Какую же идеологию на самом деле избрала Тимошенко?

Четверг, 9 августа 2007, 14:55

В ответ на статью Григория Немыри

Прочитав статью Григория Немыри "О "смене ориентации": Почему "Батькивщина" приняла решение стать наблюдателем в Европейской народной партии?" долго не мог прийти в себя: то ли уже совсем политики считают тех, кто их слушает или читает, лохами, которым можно вешать на уши все, что висит, или же они в своем виртуальном мире уже настолько далеко убежали от реалий, что и сами верят в то, что говорят, называя черное белым, а белое – черным.

Григорий Немыря хорошо запомнился блестящим дезавуированием плагиата В.Литвина и неплохим участием в нескольких телешоу. Но, очевидно, находясь слишком близко возле партийного солнца, поверил в собственную непогрешимость – и сам пошел путем, которым уже недалеко до тех грехов, которые он сам когда-то разоблачал.

Оставим в стороне самолюбование многочисленными собственными цитатами в статье, которую разместила "Украинская правда". Хотя, бесспорно, к тому, чтобы так много себя цитировать, даже Юлия Владимировна не доходит.

Но начнем все с истории. В статье "Тимошенко меняет ориентацию" достаточно хорошо охарактеризовал суть Европейской народной партии (ЕНП) и консервативной идеологии, которую исповедуют партии, что входят в состав ЕНП.

Прибавим, что само определение консерватизма (убедитесь в этом сами в любом серьезном политическом словаре или на Википедии) предусматривает идеологию, которая отдает предпочтение традиционным для того или иного общественного устройства ценностям (соnsеrvаrе – оберегать, защищать), которая призывает сохранить статус кво в обществе или возвратиться в прошлое, к "золотым прошлым дням".

Современный британский философ Р.Скрутон назвал консерватизм "политикой промедления", задержки, отсрочки изменений с целью сохранить по возможности дольше существующий политический организм, социальную и политическую структуру общества такой, какой она является.

Если же изменений не избежать, то, как говорил классик консерватизма Э.Бурке, они ни в коем случае не должны быть радикальными или революционными, а исключительно постепенными, естественными, органически строиться на существующей политической, социальной основе.

Изменение общества, говорил он, соответственно каких-то теоретических планов (sic!), может обусловить "непредусмотренную катастрофу".

Конечно, консервативная идеология не стоит на месте и эволюционирует. Для того, чтобы адаптироваться к требованиям современного мира отдельные консерваторы даже ввели просто замечательную как по мне "и"-концепцию: в дополнение к своим традиционным лозунгам и требованиям они одолжили и кое-что у либералов.

Таким образом, они уже могут выступать за нетрадиционные браки и социальную защиту гомосексуальных пар, за более жесткую борьбу с глобальным терроризмом и внедрение государственного финансирования школ для мусульман и т.п.

Но неизменной остается часть общественного спектра, интересы которого отображают консерваторы независимо от того, какое слово используется в названии их партии – консерваторы, христиане или социал-демократы – и вплоть до очень симпатичной мне лично Умеренной партии Швеции с одним из лучших европейских политиков - К.Бильдтом, одним из немногих настоящих друзей Украины в сегодняшней ЕНП.

Именно это является главным при определении принадлежности партии к той или иной политической семье – интересы какой социальной группы она представляет.

И здесь все партии, которые входят в Европейскую народную партию, объединяет ключевое: они представляют интересы большого капитала и государственной бюрократии.

И чтобы цитаты не вырывались из программных документов консервативных партий – это именно то, что их объединяет и что их характеризует: интересы большого капитала и государственной бюрократии.

Нужен большому капиталу вместительный рынок – они выступают за европейскую интеграцию и являются последовательным приверженцем углубления интеграции в рамках ЕС.

Боится бюрократия вступления Турции в ЕС – и они последовательно выступают против вступления Турции в ЕС.

Хотят богатые европейцы платить меньше налогов – вот консерваторы и за уменьшение налогов и сокращение социальных затрат, хочет государственная бюрократия больше власти – вот и усиление правоохранительных органов, рост их финансирования, прав и полномочий.

Все вместе они боятся социальных экспериментов, резких изменений, разгосударствления или реприватизации – и здесь они входят в конфликт с мелким бизнесом, малообеспеченными гражданами – и, соответственно, со своими вечными соперниками – социалистами и коммунистами, которые отображают интересы последних.

Не без исключений, конечно, но кому же, как не исследователю Григорию Немыре хорошо знать эти азбучные истины и главное:

1) именно на интересах определенных социальных групп базируются европейские партии;

2) те социальные группы, которые поддерживают консервативные партии, решительно отличаются от тех социальных групп, которые поддерживают БЮТ.

Бесспорно, что сегодня ни одна украинская политическая сила не имеет четко определенной партийной идеологии и не может считаться классически левой или классически правой.

Но украинское общество уже структурировано, а его социальные группы медленно, но уже довольно четко формулируют свои интересы.

Существуют интересы украинского большого капитала и украинской государственной бюрократии, и их интересы представляют две партии (слово "партии" мы, конечно, используем условно – это могут быть и блоки или др.)

Первая – "Наша Украина" (в любом ее исполнении – НСНУ, НДП или как там еще называли разные пропрезидентские партии на протяжении последнего десятилетия).

Вторая – Партия Регионов.

Эти партии – близнецы и существуют они в отдельности только потому, что существует различие между Юго-Восточной и Центрально-Западной Украиной. Если бы такого различия не существовало – это была бы одна единая партия.

Или скажем иначе: если представить, не дай Бог, что на территории нынешней Украины существуют два государства, то на востоке существовала бы Партия регионов, на другой стороне – "Наша Украина", и обе партии чудесно бы дружили семьями, ездили бы в гости друг к другу на партийные съезды и вместе – в Брюссель на съезды ЕНП.

С точки зрения идеологии или общественно-политической классификации – если из Украины еще какая-то партия, кроме "Нашей Украины", и может быть в ЕНП – то это Партия регионов, и ни в коем случае – не БЮТ.

Конечно, это дело Юлии Владимировны (которую искренне люблю, уважаю и которой как политиком восхищаюсь), как дальше формулировать идеологию партии и интересы какой социальной группы отстаивать, но судя по всему, что ею было сказано и сделано состоянием на 8 августа 2007 года, она отображала интересы среднего класса, мелкого или среднего капитала, малого бизнеса, малообеспеченных и обездоленных общественных слоев, интеллигенции, других социально нереализованных групп населения.

Реприватизации "Криворожстали" аплодировали именно они – не так ли, Юлия Владимировна? А не понравится такой шаг одинаково – или Пинчуку, или Берлускони (который, кстати, также является одним из лидеров ЕНП).

Перефразируя журналиста "Украинской правды" – вся предыдущая деятельность Тимошенко в политике не совместима с политической доктриной и идеологией ЕНП. И не надо говорить, что это не так – иначе вспоминается выражение блестящего британского премьера – консерватора Бенжамина Дизраэли о том, что "консервативное правительство – это организованное лицемерие".

В отдельности следует остановиться на тезисе глубокоуважаемого Георгия Михайловича о том, что его партию, в отличии от партий-оппонентов "Батькивщины", в Европе ждут.

Прежде всего, ждут (или не ждут) не партию, а страну. Всю. В том числе и с теми, кто является Вашими оппонентами.

Но главное другое: Вы спрашиваете себя – оказывает ли содействие приближению Украины к Европейскому Союзу интеграция украинской партии "Батькивщина" к наибольшей европейской партии?

Отвечаем – нет.

Кому как не вам, господин Немыря, хорошо знать, что в ЕНП уже долго и успешно имеет статус наблюдателя правящая в Турции Партия справедливости и развития (как и две украинские партии – "Народный рух" и "Наша Украина").

И вопреки тому, что, в отличии от украинских партий, с турецкими коллегами Саркози и Меркель сидят за одним столом уже не один год, это не заставило французского или немецкого лидеров поменять свою позицию относительно вступления Турции в ЕС.

Даже больше – именно они стали теми, кто четко сформулировал "Нет" вступлению Турции в ЕС.

И именно они – Европейская народная партия и их, прежде всего, немецкие и французские члены – жестче всего сегодня выступают против европейской интеграции Украины.

Цитат енпишников разных мастей и уровней можно привести столько, что даже самый терпеливый читатель не дочитает до конца.

И именно их оппоненты – левые, социалисты, либералы, в конце концов – националисты наподобии нынешней правящей польской партии – значительно последовательнее поддерживают евроинтеграцию Украины.

Бесспорно, это очень хорошо, что украинские партии интегрируют к европейским. Чем больше – тем лучше.

Может, в конце концов Юлии Владимировне удастся приворожить тех, кого не смогли приворожить две других украинских партии. Другого пути, чем интеграция на таком – партийном, личностном микроуровне – нет.

Но надо ли при этом на протяжении одного года прыгать от социалистов к консерваторам и вешать при этом лапшу на уши читателям "Украинской правды" – не уверен...



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде
Подпишитесь на наши уведомления!