На втором витке спирали

Вторник, 3 июня 2008, 12:34

В общем, проанализировав закономерности украинского политического процесса на протяжении 90-тых годов ХХ и начала ХХІ века, можно выделить определенную фундаментальную закономерность.

Она заключается в смене периодов высокой политической мобилизации и тотального абсентеизма (то есть отказа от участия в политической жизни общества).

В частности, начало и конец 90-тых годов ознаменовались высоким уровнем гражданской активности, пиковыми фазами которых были декабрь 1991 (референдум по провозглашению независимости) и ноябрь 2004.

Этим событиям предшествовали бушующие события, многотысячные митинги, вовлеченность в политическую борьбу миллионов украинцев.

Однако, за бушующей вспышкой неизбежно шло угасание активности со стороны общества, снижение участия в политической жизни до минимума, общественная апатия.

Именно на фоне таких общественных настроений и была, в свое время, выстроена политическая система, известная сейчас как "кучмизм".

Причины этого довольно прозрачны. Прежде всего, разрыв между лозунгами и реальностью. В 90-тые годы такая долгожданная независимость для многих украинцев, в конце концов, вылилась в разрушение экономики, тотальное обнищание и распад системы социальной защиты.

Соответственно, это обусловило распространение стереотипа, что гражданская активность не может принести какие-либо положительные результаты, а политическая борьба для большинства украинцев отошла на второй план в сравнении с борьбой за существование.

Непредубежденный анализ досрочных выборов в Киеве показывает: в Украине продолжается возвращение в политическую борьбу "духа середины 90-тых".

Об этом позволяют говорить определенные обстоятельства.

Чрезвычайно низкая явка. В общем, абсентеизм – свидетельство недоверия к власти как таковой. В начале 90-тых годов, когда выборы проводились по мажоритарной системе с обязательным порогом явки в 50%, в ряде округов депутатов продолжительное время не было вообще по причине низкой явки.

Сегодня снова наблюдаем регулярное падение уровня вовлеченности граждан в политический процесс.

На этом фоне происходит потеря политической идентичности с теми или иными политическими силами. Соответственно, возвращаются многочисленные предвыборные политические проекты образца 90-тых, которые возникают ниоткуда и туда же возвращаются.

На фоне низкой явки и маленькой заинтересованности избирательным процессом растет борьба за каждого избирателя. При этом, поскольку граждане теряют доверие ко всем участникам выборов, то на первый план все откровеннее выходит обычный подкуп (денежный или не денежный, одноразовый или растянутый на значительный промежуток времени).

Соответственно, политика все ощутимее приобретает черты, присущие 90-тым годам. Это, прежде всего, ее кулуарный характер, то есть замкнутость властных отношений "в себе", за публичным "глазом".

На фоне соревнований за возрождение "сильной президентской власти" и упадка парламентаризма, к которому Украину приближают постоянные кризисы, политическая борьба снова сосредоточивается исключительно на печерских холмах, не выходя за их пределы.

Все большее значение приобретают не пламенные трибуны, а люди с крепкой бюрократической хваткой. На высшие посты в государстве возвращаются абсолютно не публичные политики (пример Киева и его городского председателя довольно показательный), в то время как недавние герои теряются в вихре мелкой политической суеты.

Все это разворачивается на фоне галопирующей инфляции, которая (так же как и в начале 90-тых) подрывает доверие к государственным учреждениям, содействуя распространению в обществе аполитических настроений.

Итак, в Украине сложилась замечательная ситуация для установления авторитаризма, ведь подобный тип политического режима по большей части устанавливается при условиях политической пассивности граждан.

На фоне постоянного хаоса и деградации политики и политиков, все идет к возрождению в обществе идеи "хорошего хозяйственника и сильной руки", способного "навести порядок".

Хотя подавляющее большинство всего изложенного выше пока существует в качестве тенденций, однако, для каждого внимательного наблюдателя за развитием отечественного политического процесса становится очевидной деградация украинской демократии за последние год-два.

Где-то ситуация выглядит хуже чем в 90-тые. В частности, речь идет о Верховной Раде, которая стремительно теряет авторитет и политический вес.

Последние голосования, когда огромные по объему и государственному значению документы принимались "по упрощенной процедуре", нельзя назвать иначе, как насмешкой над парламентаризмом.

Причины всего этого заключаются, прежде всего, в сущности отечественной политической элиты, в ее экономически-клановом характере. Отдельные ее представители, сделав себе имя на фоне народного подъема и консолидации, считали (и до этого времени считают), что все это дает им право на бессрочный политический карт-бланш.

Однако, общественный подъем, не подкрепленный изменениями, трансформациями, реальными реформами, в конечном счете, вылился в тотальное уныние. При чем последнее прямо пропорционально уровню бывшего подъема.

Именно это не позволило Украине в очередной раз вырваться из кармического "колеса превращений", в рамках которого она существует большую часть своей истории.

Украинцы в очередной раз так далеко "продвинулись вперед", что, в конце концов, вернулись "назад", в Украину образца середины 90-тых – государства без вектора развития и прозрачных перспектив.

Welcome to the real world? Или может уже пришло время изменить эту реальность? В любом случае, очевидно, что очередной шанс сделать это представится не скоро – использованная беспомощными политиками украинская община не скоро вернется в состояние готовности что-то менять и меняться самим.

Петр Олещук, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде
Подпишитесь на наши уведомления!