Глава Ощадбанка Анатолий Гулей: Если сегодня звучит заявление об остановке выплат, завтра очередь в два раза длиннее

Понедельник, 4 февраля 2008, 22:17

На протяжении последней недели руководитель Ощадбанка оказался в эпицентре информационных потоков. По некоторой информации, президент Ющенко поставил требование снять Анатолия Гулея с должности в связи с нарушениями, выявленными во время проверки в Ощадбанке силами Национального банка. (Все подробности этого читайте в статье "Война за Ощадбанк – война за президентство".)

Юлия Тимошенко защищает банкира, который организовал для нее выплаты компенсаций обесцененных взносов. Так обозначилась еще одна линия противостояния президент-премьер. В интервью "Украинской правде" Анатолий Гулей рассказал о том, как он пережил эти дни.

С вами проводились беседы, чтобы вы сами написали заявление об отставке, и таким образом не усложнялись отношения между президентом Ющенко и премьер-министром Тимошенко?

– Нет, не проводились. Я менеджер государственного банка и нахожусь в трудовых отношениях с Ощадбанком.

– То есть вы узнали об инициативе президента относительно вашей отставки из прессы?

– Это для меня была неожиданность! Со мной об этом никто не говорил, и я обо всем узнал только из газет.

– Ваша отставка может повлиять на процесс компенсаций обесцененных сбережений?

– Я уверяю вас, что никаких рисков относительно прекращения компенсационных выплат нет. Выплаты могут остановиться только по двум причинам. Первая – если будет прекращено финансирование Министерством финансов. Вторая – технологическая, вследствие которой банк не сможет проводить выплаты.

Ни первой причины, ни второй я сейчас не вижу.

Сегодня мы движемся в соответствии с графиком финансирования выплат компенсаций. В понедельник мы делаем новую заявку на очередной транш, и во вторник получим средства.

– Но может ли быть политическая воля приостановить выплаты?

– Я не исключаю разные попытки дезорганизовать процесс выплат, чтобы изменить политическую волю.

– Тем более сейчас все более чаще звучит мнение, что, возможно, следует взять тайм-аут в выплатах на несколько месяцев, технологически подготовиться более основательно, составить реестр...

– Меньше всего мне бы хотелось комментировать разного рода слухи или предложения. В реестр уже внесено 3 325 137 лиц, получили компенсацию только 1 642 802.

Бюджет принят и утвержден, Минфин финансирует выплаты в соответствии с графиком. Что мешает нам выплачивать людям средства?

– Например, во избежание очередей, Ощадбанк каждый день мог бы выдавать компенсации вкладчикам, фамилия которых начинается на определенную букву алфавита.

– И что, тогда вкладчики, чья фамилия будет начинаться на букву "Я", будут получать компенсацию в декабре? А вы у людей в очереди об этом спросите! Я уже представляю, какие в ваш адрес прозвучат обвинения на манер: " Не нужны мне ваши средства в декабре, а если я завтра умру, то средств я не получу!" А будут обвинять Ощадбанк. Такое предложение людям не понравится.

– Речь не об этом, а о том, что ажиотаж вокруг выплат все равно сохраняется. Например, утром в 9-00 пришлось ехать мимо отделения Ощадбанка в Киеве на улице Юрковской. Отделение еще не начало работать, а на улице очередь не меньше 30 человек.

– Очередь там действительно была. Наши граждане очень чувствительно относятся к разного рода заявлениям политиков, в особенности если это касается Ощадбанка и возможности получить желательные средства. А потому резонанс уже есть на следующий день после такого заявления. И очередь в два раза длиннее, чем обычно.

Если звучит еще какое-то новое политическое заявление – очередь увеличивается в три раза. У меня есть ежедневный отчет – где и сколько людей стоит в очередях по каждому отделению.

– Какая, например, была ситуация с очередями в прошлую пятницу?

– В пятницу действительно было много людей, поскольку поступало много разной политической информации на протяжении понедельника – четверга. А люди же сразу реагируют на каждое отрицательное мнение политика, который начинает размышлять перед телекамерой...

– Вы считаете, что очереди связаны с психологической реакцией населения, а не с несостоятельностью Ощадбанка обеспечить обслуживание такого потока людей?

– Абсолютно! Очереди – это нормальное явление, если стоит 8-10 человек. Если больше 10 – то это уже ненормально. И мы за этим внимательно следим, и привлекаем дополнительных работников или открываем дополнительное рабочее окно в зависимости от концентрации клиентов.

Но мы не можем влиять на сознание людей, которые, посмотрев вечером телевизор и поняв, что завтра могут не получить выплаты, утром становятся в очередь, чтобы забрать ожидаемые деньги.

Единственное, в чем я могу себя упрекнуть – надо было привлечь к сотрудничеству психологов как для вкладчиков, так и для наших работников. Психологически очень тяжело.

– То есть вы не принимаете предложение сделать тайм-аут в выплатах, чтобы технологически процесс выглядел лучше?

– Я не понимаю, почему надо останавливать выплаты. Я не вижу таких причин. Тем более, что вообще очереди уменьшаются, а процесс выплат уже стабилизировался.

– Ажиотаж в отделениях Ощадбанка привел к тому, что уменьшаются статьи доходов Ощадбанка от традиционных видов деятельности. Например, часть населения просто физически не может заплатить коммунальные платежи. Об этом свидетельствует статистика.

– Послушайте, декабрь и январь – не показательные месяцы. Традиционно сложилось, что с 20 декабря по 20 января люди отдыхают, развлекаются, не ходят на работу и не думают об оплате коммунальных платежей.

Каждый год в январе оплачивается около 50% платежей по сравнению с другими месяцами. И только в первых числах февраля начинается оплата коммунальных платежей. Начнется февраль – и вы увидите, что ситуация нормализуется.

Таким образом, разговоры о том, что люди не смогут заплатить коммунальные платежи, являются преувеличением... Мы не являемся монополистами, у нас меньше 35% рынка коммунальных платежей по Украине. Поэтому говорить, что люди в очереди блокируют оплату коммунальных платежей – это полный абсурд!

В Украине около 15 тысяч отделений Укрпочты и до 10 тысяч точек приема платежей банковских учреждений, у нас только 6 тысяч точек. Обвинения в адрес нашего банка коммунальными службами надуманные!

По итогам января 2008 года мы планируем получить прибыль в объеме около 16 миллионов гривен, и дополнительно поступят средства на возмещение фактических затрат из выплаты компенсаций от Минфина по результатам первого квартала.

Я готов отчитываться за первый квартал, я уверен, что показатели будут в границах бизнес-плана банка.

– А риск роста инфляции? Когда на рынке продукты начинают стоить дороже, то продавцы это объясняют просто – выплатами по обесцененным вкладам Ощадбанка.

– Инфляционные ожидания в обществе выше, чем фактическая инфляция. По моим прогнозам, инфляция в январе будет ниже, чем в декабре 2007 года.

– Часто ли вы общаетесь с Юлией Тимошенко?

– Я каждый день докладываю премьер-министру оперативную ситуацию по выплате компенсаций.

– Как лично вам идея выплат компенсации по вкладам СССР не наличными, а акциями Ощадбанка?

– Я скажу честно – есть государственный бюджет, есть постановление Кабмина, и я его выполняю. Ощадбанк является агентом Минфина по обслуживанию правительственной программы выплаты компенсаций. Поэтому говорить, "я что-то думаю", будет неправильно, законы надо выполнять!

Кроме того, мне хорошо знакома логика граждан, которые стоят в очереди в Ощадбанке, а она такова: "Я в советские времена принес в этот банк "живые" деньги и хочу теперь также получить "живые" деньги."

– Как вы можете прокомментировать информацию, что в связи с выплатами компенсаций некоторые отделения Ощадбанка работают будто в фронтовых условиях – до трех часов ночи?

– Я считаю эти вопросы некорректными, поскольку они базируются на ваших предположениях, а не на фактах.

– Существуют данные, что в первые дни Ощадбанк начал выплачивать компенсации, не получив деньги из Минфина, прямо из собственной оборотной кассы? И на сегодня минусовый остаток по этим выплатам еще висит в отделениях Ощадбанка. Какая была в этом потребность? Как вы это можете прокомментировать?

– У меня нет такой информации, мало того, считаю этот вопрос уже неактуальным. Финансирование из Минфина мы получили 10 января в 17:00, а 11 января в 8:00 всем зарегистрированным в реестре 155 тысячам граждан средства были зачислены на их текущие счета. Выплаты получили около 49 тысяч граждан.

Первый день выплат в Ощадбанке, а именно 11 января 2008 года, был проверен Контрольно-ревизионным управлением. Проверка продолжалась с 14 по 16 января 2008 года. Недостатки устранены, на замечания отреагировано.

– Вы знакомы с результатами проверки деятельности Ощадбанка специалистами Нацбанка. По вашему мнению, они составлены объективно или нет?

– На самом деле все замечания являются техническими, которые можно устранить на протяжении пяти рабочих дней после завершения проверки. Правлением обработаны меры и согласованы с НБУ. Большинство замечаний, которые там указаны, касаются фактов, обусловленных в том числе и бездейственностью в свое время наблюдательного совета Ощадбанка.

Но после завершения проверки, а именно 14 декабря 2007 года, состоялось очередное заседание наблюдательного совета, по результатам которого устранена значительная часть замечаний Нацбанка. Поэтому говорить о претензиях только к правлению Ощадбанка и не вспоминать требований, которые НБУ выдвинул также и к работе наблюдательного совета Ощадбанка, я думаю, не совсем справедливо.

Также обратите внимание, какого периода касалась проверка со стороны Нацбанка: начиная 1 апреля 2006 и заканчивая 1 октября 2007. А я пришел на должность председателя правления Ощадбанка в марте 2007 года.

– Какой была ваша реакция, когда появилось сообщение, что ваш предшественник и фактический конкурент Александр Морозов может возглавить наблюдательный совет Ощадбанка?

– Я не политик. У меня нет желания комментировать это сообщение.

– Среди остального в документах проверки Ощадбанка указан размер вашей зарплаты и премии. Не ли считаете вы их великоватыми как для государственного банка?

– Это – банковская тайна, и я подам иск на того, кто разглашает эту информацию.

– Но вопрос не об этом. Вы считаете нормальным получать такую зарплату на фактически государственном предприятии?

– Это регламентируется всеми соответствующими нормативными актами Ощадбанка с 2005 года. Кроме того, зарплата работников нашего банка в два-три раза ниже, чем по банковской системе Украины. Поэтому это некорректный вопрос.

– Среди остального, в материалах проверки Нацбанка указаны фамилии людей из окружения Виктора Януковича... Относительно них были допущены ошибки при определенных операциях в рамках кредитов, которые они брали в Ощадбанке...

– Это не ошибки в рамках кредитов, это замечания, которые следует устранить во время обслуживания кредитов. И касались они только ежегодной проверки наличия заложенного имущества и наличия справок о доходах с нового места работы. В процессе проверки все замечания были устранены.

– Но наличие этих двух фамилий может объяснить, что имел в виду президент Ющенко, когда сказал, что банк мог быть использован в интересах "одной политической силы"!

– Я согласен с вами, что факт наличия двух фамилий был использован для некорректной подачи информации.

Из контекста проверки и среди 300 тысяч клиентов банка, которые кредитуются, было сознательно выбрано два почтенных лица – представителей одной политической силы. Проверяли все кредиты по юридическим и физическим лицам на предмет принадлежности к определенной политической силе, поэтому и были выявлены эти двое.

Но эти люди получили кредиты еще в 2004 и в 2005 годах. Один из них был в то время работником банка. Могу сказать, что проценты они платят своевременно, кредитом пользуются аккуратно. У нас к ним никаких замечаний нет.

– Но при желании можно найти еще один аргумент, что Ощадбанк мог быть использован в интересах этой, упомянутой президентом "одной политической силы". Это тот факт, что раньше вы работали руководителем "Актив-банка", который имеет прямое отношение к Андрею и Сергею Клюевым.

– Действительно, я десять месяцев работал председателем правления "Актив-банка"...

Какие у вас сейчас отношения с братьями Клюевыми?

– Отношений нет. Они – депутаты, я – менеджер государственного банка.

– Вы видитесь, общаетесь?

– Я не хочу об этом говорить, посколько это не люди моего уровня, чтобы я комментировал свое отношение к ним.

– Как вы оказались на той должности в банке братьев Клюевых?

– В свое время проводился конкурс на должность председателя правления "Актив-банка", я работал заместителем председателя правления "Альфа банка" и был одним из 12 кандидатов. Я прошел сложное собеседование, председатель наблюдательного совета пригласил меня на работу, и только потом я познакомился с владельцами.

– Еще один факт, который мог вызвать бурную реакцию президента – это другое упоминание в материалах проверки со стороны НБУ. "Потенциальные риски ликвидности создают имеющиеся в кредитном портфеле Ощадбанка концентрации – кредитная задолженность самой большой группы заемщиков, которые несут общий кредитный риск – корпорация ЗАО СКМ (Днипроэнерго, ДТЭК, Схидэнерго) 380 миллионов гривен".

– Эти компании – одни из самых больших операторов на рынке энергетики, они у нас обслуживаются с 2000 года и никаких дополнительных преференций не имеют.

Относительно их обслуживания идет настоящая конкурентная борьба на банковском рынке. У нас для энергетиков одинаковые условия, они все хорошо работают, своевременно рассчитываются, и никогда не было жалоб со стороны НБУ по кредитам, которые они получили.

– Действительно ли подтверждается информация, что инициатором проверок Ощадбанка со стороны НБУ был заместитель секретаря Совета нацбезопасности господин Пышный?

– У меня нет доказательств, чтобы это подтвердить.



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде