Иллюзия выбора – 3

Понедельник, 9 апреля 2007, 11:14

Украинскую политическую систему лихорадит. Лихорадит давно. Причиной этому послужил комплекс проблем, вскрытый, но так и не решенный Майданом. Более того, после парламентских выборов 2006 года эти проблемы усугубились: для абсолютного большинства украинцев реальная политика оказалась вне зоны доступа.

Опыт последних двух с половиной лет четко обрисовал возможные форматы участия граждан в политике, перечень которых ограничился либо бутафорным голосованием в день выборов, либо демонстрацией прямого действия на майданах и площадях страны.

Между этими крайностями – правовой и институциональный вакуум, который вытеснят общественность на обочину политической жизни. А еще – суррогатные заменители, имитирующие политическое участие: хотите – можете заявить о своей позиции по тому или иному вопросу посредством интерактивного голосования в прямом эфире.

Если вам угодно более плотное общение с политиками и, в том числе, с депутатами – добро пожаловать в воскресный вечер на "Майдан".

Ну а если вам повезло родиться под счастливой звездой, тогда ждите и, может, когда-нибудь вас пригласят на "Свободу Слова".

Там вы сможете не только воочию понаблюдать за своими избранниками, побаловаться джойстиком за спиной у Савика Шустера, но и высказаться, если сумеете пробиться к микрофону и вложить свою мысль в десять секунд.

Обсуждать и давать оценку телевизионным передачам – дело профессиональных критиков. Автор лишь констатирует то, что в обозримом будущем подобные проекты могут стать единственными площадками встреч и общений народа со своими избранниками. А вот этого как раз бы не хотелось.

О том, что далеко не последнюю роль в сложившейся ситуации сыграла и продолжает играть действующая пропорциональная избирательная система закрытых партийных списков, было сказано и не раз. Равно как и звучали прогнозы последствий, которые может иметь ее сохранение для отечественной политической системы.

В продолжение темы предлагаем некоторые рассуждения по поводу ограниченности участия граждан в процессе формирования представительской власти, а также провоцируемых этой ограниченностью эффектов.

В этом контексте образцово-показательными являются события и высказывания, украсившие собой информационное пространство прошлой недели. Особого внимания заслуживает одно из замечаний премьер-министра по поводу требований оппозиции о проведении досрочных парламентских выборов.

Цитируем: "Я недавно узнал цифру, что у нас в стране только 2% граждан состоит в партиях, и из них только десятая часть стремится диктовать свою волю 99% населения. Кто им давал такое право, и почему они считают, что у них есть право требовать власть для себя? На этот вопрос есть только один ответ – их нужно поставить на место и мы это сделаем".

Искренние негодования Виктора Януковича понять можно. Тем более, что доведенная до него статистика не далека от действительности. Однако, столь нехитрая математика в исполнении премьера, при более внимательном рассмотрении, говорит о намного большем, чем просто несогласие части граждан с тем, что происходит в стране.

Дело в том, что отечественное избирательное законодательство устанавливает партийную монополию на выдвижение кандидатов в орган законодательной власти – Верховную Раду.

Часть первая, 10-той статьи закона о выборах народных депутатов Украины гласит: "Право выдвижения кандидатов в депутаты принадлежит гражданам Украины, которые имеют право голоса. Это право реализуется ими через партии (блоки) в порядке, установленном этим Законом".

Этот порядок сводится к тому, что выдвижение кандидатов в депутаты партией происходит на ее съезде (собрании, конференции), право участия в котором, согласно уставным документам, имеют исключительно члены партии.

Таким образом, с учетом сказанного премьером, напрашивается вывод: максимум 2% граждан страны владеют не правом, а уже привилегией на выдвижение, согласование и утверждение персонального состава законодательной власти.

Всем остальным, не пожелавшим, в силу различных обстоятельств и мотиваций обзавестись партийным билетом, остается лишь право на подтверждение чужого выбора.

То есть, если десятая часть стремится диктовать свою волю 99% населения – это кощунство и беспредел. Но когда 2%, владеющие привилегией на выдвижение кандидатов в законодательный орган, навязывают свою волю остальным 98% – это венец демократического развития?!

Здесь в пору говорить либо о двойных стандартах, либо о парадоксах отечественной демократии. Учитывая то, как в действительности формировались и утверждались партийные списки, и сколько граждан имели реальную возможность влиять на этот процесс, то вопросы о цифрах и различных подсчетах становятся не более, чем риторическими.

Сегодня общественность лишена не только возможности, но и права полноценного участия в избирательном процессе. Особенно на стадии формирования списков кандидатов. Монополия в этом вопросе отдана политическим партиям, руководство которых, пролоббировавшее пропорциональную избирательную систему закрытых партийных списков, формирует власть за спиной у граждан.

Таким образом, цена вопроса не столько в том, какими будут выборы – очередными или внеочередными, сколько в том – на каких принципах они будут проводиться.

Судя по количеству беспартийных депутатов в некоторых парламентских фракциях, можно предположить, что перед потенциальными кандидатами на депутатство даже не стояло условие обязательного членства в партии.

Так, согласно данным ЦИК, если у регионалов и нашеукраинцев беспартийных депутатов насчитывается 13% и 17% соответственно, то в БЮТ – почти 40%. То есть, для того, чтобы принять участие в съезде и проголосовать за партийный список – членство в партии необходимо.

Но для того, чтобы оказаться в этом списке – оно необязательно. Нетрудно представить уровень лояльности таких депутатов к партии, ее руководству, а также готовность подчиняться партийной дисциплине...

Бесспорно, институт политической партии, равно как и процедура выборов – неотъемлемые атрибуты современной демократии. Но кроме этого существует еще и фактор отношения к ним граждан.

В результате опроса, проведенного социологической службой Центра Разумкова в период с 2 по 9 февраля 2007 года оказалось, что только 1,2% украинцев полностью доверяют политическим партиям в то время, когда 32,8% – полностью не доверяют.

Разница более, чем очевидна, и говорит сама за себя. Углубляться в причины, приведшие к подобному результату, смысла нет. Они у всех на виду.

Вопрос в другом: насколько долго граждане будут лояльны к тому, что на законодательном уровне властная монополия отдана институтам, которые пользуются, мягко говоря, критически малым уровнем доверия?

Почему те, кто сегодня находятся в оппозиции, наряду с критикой тех, кто пребывает у власти, и требованиями досрочных парламентских выборов, ничего не говорят о порочности действующей избирательной системы?

Если ответ на первый вопрос во многом зависит от общего уровня развития гражданского общества и степени осознанности избирательного фарса, то ответом на второй может стать пресловутая политическая целесообразность. Но, как известно, у каждой медали две стороны.

С одной стороны, руководству политических партий, независимо от их статуса – власть или оппозиция, выгодна действующая пропорциональная система, ибо она дает возможность монополизировать процесс выдвижения кандидатов во власть.

Это, в свою очередь, расчищает путь в партийные списки тем, кто готов сделать определенные взносы в партийную кассу. Таких оказалось немало, и их фамилии красуются в абсолютном большинстве партийных списков.

С другой стороны, возникают проблемы, как только приходиться определятся, кто будет во власти, а кто – в оппозиции. Тех, кто оказался у власти, действующая избирательная система продолжает удовлетворять, чего нельзя с уверенностью сказать о тех, кому довелось занять скамью оппозиции.

Так, у последних начались проблемы с "утечкой" депутатов. Тогда еще антикризисная коалиция, путем внесения некоторых поправок в регламент, провела либерализацию процедуры вхождения в парламентское большинство, сведя на нет хваленый императивный мандат. Но в набат оппозиция начала бить почему-то только сейчас, оказавшись перед реальной угрозой оказаться в конституционном меньшинстве.

То, в чем сейчас нуждаются БЮТ и "НУ" – это механизмы эффективного контроля над действиями своих депутатов. Увы, на сегодняшний день в стенах ВРУ таких не существует – пропорциональной избирательной системой они не предусмотрены.

Пока нельзя уповать на традиции партийной дисциплины, механизмы контроля следует искать в гражданской активности. Если оппозиция желает себя сохранить, она должна работать над созданием в треугольнике партийное руководство – депутаты – избиратели такого формата взаимодействия, который бы дал возможность избирателям стать полноценным участником политического процесса.

Одно из приоритетных прав, которым должны быть наделены граждане – это право отзыва депутата, которое может быть реализовано исключительно посредством мажоритарной избирательной системы.

Уже само наличие такого права сформирует совсем иные модели поведения депутатов по отношению не только к избравшим их гражданам, но и к парламентской фракции. Вряд ли бы тот же Кинах рискнул примкнуть к парламентскому большинству, зная, что избиратели владеют реальной возможностью его отзыва.

А Юлии Тимошенко не довелось бы заниматься разоблачениями своих же депутатов-ренегатов. Достаточно было бы съездить в избирательный округ, в котором под ее брендом баллотировался перебежчик и доступно объяснить гражданам, что их выбор предан.

Едва ли громада оставила бы этот инцидент без внимания: хороший адвокат при работающей процедуре отзыва научил бы граждан и как оформить документы, и как подписи собрать, и как довести дело до логического завершения.

После первого же удачного прецедента ни у одного из депутатов во ВРУ не осталось бы желания менять фракционную прописку. Да и фракции, перекупающие депутатов, в скором времени отказались бы от подобной практики ввиду ее нецелесообразности.

Это лишь поверхностное описание тех возможных эффектов, к которым может привести гражданский, а не императивный контроль над депутатами.

В этом случае придется решать неудобную дилемму: или монополия на формирование партийных списков без последующих механизмов эффективного влияния на депутатов в ВРУ, или же отказ от такой монополии, но наличие механизмов гражданского контроля над народными избранниками.

Но, судя по всему, на ближайшее время и власть, и оппозиция для себя эту дилемму уже решили. И не в пользу граждан.



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде
Подпишитесь на наши уведомления!