[Все еще] Есть такая партия!

Пятница, 8 июня 2007, 14:01

В украинской партийной системе КПУ занимает особое место.

Это – бронтозавр, затесавшийся среди современной политической фауны. Неприкрытый лоббист интересов соседнего государства. Объект жгучей ненависти миллионов наших сограждан. И, как выяснилось в ходе затяжного кризиса, весьма хитрый и удачливый политический игрок.

На словах – чуть ли не главные противники досрочных выборов, коммунисты одними из первых начали активную избирательную кампанию: на Майдане, в полураспущенной Раде, в гостях у Савика Шустера.

Пока партнеры по коалиции дискредитировали себя переговорами с Ющенко, пытаясь сначала предотвратить выборы, а затем их оттянуть, Компартия уверенно набирала голоса на будущих выборах – за счет своей демонстративной непримиримости.

Без всякого сомнения, досрочные выборы выгодны КПУ. Коммунисты получили уникальную возможность не только попасть в Верховную Раду VI созыва (еще год назад казалось, что такой шанс Симоненко и компании не представится), но и улучшить свои показатели. Социологи единодушно констатируют повышение рейтинга Компартии.

Новых сторонников, у коммунистов, конечно, не прибавилось, но зато им удалось вернуть часть старых избирателей, которых год назад переманила мощная Партия регионов.

Не дождавшись от Януковича объединения с Россией и победы над американским шпионом Ющенко, заблудшие пенсионеры начали возвращаться в электоральное лоно КПУ.

Недоброжелатели отказываются верить в успехи Компартии. Ведь еще недавно ей пророчили сплошные беды!

Утверждалось, что Партия регионов является силой правой ориентации, а КПУ – крайне левой, поэтому их союз противоестественен и обречен. Однако коммунисты неплохо сработались с капиталистами и даже поучаствовали в антинародном повышении тарифов.

Юлия Тимошенко уверенно ставила Симоненко на одну доску с Морозом: мол, увидев сговор Компартии с олигархами, простые люди больше никогда за нее не проголосуют.

По-видимому, ЮВТ одно время всерьез рассчитывала привлечь обманутых коммунистами пенсионеров к борьбе за справедливость…

Но, к удивлению недругов, сторонники КПУ восприняли сотрудничество с донецкими буржуями как нечто вполне естественное.

Впрочем, удивляться стоило и в 2006-м, когда значительная часть коммунистического электората перешла к "выразительнице интересов крупного капитала" ПР.

Если избиратель КПУ действительно был зациклен на идеях социального равенства и ненависти к олигархам, как такое могло произойти?

Рискнем предположить, что многие неудачные прогнозы и социологические парадоксы, связанные с Петром Симоненко и его политсилой, основаны на одной изначально ложной посылке. Коммунистов по инерции продолжают относить к "левому лагерю", хотя фактически КПУ и ее сторонники уже давно могут считаться правыми.

Читателю, которого этот тезис озадачил, советуем ознакомиться с определением слова "правый" в толковом словаре.

Там сказано: "Враждебный новым течениям в политической и общественной жизни; консервативный".

Кто у нас самый косный? Кто держится исключительно на призраках прошлого? Кто громит все новое, что появилось в жизни страны за последние 15 лет? Угадайте-ка с трех раз!

Любители исторических параллелей часто сравнивают современную Украину с Веймарской Германией. Что ж, попробуем отыскать там аналог нашей КПУ.

С партией Эрнста Тельмана и Клары Цеткин ее роднит разве что цвет знамен: где революционный пыл, где планы грандиозных реформ, где устремленность в светлое будущее?

Зато Симоненко и его команда подозрительно смахивают на ультраправых монархистов – Немецкую национальную народную партию.

Ее риторика сводилась к поношению "гнилой" демократии, разоблачению "предателей", из-за которых Германская империя проиграла войну; рассказам о том, как хорошо жилось при кайзере Вильгельме, какой повсюду был порядок и достаток.

Электоральную базу партии составляли духовные братья нынешних украинских пенсионеров – люди, ностальгировавшие по "старым добрым временам", когда и трава была зеленее, и солнце светило ярче.

Все те, кто отказался принять мир, возникший после 1918 года, и не понимал, что возврат в имперскую эпоху невозможен…

Безусловно, "Капитал" Маркса (как любят острить недоброжелатели, уступивший место капиталу Ахметова) нынешним бонзам КПУ до лампочки. Однако он столь же малоинтересен и рядовым сторонникам украинской компартии.

Симоненко и Ко привлекают электорат отнюдь не демонстративной преданностью марксистско-ленинским идеям, а в первую очередь опорой на консервативные ценности советского прошлого.

Причем некоторые тезисы КПУ – скажем, гневные рассуждения об упадке нравственности – удивительным образом схожи с риторикой НРУ или УНП. Так что Компартию можно смело окрестить "Левобережной Правицей".

Любопытно, что к неадекватной оценке КПУ склонны не только ее враги. Алый цвет партийных флагов сбил с толку и самих коммунистов!

Ложная уверенность в собственной "левизне" спровоцировала грубые ошибки Симоненко и его команды в ходе выборов-2006. Лидеры КПУ решили повысить популярность партии, слегка подкорректировав ее имидж, однако направление для коррекции избрали неверно.

Результатом стала оригинальная, но абсолютно неэффективная рекламная кампания под лозунгами "Гении разделяют наши взгляды" и "Коммунисты – это круто!"

Да, Пикассо и Неруда увлекались коммунистической идеологией, но и что с того? Все эти западные леваки, убежденные марксисты, бунтари, восставшие против эксплуатации трудящихся, неспособны пронять потенциальный электорат Симоненко и Ко.

По сути являясь человеком правых взглядов, рядовой сторонник КПУ неравнодушен к истеблишменту Советской Империи – политическому, экономическому, военному. Истинные авторитеты для него – это почтенные хозяйственники и маршалы в золотых погонах.

Товарищи, решившие убедить молодое поколение в крутизне КПУ, очевидно, рассуждали следующим образом: "Молодежь всегда склонна к радикализму и левачеству. Мы – крайне левая партия. Следовательно, можем побороться за голоса юношей и девушек".

Ошибочная самооценка КПУ обусловила неуспех ее "крутых" мессиджей. Левая молодежь (которой в Украине действительно хватает) в основном проголосовала за БЮТ, гораздо больше похожий на хрестоматийных европейских коммунистов ХХ века – тут тебе и показательная борьба с буржуями-олигархами, и планы радикальных социальных преобразований, и бунтарский дух с ярким креативом, и даже собственная Пассионария во главе списка.

В общем, на новых выборах пиарщикам КПУ не стоит экспериментировать, демонстрируя по ТВ эффектную блондинку в красном, соблазняющую юношу-очкарика.

Для агитационных роликов предпочтительнее традиционные рассказы о светлом прошлом, посягательствах на советскую историю, происках американского империализма и его оранжевых прислужников.

Ну и, разумеется, следует всячески подчеркивать твердость КПУ в ходе последнего кризиса – дабы вернуть максимальное число блудных дедушек и бабушек, опрометчиво переметнувшихся к ПР.

Сейчас рейтинг коммунистов демонстрирует тенденцию к росту, но, похоже, это временное улучшение самочувствия тяжело больной Компартии перед уходом в мир иной.

Политологи справедливо замечают, что без решительной модернизации перспектив у нее нет. В принципе, будь КПУ действительно левой партией, ей вполне могло подойти реформирование по рецептам итальянских или французских марксистов.

Но для консервативной "Левобережной Правицы" такой сценарий означает полную потерю идентичности. Европеизация, постепенный переход к демократическому социализму, осуждение наиболее одиозных деяний советского режима – все это не принесет КПУ новых сторонников, а лишь ускорит ее политическую смерть, неизбежную ввиду естественной убыли электората.

Впрочем, недруги из национал-демократического лагеря не должны связывать с грядущей кончиной КПУ ложных надежд.

Во-первых, она не будет означать банкротства леворадикальных идей, имеющих к Симоненко и Ко весьма условное отношение.

Во-вторых – не ознаменует окончательного разрыва со страной под названием Советский Союз. Мечты о Великой Империи, которую все боятся и уважают, слишком заманчивы и популярны на Юго-востоке Украины – в том числе среди людей, знакомых с жизнью в СССР лишь по непродолжительным пешим походам под стол.

Правда, в отличие от старшего поколения, новая генерация не страдает ностальгической привязанностью к традиционному партийному брэнду.

И если Партия регионов выглядит более перспективным реаниматором славянского братства и выразителем антизападных настроений, зачем голосовать за дряхлую преемницу КПСС?

Но пока что старая гвардия жива, и в ходе досрочных выборов, которые, по-видимому, таки состоятся, обеспечит КПУ достойное представительство в парламенте.

Конечно, роль Компартии в будущих коалиционных раскладах предсказывать еще рано, но можно не сомневаться, что известные своей принципиальностью коммунисты извлекут из последней каденции максимум выгоды – к большому огорчению украинских патриотов и удовлетворению кремлевской администрации.

Лебединая песня КПУ обещает быть громкой и звонкой!

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде