Сессия самой широкой коалиции

Среда, 7 февраля 2007, 13:23

6 февраля очередная, третья сессия ВР пятого созыва началась с невиданного ранее консенсуса.

Единственным принятым в этот день решением, как известно, стало спасение украинской "трубы", и поддержано оно было беспрецедентным количеством в 430 голосов.

Впрочем, спасали все пять фракций парламента не "трубу", а именно открытие сессии. Ведь фракция БЮТ заблокировала президиум и угрожала делать это как можно дольше.

А еще накануне аналитики "высчитали", что речь идет о попытке создать одно из юридических оснований для роспуска президентом парламента.

И хотя в действительности ничто не мешало спикеру Морозу, несмотря на любое блокирование, просто объявить начало сессии, а уже потом переходить к остальным вопросам – он послушно выполнил требования госпожи Тимошенко, проведя согласительное совещание относительно закона о "трубе" и даже поручив профильному комитету подготовить соответствующее решение.

Аналитики и здесь все сразу поняли. А как же, ведь оппозиция пригрозила спикеру попыткой его отставки.

Правда, не БЮТ, а "Наша Украина", но ведь госпожа Юля обещала поддержать...

И только потом в своей речи Мороз смело подчеркнул, что снятия своей персоны с должности спикера не боится, а чуть ли не стремится у нему – только бы была соблюдена процедура.

Возможно, на тот момент господин Мороз уже не только надеялся, но и знал, что, выполнив "ультиматум" Тимошенко касающийся закона о ГТС, он гарантирует себе существенный недобор 150 подписей членов оппозиции, необходимых для формального рассмотрения этого вопроса.

Потом провал "импичмента" спикера назовут "вотумом доверия". Совсем не то, что с разгоном парламента...

Приблизительно подобные сугубо политические мотивы были и у фракций коалиции, в частности, у Партии регионов, когда они сначала на согласительном совете пообещали, а потом в зале единодушно нажали кнопки за запрет любых манипуляций с украинской газовой сетью.

Вообще о намерении БЮТа сорвать открытие сессии коалиция была раньше времени предупреждена и могла заранее выставить в президиуме собственные "пикеты", чтобы помочь Морозу начать работу. Но почему-то к потасовке не подготовились.

Боялись обвинений в намерении "сдать" "трубу" россиянам? Отнюдь. На это у них были и есть свои аргументы, которые продолжали звучать и после принятия закона.

Кроме того, сам закон с точки зрения процедуры очень сомнителен.

Хотя он и был рассмотрен профильным комитетом, но вне официальной сессии, то есть до ее открытия. Поэтому уже по этой причине может остаться обыкновенной бумажкой...

Не говоря уже о простейшей перспективе очередного пересмотра "трубного" закона хотя бы по упомянутому процедурному поводу, но совсем с другими последствиями.

Итак, настоящая судьба украинских ГТС в данном случае – ни к чему.

Вместе с тем играть с перспективой роспуска ВР участники коалиции откровенно отказались. Сессию открыть с помощью силы они бы все-таки смогли. А вот продолжать работу в течение следующих тридцати дней – это уже вряд ли.

В частности, под дудки и сирены оппозиции было бы совершенно невозможно принять повестку дня сессии, которая, оказывается, до сих пор еще не принята даже коалицией.

А если нет даже повестки дня парламента, то почему бы президенту не воспользоваться разъяснением Конституционного суда прошлого созыва, принятым еще по заказу Кучмы?

Там говорится, что одной только регистрации депутатов в зале ВР на протяжении 30 дней одной сессии совсем не достаточно, нужно еще и принятие решений...

Ну а уже в этих условиях обвинения со стороны оппозиции относительно ГТС имели бы совсем другое звучание...

Так без лишнего шума и споров были выполнены условия оппозиции.

Сложилось даже впечатление: 6 февраля сессия открылась исключительно благодаря оппозиции, которая якобы чуть не поставила коалицию на колени. Госпожа Тимошенко даже поздравила с этим украинский народ, так, как будто это она – глава Верховной Рады...

Но вместе с тем сама оппозиция добровольно променяла достаточно реальную возможность приблизить досрочные выборы или хотя бы проверить готовность к ним президента – на иллюзорный закон и еще более иллюзорную перспективу и в дальнейшем как-то ограничивать узурпацию власти "антикризисниками".

По поводу последнего, наверное, следует обратиться к заявлению об объединении действий оппозиции в парламенте, подписанному лидерами БЮТ и "Нашей Украины".

Смысл этого документа сводится к тому, что "Наша Украина" пытается хотя бы условно привязать к себе "бриллиантовую акцию" БЮТа, чтобы не торговать ней с коалицией, как в ситуации с законом о Кабмине.

Из текста заявления следует, что за это БЮТ получил спорное для "НУ" согласие добиваться досрочных выборов, а также перспективу согласовать законопроект об оппозиции.

Но удивительно: в первый же день действия настоящего соглашения сама Тимошенко фактически сделала все, чтобы снова отодвинуть перспективу досрочных выборов, и в который раз сыграла "в четыре руки" с коалицией. Хотя под "крышей" голосования всех пятерых фракций это было не так заметно...

И от этого содержание событий не изменится. Коалиция сохранила возможность продолжать сессию, на протяжении которой, по выражению Мороза, будет поставлена точка в конституционной реформе.

В частности, уже в начале следующей пленарной недели предварительно запланировано создание парламентской специальной конституционной комиссии, которая будет нарабатывать нужные для этого законопроекты.

Между прочим, эта идея фикс Мороза – о конституционной комиссии в парламенте – довольно критично в свое время воспринималась покойным председателем профильного комитета по правовой политике господином Кушнаревым. Он справедливо усматривал в этой подмене посягательства на полномочия своего комитета и на смещение влияния...

Теперь в середине коалиции расхождений по этому поводу поменьше, и, соответственно, зависит от оппозиции – быть комиссии, которая поставит "точку", или нет.

Но главная "точка" в вопросе о судьбе настоящей Конституции уже в значительной мере поставлена участием БЮТа в голосовании за закон о Кабмине. Хотя дело не в содержании самого закона.

Дело только в том, что преодоление вето привело к публикации закона и к направлению его президентом Ющенко в Конституционный суд.

Суд же теперь, особенно из-за требования президентом его неотложного рассмотрения, просто должен протестировать закон о Кабмине на соответствие Конституции от 8 декабря 2004 года.

А затем – фактически окончательно "легализировать" эту Конституцию и в дальнейшем отказаться от ее ревизии. Даже если само право пересматривать Конституцию КС за собою сохранит.

Вот когда это, в конце концов, произойдет в Конституционном суде – речь пойдет о реальном содержании соответствующих текстов законов. До этого момента, чем более бессмысленным был закон о Кабмине – тем полезнее было для коалиции.

Ну, а поскольку ради единственной и ключевой цели – окончательной легализации и легитимизации закона 2222 – коалиция уже единовременно использовала БЮТ, то возможные ожидания госпожи Тимошенко на дальнейшую игру своей "бриллиантовой акцией" напрасны. Независимо от соглашения с "Нашей Украиной", по крайней мере, относительно конституционных вопросов.

Во всем остальном – никто не запретит БЮТу перед каждым общим с коалицией голосованием выдвигать громкие "ультиматумы", которые не сложно выполнить или пообещать. Ну, как, например, о повышении минимальных пенсий за месяц до конца ранее утвержденного коалицией срока и т.п.

Если хвосту приятно думать, что он крутит собакой...

Вспоминается, в начале прошлой сессии, когда антикризисная коалиция только была сформирована и правительство Януковича назначено, госпожа Тимошенко давала где-то месяцев семь для изменения правительства.

Из них прошло уже пять... Может, спустя некоторое время нам объявят, что под давлением оппозиции правительство Януковича стало другим? Ну, как когда-то Кучма называл себя другим президентом...

А что? И состав правительства уже частично изменился, и, главное, полномочия у него растут, то есть меняются. Совсем новое правительство!

Но, скорее, Мороз и Янукович успеют похвастаться, что достигли своей цели – расширили коалицию до границ всего парламента.

А что оппозиции фактически нет... Но ведь слово есть.

Ирина Погорелова, специально для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде