Обратная сторона выборов

Понедельник, 2 июня 2008, 12:55

Каждый год – выборы. Подобно бразильскому карнавалу. С каждым годом кандидатов все больше, и на любой вкус – умный, красивый, новый, старый. Бюллетени – все удлиняются, палаток – как маслят в грибной год. Агитмакулатуры…

Вот только из года в год работать в избирательной комиссии все тяжелее и унизительнее. В сущности, организация выборов состоит в том, чтобы собранных вместе случайных людей объединить в группу единомышленников и попытаться мотивировать на выполнение колоссальной по своей трудоемкости и нервным затратам работы.

Разумеется, так называемый "человеческий фактор" в этом процессе проявляется максимально. Так, еще практически "в начале пути" из всего состава избирательной комиссии "в живых", как правило, остается только один (!) человек, преимущественно из руководящего звена (секретарь, глава комиссии, или зам главы).

Остальные бегут от неожиданно свалившейся на них ответственности – телефоны не отвечают, родственники сообщают, что он (она) уехал (-а) на дачу, записался (-ась) в кружок буддистов. А работать как-то нужно.

До выборов главное хоть как-то мобилизовать еще боеспособных членов комиссии и провести хотя бы первое собрание, оформив целый массив документации. И в этот самый день приходит осознание – ты "попал". Вот оно – "бумаготворчество" – процесс долгий, малопонятный, но очень ответственный.

К тому же, из года в год бумажной работы становится все больше и ее, боюсь, к тому же целенаправленно усложняют. На этот раз, например, усложнили процесс включения избирателей в список.

Теперь "участковая" избирательная комиссия этого не может делать самостоятельно, а только после рассмотрения вопроса и согласия территориальной комиссии. Отсюда море возмущенных граждан, которые так и не попали в список, хотя должны были…

Еще одна существенная проблема – катастрофическое отсутствие информации, либо масса неточной. Увы, никто внятно не способен ответить на самые элементарные вопросы. Хуже, каждый отвечает по-своему. Где правильный ответ – вопрос исключительно к собственной интуиции.

А самое главное ответов на эти самые вопросы невозможно найти и в законодательстве. Законы написаны просто иезуитски бредово.

Я бы даже сказал, что отечественные законы написаны так, как если бы неизвестный энтузиаст записал пьяный "базар" группы сильно выпивших мужчин, которых пробило поумничать.

(Честно говоря, после прочтения этих юридических опусов, поневоле задумываешься: за какие заслуги у нас так любят и уважают юристов? О депутатах, я вообще молчу…)

На оформление документов, как правило, уходит масса времени: мы мечемся между нашим участком и районной комиссией по несколько раз за день, переписывая, исправляя, параллельно узнавая, когда привезут необходимые документы.

Привозят, обычно, частями, небольшими партиями, на всех не хватает. Не хватает даже канцелярских принадлежностей!

Но вот, наконец, ответственный момент – время забирать бюллетени. Сразу после этого наступает первая бессонная ночь на участке. Бюллетени немного недотягивают до 2 метров в длину. Количество кандидатов и партий – чуть ли не 200.

После пересчета обнаруживается недостача. Значить время составлять акт.

Далее на каждом бюллетене нужно поставить по две печати и подписать его. Перед выборами нежданно-негаданно выбывают 5 кандидатов. Следовательно, мы ставим напротив фамилий печать "вибув".

Избирателей на нашем участке около 2 тысяч, соответственно 2 тысячи бюллетеней, умноженных на 5 выбывших кандидатов, получаем 10 тысяч "ударов" печатью. А печать всего лишь одна. Значит "печатаем" до 6 утра.

Встречаем восход за этим увлекательным занятием и осознанием, что через 20 часов выборы и будет еще сложнее.

День выборов – будильник на 4 утра. День выборов – это постоянное напряжение, ожидание махинаций, диверсий; это немощные, невидящие, глухие пенсионеры, которые рассматривают бюллетени, стоя посреди помещения участка и там же голосуют (в кабинках им плохо видно).

Выборы – это постоянное противостояния наблюдателей и членов комиссии – они прямо "заряжены" на войну, как боевые псы, уже до начала процесса.

Бюллетени, как назло, часто валятся из рук, потому что сделаны очень неудобно, пачкаются, портятся. А это значит новые акты и усложнения при подсчете голосов.

Параллельно постоянное выяснение отношений среди всех фигурантов избирательного процесса. Вечные мелочные конфликты.

Второй круг ада наступает после закрытия участка. Начинается битва уставшего человеческого коллективного разума с цифрами, которые должны сойтись тютелька в тютельку. Извлекаем бюллетени и начинаем подсчет.

Представьте собрание неимоверно измученных людей, которые начинают считать, мучительно дотошно и аккуратно. Ошибка, расхождение в единицу чревато повторным пересчетом. Поэтому нужно быть предельно внимательным, иначе эта пытка никогда не закончится.

Силы покидают нас. Люди периодически засыпают, отключаются почти стоя. Скоро рассвет, а еще ничего не готово, не упаковано, не составлено. Цифры не сошлись – нужно пересчитывать. Начинают сдавать зрение, слух, координация движений.

Но самое страшное чувство настигло нас уже в 9 утра, по прибытию в районную территориальную комиссию. В знакомом просторном помещении не было где яблоку упасть. Всюду люди с мешками ненужной макулатуры, с осунувшимися лицами, с готовностью загрызть кого угодно за место в очереди.

Все присутствующие очень напоминают беженцев из Средней Азии – причем и внешне, и, боюсь, внутренне, в смысле, состояния души.

На вопрос к проходившему мимо члену комиссии ТИК: "До скольки часов нам придется тут ждать?", слышим ответный вопрос: "А кто вам сказал, что вы пройдете сегодня?!".

Чувство унижения, страха и глубинной безнадеги – вот что испытали мы в то утро, день, вечер. Глава комиссии приседает на свободный кусочек пола и через некоторое время, после того, как его несколько раз ощутимо толкают, поднимает голову и спрашивает меня: "Почему они ходят там, где я живу?".

Все-таки мы выстояли. Через 5 часов подошла наша очередь. И тогда наступило облегчение, даже радость. Радость от того, что скоро наши растерзанные тела упадут на кровать. Радость от того, что все это унижение позади.

Честно говоря, когда подбивали итоги выборов, выясняя кому из кандидатов достанется "кусок пожирнее", мы были уже далеко. Мы были уже вне процесса. В том смысле, что вовсе не чувствовали себя сопричастными к этому действу.

Правда, когда я, время от времени, сталкиваюсь с надписями на стенах или на заборах, ошметками листовок и агиток, на меня накатываются страшные воспоминания: кипы бюллетеней. А в голове звучит мой собственный громкий голос: "Черновецкий. Турчинов. Кличко…". И впереди – бесконечность, без рассвета, без сна, без нормальной жизни.

Остап Соколюк, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде