимулировании частных инвестиций.

Опыт Финляндии доказывает, что знания могут стать движущей силой экономических преобразований и роста за исторически короткий срок (20 лет). При соответствующих условиях переход от факторно-ресурсной стадии конкурентоспособности к экономике знаний возможен именно в такой период.

Некоторые из уроков Финляндии говорят о важности: 1) стратегического видения политической элитой будущего страны и создания эффективных механизмов достижения политического консенсуса относительно приоритетов конкурентоспособности страны.

2) системы образования, особенно высшего, которое гибко реагирует на изменения и вызовы; 3) проведения глубоких структурных и социальных реформ (в контексте Украины можно вспомнить о необходимости реформирования государственных монополий, муниципального хозяйства, энергетического сектора, фондового рынка, небанковских финансовых институтов, пенсионной системы).

4) существенного увеличения бюджетных ассигнований на науку и разработки (НДДКР); 5) создания эффективной системы конвертирования идей в товары (коммерциализации инноваций) с особым акцентом на стимулировании патентной деятельности; 6) создания области венчурного финансирования.

Третья матрица ТЭП – обеспечение постоянного развития. Это ряд мероприятий политики, которые влияют на факторы постоянного развития общества (энергобезопасность, энергосбережение, экологию, эффективность системы здравоохранения, качество товаров и услуг, качество жизни), а также стимулируют социально ответственную конкурентоспособность.

Мировая экономическая наука и корпоративная практика подтверждают: социально и экологически ответственный бизнес, во-первых, более рентабелен, а во-вторых, усиливает конкурентоспособность соответствующих отраслей и страны в целом.

Корпоративная социальная ответственность (КСО) или ответственная конкурентоспособность бизнеса – это нефинансовые результаты или последствия корпоративной деятельности. Императив постоянного развития общества, как вызов традиционной организационной культуре бизнеса, послужил причиной появления методологии "Оценивание корпоративной стабильности" (corporate sustainability assessment).

В его рамках деятельность компаний оценивается не только по продажам и прибыли, но и по влиянию на состояние общества, социальную и экологическую среду. Все больше глобальных инвесторов рассматривают корпоративную стабильность как последствие передового менеджмента и важный фактор корпоративного успеха.

Вопрос стабильности развития и КСО стали предметом важной глобальной инициативы ООН "Глобальный Пакт" (UN Global Compact), объявленной в Давосе 1999 году. Пакт стимулирует бизнес к принятию таких стратегий, такого поведения и таких систем отчетности и рейтингов, которые ответственно учитывали бы социальные и экологические приоритеты и проблемы общества.

Были определены сферы общественной ответственности бизнеса (права человека; стандарты наемной работы; окружающая среда; борьба с коррупцией), которые стали предметом научных исследований, международных конвенций, добровольных инициатив со стороны общественных организаций и глобальных компаний.

Таким образом, социальная ответственность (в полном объеме, а не только на уровне повышения зарплат и обучения персонала) должна стать неотъемлемой характеристикой бизнеса страны в целом, а не только отдельных компаний, для которых созданы свободные экономические зоны.

Четвертая матрица ТЭП – формирование социальной сплоченности и социального капитала. Конкурентоспособная (рыночная) экономика невозможна без эффективной и плюралистической демократии, которая, в свою очередь, невозможна без социальной сплоченности населения страны. Без этого, как показывает опыт лидеров конкурентоспособности, невозможен и экономический прорыв, способность страны ответить на глобальные угрозы и вызовы.

Социальная сплоченность состоит из двух важнейших параметров современного демократического общества: (1) уровня социальной "инклюзивности" (от англ. to include – охватывать, включать) и (2) уровня развитости социального капитала.

Недостаток традиционного подхода к экономической политике стран с переходной экономикой состоит в том, что он не учитывает ни важность первого, ни наличие и влияние второго.

Социально инклюзивное общество предпринимает целенаправленные меры для уменьшения разного рода социальных и культурных дискриминаций, сужения опасных разрывов в имущественной дифференциации, привлечения к социальной ткани всех без исключения категорий людей.

"Социальный капитал" (понятие, предложенное социологом Коулменом и развитое Фукуямой и другими учеными), по определению ОЭСР – это комплекс общественных сетей, поддерживаемых на основе неформальных ценностей, норм и понятий, которые разделяют члены социальных групп и сообществ, которое создает между ними критическую массу доверия и социальной поддержки, эффект сотрудничества и взаимодействия.

На Западе интерес к социальному капиталу, его измерению и методам его накопления резко вырос. Особенно после того, как стало понятно, что реализация эффективной политики экономического роста и создание экономики знаний требует высокой степени умения людей и сообществ, в частности политических партий, сотрудничать ради достижения общей цели.

Социальный капитал следует рассматривать как особый общественный ресурс (капитал), который, взаимодействуя с другими видами капитала (естественным, унаследованным, экономически созданным и человеческим) в контексте культурных, политических, институционных и регуляторных условий, способствует постоянству и динамизму экономического роста.

Важнейшую роль в формировании социального капитала сыграет наличие национальной идеи. Именно в этой матрице и реализуется в полной мере идея конкурентоспособности страны как национальная, предложенная Советом конкурентоспособности Украины.

Вместо выводов: о средствах, целях и объединяющих факторах

Очевидно, что потенциал и определенные ресурсы для экономического (конкурентного) прорыва в Украине есть. Его реализация может привести к ощутимому повышению уровня и качества жизни людей на протяжении 10-15 лет.

Прорыв зависит от утверждения по-настоящему объединяющей и прагматической национальной идеи. А еще от формирования действенного социального капитала, от повышения качества власти и ее обособления от большого бизнеса, от интеграции национальной культуры в систему мероприятий экономической политики, от конструктивного взаимодействия основных заинтересованных сторон (stakeholders) в инвестиционном проекте "Конкурентоспособная Страна".

А таковыми являются и работодатели (бизнес), и работники (профсоюзы), и власть, и научно-образовательная сфера, и гражданское общество.

Конкурентоспособность страны не означает конкурентоспособность отдельных отечественных экспортеров или отраслей, то есть их лидерство на отдельных международных рынках.

Конкурентоспособность – это способность страны создать внутренние и внешние условия, которые позволяют ее бизнесу производить товары и услуги, которые выдерживают испытание международными рынками, а ее населению – стабильно повышать доходы и качество жизни.

То есть, конкурентоспособность страны – это ее способность обеспечить постоянный экономический рост.

Конкурентоспособность страны является одновременно и средством (где цель – повышение уровня жизни), и целью (только более конкурентоспособные страны имеют более высокий уровень жизни), что делает ее чрезвычайно привлекательной и прагматической концепцией для использования в социально-экономической политике.

Юрий Полунеев, Глава Совета конкурентоспособности Украины, президент Международного института менеджмента, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде