О справедливости, труде и прочих загадочных буквосочетаниях

Среда, 3 июня 2009, 10:45

Иногда может показаться, что на "страничках" УП, авторы заклинают сами себя.

Мы апеллируем к власти, которая не станет читать наших опусов. Потому что вообще не читает того, что ей не нравится.

Мы дискутируем о маршруте страны с такими же как и мы, сидящими настолько же далеко от "руля".

Мы повторяем то, что было сказано уже миллион раз. И осталось без ответа.

Не бессмысленно ли все это? Уверен, что нет. Почему? Как в таких случаях говорят, "на этот вопрос можно ответить коротко, но обосновывать ответ придется слишком долго".

Кто захочет, без труда найдет ответ и в том, что будет сказано ниже, и в себе самом, и в окружающей жизни, и в чем-то еще ему близком и понятном. Кто не захочет – ответа не увидит. Насколько бы очевидным и близко лежащим к поверхности он ни был.

В комментариях к предыдущим материалам автору в разных вариантах задавали такой вопрос: "Какой толк от настолько абстрактных рассуждений?". Толк есть, если не искать его слишком буквально. В поиске толка, мы, как правило, стремимся найти выгоду.

Если мы ищем выгоду, почему бы не говорить о ней, а не о справедливости и прочих "абстрактных" ценностях? Выгода удобна, справедливость – нет. Тому, кто буквально ищет выгоду, нет дела до справедливости. Это не хорошо и не плохо, им просто нужно читать другие статьи.

Когда-то Османскую империю называли "больным человеком Европы". Сегодня "больным человеком Европы", кажется, становится Украина. Кто-то, быть может, проводил такую параллель и до автора. Тогда прошу простить за невольный плагиат. Наши мысли созвучны.

На днях Чехия сообщила, что будет требовать от въезжающих украинцев справки об отсутствии тяжелых инфекционных заболеваний. Это симптоматично. Хотелось бы спросить: будут ли такие же справки требовать у немцев. Чем их ВИЧ лучше нашего? Или у американцев – хотя бы в связи с разбушевавшимся в Северной Америке свиным гриппом.

Но зачем? Мы и так знаем, что к нашему брату отношение в Европе особое. Часто несправедливое. Но эта несправедливость – лишь "отраженный свет" нашей хронической внутренней несправедливости, превращающей Украину в пространство "Можно все".

На днях премьер развлекла нас известием о том, что наши уже экс-чиновники, оказывается, украли три самолета у Каддафи. Было бы смешно, если бы… Продолжение вам известно. Я говорю не только о фразе. Один из трех украденных самолетов вдруг материализовался. Как в историях с Бермудским треугольником выпрыгнул из прошлого "и… ура!".

Осчастливить обманутого вкладчика, вернув ему без процентов третью часть, – это очень украинское понимание справедливости. Нужен для каких-то целей вкладчик – отдать ему долю малую от его же вклада. И пусть руки целует.

Можно посмотреть на историю иначе. Вот нам Бог не дал много нефти, а Ливии дал. Несправедливо. Зато он дал нашим "пацанам" шанс "кинуть" ливийцев. Они воспользовались. И это справедливо.

Странная вещь эта справедливость… в умелых руках.

Мы ведь так и вклады в Сбербанк бывшего СССР "возвращаем". Крошками да очерствелыми объедками от вложенных некогда пышных трудовых хлебин.

И то лишь по случаю каких-нибудь выборов. Лучше, конечно так, чем совсем никак. А откуда взялось это "никак" и куда "как" делось? История традиционно умалчивает.

Настолько умалчивает, что повторяется – недостроенными квартирами и гаражами, невозвращенными депозитами, растраченными бюджетными деньгами.

И это по-своему "справедливо". Если человек не умеет с деньгами обращаться, зачем ему много денег? Сунул деньги в банк и думал "дело в шляпе"? Чтобы что-то вынуть из отечественной шляпы, надо быть тем еще иллюзионистом!

Дело тут не в справедливости, а в ловкости рук. Уметь надо!

Я хочу вспомнить "вслух" о нескольких "буквосочетаниях", нахраписто и надолго оттесненных в сторону ныне здравствующими "героями эфира" – БЮТ, ПР, КПУ, ЕЦ, НУНС и тэдэ.

О странном буквосочетании "ответственность". О диковинном буквосочетании "честность". О знакомом, но уже интуитивно плохо понимаемом буквосочетании "труд". Без них "справедливость" вообще-то не понимается. То есть понимается, но понимание это ущербно и неустойчиво, как стол с кривыми ножками.

Вместе с этими буквосочетаниями из-под ног убран фундамент. Вместо надежного фундамента – всевозможные убогие "пру, вру, жру" и прочие физиологизмы. И…"маємо те, що маємо".

Когда мы на протяжении двух десятилетий, как зачарованные, наблюдали за инфляцией, гиперинфляцией, снова инфляцией, то не всегда понимали, что еще обесценивается вместе с деньгами. Что гибнет вкупе с кровью и потом сбережений, с натруженными пенсиями.

Сегодня нам впору переписывать словари. Потому что многие слова поменяли значения, а некоторые – безнадежно устарели.

Слово "правильный", применительно к человеку, чаще всего означает "урод ненормальный" (сам жить не умеет и другим не дает).

"Честный" обычно говорят, подразумевая "придурок" (взяток не берет, по-человечески договариваться не хочет).

"Качество" больше не употребляется без стоящего рядом слова "Китай".

Слово "добросовестность" вообще уплыло по реке времени перезрелым мамонтом.

Когда банк говорит "мы гарантируем", хочется смеяться, когда политик провозглашает "я обещаю!" – хочется рыдать.

О желаемом и возможном

Что же делать? – спросит читатель. Нужно срочно… (дальше наиболее вероятны варианты: делать революцию, создавать партию, принимать программу…).

Тому виной глубоко укорененный в нашем сознании материализм. Подобно Фоме Неверующему, мы верим только в то, что можем пощупать. Потому то, что на самом деле движет обществом, часто нами вообще не принимается в расчет. Как неосязаемое, следовательно "несуществующее".

Я не уверен, что вышеупомянутые "срочно" действительно сработают. Сколь бы ни велик был соблазн поставить перед обществом непосильную практическую задачу, придется его пересилить.

Смысл всего, что пишут и делают люди доброй воли, по скромному разумению автора, сегодня НЕ состоит в немедленных изменениях. Он в том, чтобы постепенно вернуть словам их исконные смыслы.

Для начала.

Потому что, к примеру, нелепо призывать к революции, туманно представляя, что именно значит это слово (я говорю не о сугубо словарном его значении, а о полноценном смысловом наполнении). Бессмысленно создавать партию, слабо понимая, чем конкретно это чревато. О программе промолчу, из вежливости.

Так же наивно ожидать ответственного поведения от политиков, пока в самом обществе (не в узком кругу интеллектуалов!) не утвердилось понимание того, что есть политическая ответственность и в каких случаях она наступает. А значит, в каких случаях и в какой форме общество должно этой ответственности требовать.

Безответственные политики не могут существовать в чужеродной среде. Как и чиновники-воры. Они могут существовать в нашем обществе только потому, что оно пока позволяет наполнять понятия "политик" или "чиновник" их нынешним содержанием.

Мыслящие, пишущие и говорящие люди вполне способны изменить ситуацию, подталкивая общество от "нормы" извращенной к норме здоровой. Для этого нужно немногое – почаще писать и говорить то, что думаешь.

Просто поступать так, не надеясь на волшебные суперпроекты и обещания политиков. Потому что ситуация уже движется по инерции и не в лучшем для общества направлении.

Вспоминая известный анекдот "далеко ли до Таллинна?", – следует сказать честно: уже далеко. Далеко, но обратимо.

 

Дмитрий Пастернак-Таранушенко, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде