Юлия Тимошенко приблизилась на шаг к своей отставке

Суббота, 7 июня 2008, 00:40

Когда Виктор Балога и Юлия Тимошенко полтора года назад подписали декларацию о всеохватывающей дружбе, глава секретариата президента подарил лидеру тогдашней оппозиции... свисток.

Рассмотрев презент, Тимошенко заметила на нем рисунок в виде фирменного логотипа БЮТ и пошутила: "В сущности, это сердце Виктора Ивановича".

Куда Тимошенко в конце концов девала этот артефакт, история умалчивает. Но если бы повесила его на стену, то 6 июня 2008 года свисток по аналогии с ружьем должен был бы свистнуть. Известив тем самым о начале реализации нового мега-проекта Банковой "устраним Тимошенко от власти".

– Уважаемые коллеги, в коалиции произошла определенная измена, - объявил 6 июня на заседании Верховной Рады Арсений Яценюк.

Интрига в исполнении секретариата президента выглядела виртуозно. Оставить коалицию могли с десяток депутатов НУНС, которые уже присоединились к балогиному "Единому центру".

Однако сделали это член БЮТ Игорь Рыбаков и представитель Луценко Юрий Бут. Таким образом Банковая показала свою якобы отстраненность от этих процессов, в которую никто не поверит.

Выход Рыбакова и Бута выглядит таким же "искажением результатов выборов", как и переманивание в антикризисную коалицию во времена правительства Януковича.

Тогда это закончилось досрочными выборами. Сейчас Ющенко действует такими же методами, конфликт режиссирован на Банковой, и в случай чего предателями будут называть не "Единый центр", а представителей блока Тимошенко и "Народной самообороны".

Поступок Рыбакова – это плата Тимошенко за ее готовность формировать избирательный список не просто за деньги, а даже без разбора кандидатур.

По рассказам Михаила Бродского, который работал в штабе БЮТ в 2006 году, Рыбакова в список включил Богдан Губский. Это стоило 4 миллиона долларов, и, как утверждает Бродский, два Губский внес в партийную кассу, а оставшиеся два сохранил себе.

После избрания Тимошенко премьером Рыбаков рассчитывал стать главой Государственной таможенной службы. Но эту должность занял Валерий Хорошковский, который должен был гарантировать Тимошенко лояльность канала "Интер". Обиженные амбиции не давали спокойно спать молодому депутату, и БЮТ стал терять Рыбакова.

Он начал регулярно появляться в секретариате президента, а Балога принялся писать письма с указаниями спикеру парламента в поддержку инициатив Рыбакова. Следующим сигналом стало решение Балоги включить БЮТовца в комиссию по изучению нарушений в деятельности киевского мэра.

Второй фигурант скандала Юрий Бут – это человек, записанный в список НУНС по личной протекции Юрия Луценко.

О том, что Бут несет риски для фракции, "Украинская правда" писала еще год назад, когда упоминала о его специфическом прошлом в России: Бут работал в Военной академии ракетных войск стратегического назначения и Академии государственной службы при президенте РФ.

Паспорт гражданина Украины Бут получил только три года назад. Итак, нельзя исключать, что на него тоже нашли зацепки, как и на Давыда Жванию. Только Бут оказался более переговороспособным.

Здесь остается только напомнить слова Юрия Луценко, который говорил, что несет ответственность за каждого, кого он рекомендовал в список НУНС на выборах-2007.

Тимошенко и свисток Балоги

Главный вопрос, обоснованием которого сейчас занимаются юристы блока Тимошенко и секретариата президента – тянет ли за собой уменьшение участников коалиции до 225 депутатов потерю статуса коалиции.

Конституция предусматривает, что коалиция формируется фракциями, именно они являются субъектами коалиции.

Однако через запятую в Основном законе отмечено, что в коалицию должно входить "большинство депутатов парламента". А дальше нет уточнения – это большинство должно присутствовать на момент формирования коалиции или на протяжении всего периода его деятельности. Именно на такой несогласованности и строят свои аргументы враждующие стороны.

К коалиционному соглашению прилагаются списки с подписями. Однако существует разночтение. По мнению Банковой, эти списки свидетельствуют о непосредственном участии депутатов в коалиции. По убеждению же БЮТовских юристов, автографы заверяют участие депутатов не непосредственно в коалиции, а только во фракциях, сформировавших коалицию.

Кроме того, существует временный регламент Верховной Рады, статья 66 которого содержит основания для прекращения деятельности коалиции.

Одна из них – это сокращение численности коалиции до 225 и меньше депутатов.

Но и эту норму каждый трактует по-своему. Оппоненты Тимошенко настаивают, что сокращение численности коалиции происходит в результате выхода депутата из ее состава.

БЮТ же настаивает, что сокращение численности коалиции напрямую невозможно. Это может произойти только в случае уменьшения депутатов во фракциях, сформировавших коалицию.

То есть Рыбаков и Бут, по логике штаба Тимошенко, должны были выйти не из коалиции, а из фракций. Однако они этого не сделали из понятных причин – в таком случае сработал бы "императивный мандат" – прямая норма Конституции о лишении их статуса нардепов.

Кроме того, сама ссылка на регламент Верховной Рады также проблематична. У регламента нет статуса закона, а это противоречит Конституции. И в этом году Конституционный суд уже признавал, что парламент не имеет права работать по документу, который не является полноценным законом, а только постановлением самой же Верховной Рады.

Еще одно тонкое место – вообще имеет ли право депутат в единоличном порядке выйти из коалиции. "Дух" пропорциональной системы выборов это запрещает, а вот "буква" закона не содержит таких прямых ограничений, только опосредствованные.

Предостережения для нынешних идеологов развала коалиции состоят... в собственных поступках годовой давности.

2 апреля 2007 президент Ющенко распустил Верховную Раду, поскольку в антикризисную коалицию начали массово переходить депутаты оппозиции. Для этого явления на Банковой придумали термин – "искажение народного волеизъявления".

Нынешние выходы отдельных депутатов из коалиции также являются "искажением воли избирателей", однако Банковая предпочитает не замечать абсурдности ситуации.

Сейчас над Виктором Ющенко доминирует обещание широкой коалиции, данное год назад в ответ на согласие Партии регионов принимать участие в досрочных выборах. (В интервью "Украинской правде", которое будет обнародовано в ближайшие дни, экс-министр обороны Анатолий Гриценко рассказал, что Виктор Янукович лично изложил ему суть таких договоренностей с Ющенко весной 2007 года.)

Переформатировать нынешнюю коалицию можно не только в рамках этой Верховной Рады, но и путем досрочных выборов. Осуществить роспуск парламента могут попытаться двумя способами.

Первый – нынешняя "демократическая коалиция" будет объявлена аннулированной, а новая, с Партией регионов, не будет сформирована в течение месяца.

Для этого необходимо, чтобы был завершен процесс развала коалиции – то есть, по регламенту, объявить об этом должен спикер Яценюк на сессионном заседании. Но он понимает, что вместе со смертью нынешней коалиции заканчивается его карьера председателя Верховной Рады – в новой коалиции на эту должность найдется намного больше лояльных людей.

Далее, чтобы собрать новую коалицию с "регионами", это решение должна принять своим внутренним голосованием фракция "Наша Украина – Народная самооборона". Однако внутри НУНС нет 37 депутатов, готовых на такое слияние со вчерашними врагами. Максимум, на что может рассчитывать Балога – это три десятка депутатов.

Наоборот, в погоне за союзом с "регионами" Ющенко оказался на грани ползучего бунта внутри фракции. Ситуацию спровоцировали история с Юрием Луценко и Давыдом Жванией.

Чувствуя, что парламентский филиал на грани раскола, Ющенко изменил тон общения во время последней встречи с однопартийцами на Банковой в понедельник. Президент отошел от традиционного морализаторства и поучений.

Более того, перед собранием лидер фракции Вячеслав Кириленко отдельно встречался тет-а-тет с Ющенко. Он поставил перед президентом "вопрос Луценко", против которого было открыто уголовное дело. В результате Кириленко удалось убедить Ющенко, что это подрывает авторитет президента внутри НУНС. И после "дружеских советов" с Банковой Черновецкий отозвал свое заявление против Луценко с прокуратуры.

Второй путь досрочных выборов – через складывание полномочий 150 депутатами, как это было в 2007 году. Однако повторно провернуть такую же операцию не удастся. В новый закон о выборах были внесены изменения, запрещающие съездам партий аннулировать свои списки.

Только эти две фракции – Партии регионов и блока Тимошенко – имеют численность свыше 150 депутатов. Даже если все депутаты одной из этих фракций сложат полномочия, на их место придут новые люди из избирательного списка.

Чтобы полностью уменьшить численность парламента до критического предела в 2/3 ее состава, что является предпосылкой роспуска, надо, чтобы от мандата отказались все нынешние депутаты БЮТ (или все регионалы), а также персонально каждый следующий участник списка вплоть до 450 номера. Реализовать это на практике нереально.

Целью нынешней спецоперации могло быть просто намерение подорвать статус правительства Тимошенко. Тем более в запасе Банковой есть еще несколько депутатов, готовых выйти из коалиции – например, Григорий Омельченко, который в последние месяцы потерял доверие руководителей БЮТ.

Итак, нынешний Кабмин можно объявить таким, что не опирается на парламентскую коалицию, а следующим шагом попытаться принять вотум недоверия.

Однако чтобы спокойно пойти на такое голосование, у Балоги должен быть запас в десяток голосов, чтобы не опозориться, когда в самый ответственный момент кто-то "поедет на обследование" вслед за Валентиной Семенюк.

Сегодня же Банковая может опираться только на регионалов и часть НУНС. Вместе с тем коммунисты и фракция Литвина время от времени активно перевербовываются к Тимошенко.

И даже если вотум недоверия будет проголосован, Тимошенко останется и.о. премьера вплоть до формирования новой коалиции. А это, опять таки, может никогда не произойти, поскольку будет требовать поддержки 37 депутатов с НУНС.

Но целью нынешнего наступления Балоги может быть если не все правительство, то, по крайней мере, некоторые министры. Главный претендент на увольнение силами парламента – Юрий Луценко. Вывод следственной комиссии, которая будет рекомендовать лишить его должности, уже готов. Осталось ситуативно найти под это решение 226 голосов.

***

Действовать быстро и решительно в рамках плана по развалу коалиции Виктора Балогу заставили два наблюдения.

Во-первых, Тимошенко радикально и почти мгновенно сменила маску.

Тимошенко увидела, что ее агрессия последних месяцев не только провоцировала отставку правительства, но и не находила понимания у избирателей. Для электората лучше быть в роли загнанной жертвы бородатых мужчин, чем героиней "Килл Билл".

Поэтому Тимошенко взяла на вооружение другую тактику – соглашаться с Ющенко, благодарить за восстановление работы коалиции и говорить об уроках, которые она вынесла из противостояния... То есть усыпить внимание – и сомкнуть пальцы на горле оппонента не сейчас, а уже на старте президентской избирательной кампании.

Таким образом, конфликт рисковал перейти из острой фазы в отложенную, что не входило в планы Балоги. Он как антикризисный менеджер полезен Ющенко только в условиях кризиса.

Вторая причина, подтолкнувшая развитие этих событий – неизбежность отставки Валентины Семенюк.

На повестку дня действительно вышел вопрос смены руководства Фонда государственного имущества. БЮТ выполнил практически все требования Банковой: закон о Кабмине проголосовали, идею с парламентской конституционной комиссией отложили, программу приватизации приняли в первом чтении, судий Конституционного суда привели к присяге, кандидатуру Портнова сняли с рассмотрения...

И реально в четверг фракция "Наша Украина" заявляла готовность голосовать за отставку Семенюк. Балога даже провел телефонный разговор с Вячеславом Кириленко, однако не смог его сломать для блокирования вопроса о смене руководства Фонда.

Дальнейшее выдвижение требований к БЮТ со стороны секретариата выглядело фарсом. Балога в который раз разослал сообщение, что смена руководства Фонда противоречит соглашению о создании коалиции – мол, сначала надо завершить принятие пакета из 12 законов.

Однако Балога не уточнил одну существенную вещь: кроме президентских инициатив о переподчинении Ющенко нацгвардии или усиления влияния на местные администрации, пакет из 12 законов включает и БЮТовский закон об императивном мандате, который является неприемлемым для НУНС и того же Ющенко.

Таким образом, ссылка на 12 законов является манипуляцией, цинизму которой позавидовал бы и Медведчук.

Чтобы не отпускать Семенюк, Банковая подключила свои связи в Партии регионов, которая быстро заблокировала трибуну парламента.

Удивительно даже не то, что "регионы" согласились быть на подхвате у секретариата президента. Бросалось в глаза, как партия большого капитала стала в защиту социалистки, которая в свое время даже отсудила у Ахметова "Криворожсталь".

Похоже, план Рыбакова-Бута с самого начала согласовывался с Партией регионов. Об этом свидетельствует и тот факт, что Янукович заказал себе интервью на УТ-1 за сутки до сенсационного объявления двух депутатов в парламенте.

***

Но, в отличие от Януковича, новость о выходе из коалиции обернулась шоком для обычных депутатов, которые обычно проводят пятничное заседание в полусонном состоянии.

Поступок Рыбакова и Бута испортил настроение их коллегам, которые приготовились к покою на протяжении ближайших десять дней, когда будет перерыв в работе парламента.

После досрочного закрытия сессионного заседания фракция БЮТ собрала экстренное совещание. Соратники Тимошенко в ее отсутствие пытались разобраться, что вообще происходит.

Основной спор развивался вокруг того, как трактовать факт потери двух депутатов и признать ли его непринципиальным, поскольку коалиция создавалась на фракционной основе.

– Реально в коалиции осталось 225 депутатов. Хоть Конституцией машите, хоть регламентом, но есть 225 депутатов, - взял слово Николай Томенко перед своими побратимами из фракции БЮТ. - Я не собираюсь защищаться и оправдываться, что у нас могущественная коалиция!

Депутаты притихли, слушая заместителя главы фракции.

– Когда мы все поедем в регионы, то там надо давать четкие политические оценки, а не регламент Верховной Рады цитировать. Надо говорить, что де-факто создают широкую коалицию, - продолжил Томенко.

Он разошелся на славу.

– Я не знаю, как этот Бут попал в "Нашу Украину", но для меня с самого начала было понятно, что это – ФСБ! - пришел в негодование Томенко.

– Этот Бут – родной брат того Бута, которого задержали за торговлю оружием, - сказал с места депутат Ляшко.

– А у Рыбакова есть кабинет в секретариате президента. Мы что, этого не знаем, что он сидит на Банковой? - продолжил возмущаться Томенко.

Один из депутатов высказал мнение, что Рыбаков был вынужден насильно написать заявление, поскольку относительно него было возбуждено уголовное дело. Но попытки оправдать Рыбакова прекратил Андрей Кожемякин, первый заместитель председателя фракции.

– Исключать из фракции Рыбакова нецелесообразно, но моральную оценку надо дать. Каждый, кто скажет какое-то слово в прессе в его адрес – это будет уместно, - посоветовал Кожемякин.

– Это довольно слабый психически неуравновешенный человек, - послышалось от одного из депутатов БЮТ.

– Он контрабандист и сошелся с контрабандистом Балогой, они нашли общий язык, - добавил Кожемякин.

Но с таким поворотом не согласился Олег Ляшко.

– Что вы делаете? Если мы начнем об этом говорить публично, то это ударит по нам самим! Нас будут спрашивать: что контрабандист делал в вашей фракции?

Начали звучать предложения исключить Рыбакова из фракции БЮТ, хотя понятно, что это не имело бы никакого результата. Потерять мандат депутат может, только если пойдет добровольно.

– Нам ненужно исключать Рыбакова, - заметил Сергей Соболев. – Если у человека есть совесть, он сам напишет заявление о выходе из фракции. Но мы понимаем, что совести у него нет. Поэтому надо говорить, что на сегодня коалиция существует в составе двух фракций.

– Я считаю, что надо говорить людям, что все, что сейчас происходит – это сценарий секретариата президента по развалу коалиции, - предложил Николай Томенко.

БЮТовцы начали путаться в установках своих лидеров. В разговор на фракции вмешался Владимир Бондаренко.

– Я приглашен на "5 копеек". Надо, чтобы наша пресс-служба дала четкий набор тезисов, что нам говорить в эфире, - сказал он и добавил. - Желательно до вечера.

Томенко поручил донести к каждому депутату от БЮТ, что и как комментировать.

– Мы сейчас идем на выходные. Хоть по электронной почте, но каждому надо передать акценты, с которыми им выступать перед людьми, - отметил Томенко.

Подытожить горячую дискуссию на фракции взялся ее лидер Иван Кириленко.

– Комментировать, что нас в коалиции осталось 225, ни в коем случае нельзя, - приказал он. – Говорите журналистам, что ничего страшного не случилось.

Кириленко особенно обратил внимание депутатов, как сейчас сложно Тимошенко.

– Правительство колотится день и ночь. У нас хоть паузы есть, а у них нет. Если мы будем говорить, что нас теперь 225, то мы открываем дорогу для появления новой коалиции и нового правительства.

Кириленко разволновался, подбирая слова для характеристики двух перебежчиков.

– Да, они злодеи, негодяи, мы их казним... Но что дальше говорить? Значит ли заявление Рыбакова, что он выходит из фракции? Или нет? Это фарисейство. Или это двойное лицо политика или это двойное дно, - от негодования Кириленко запутался в своих сравнениях.

– Почему Рыбаков не подает свое второе заявление – о выходе из фракции? Его нет! Поэтому мы не будем обращать внимание на его первое заявление! – пригрозил Кириленко и попросил. - Давайте не будем делать правительство заложником наших неосторожных заявлений.

– Мы не пойдем на выходные, пока каждый депутат не будет знать, что говорить, какие месседжи, - предупредил лидер фракции.

Похоже, Кириленко достали – и не только перебежчики. Его особенно возмутило отсутствие дисциплины в БЮТ.

– Мы многих наших депутатов не видели в глаза. Встретил я одного такого нашего, он мне говорит: "Я работаю с правительством, привлекаю международные корпорации". На это я ему ответил: "Так, как ты работаешь, лучше бы ты этим вообще не занимался".

Со слов Кириленко следовало, что БЮТ расслабился и может оказаться неготовым, если дойдет до роспуска парламента.

– Разрыв в нашей работе – фракции, правительства, кадровой работе – очевиден! Это предмет особого собрания фракции, – Кириленко решил выговориться. - Угроза становится все более очевидной. Не дай Бог, состоятся еще раз досрочные выборы, не нами инициированные... Идите все в свои партийные организации на места... Идите и работайте с ними.

Пока же Кириленко еще раз дал установку, как следует воспринимать ситуацию.

– Из того, что произошло, правовых последствий для правительства нет. Пока, не дай Бог, не состоятся досрочные выборы, не сформируется новая коалиция, наше правительство будет работать.



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде