"Счастливый билет": как жители Донбасса получают пропуски для выезда из зоны АТО

453 просмотра
Александр Билинский, для УП
Понедельник, 2 февраля 2015, 11:51

– Что смотришь? Или разворачивайся, или думай, как решить вопрос, – тянет время пограничник в традиционной манере инспекторов ГАИ. После нескольких минут замешательства водителя,  военный предлагает выйти из машины и пройти за ним.

Вдали от лишних глаз происходит обмен ста гривен на возможность беспроблемного проезда уроженца Горловки в Артемовск без справки переселенца.

Водитель – родственник, который наконец решился покинуть родной город после многочасовых обстрелов в последние дни.

Снаряды попали в соседние дома, а поселок, в котором он провел детство, за несколько дней превратился в территорию, испещренную минометными осколками.

Разрушенные квартиры в "хрущевках", болванки от снарядов возле подъездов, побитые очередями шиферные заборы, перекрытые фанерой окна в домах.

Самые стойкие жители, которые не успели выехать летом, ищут возможность быстрее покинуть Горловку, которая превращается в город-призрак.

Горловка после январских обстрелов 


Новые правила

Трассу "Горловка – Артемовск" местные называют дорогой жизни.

Это единственное направление для относительно безопасного выезда из города, оккупированного боевиками и российскими наемниками.

"Относительно безопасного" из-за необходимости проезда через Майорск, где находится "нулевой" блокпост украинских военнослужащих, периодически обстреливаемый со стороны Горловки.

Первая проверка документов и грузов через несколько километров, где дислоцируются украинские "пограничники".

Здесь часть машин разворачивают назад в Горловку, часть – все-таки попадают на территорию, подконтрольную украинским военным.

Пропускная система, или как ее еще здесь называют – "железный занавес", введенный Украиной для жителей оккупированных городов, стал еще одной проверкой. На выживаемость в условиях войны.

О введении пропускного режима население предупредили заранее. Но многие не успели выехать. В итоге большую часть времени жители Дзержинска, Дебальцево, Енакиево из-за возобновления боевых действий вынуждены были проводить в подвалах и укрытиях своих домов.

Изначально координационная группа сектора С (Фащевка - Дебальцево – Артемовск) по выдаче пропусков в зону АТО расположилась в Дебальцевском райотделе милиции. 

Двор отделения миграционной службы заполнен желающими получить пропуск 

Пункт практически сразу же стал легкой мишенью для артиллеристов ДНР, накрывших близлежащую территорию огневыми залпами.

Смелых, решившихся добраться в Дебальцево при постоянных обстрелах, было не много. Тем более, ближайший город – Горловка уже две недели как просыпается и засыпает в беспросветном страхе.

За последние 2 недели января по данным городского отдела здравоохранения из-за постоянных обстрелов погиб 21 житель города, 74 получили ранения.

В таких условиях и принималось решение о переезде координационной группы из Дебальцево в Артемовск. 

Большие проблемы

Дворы возле отделения миграционной службы, где выдают "пропуска", заставлены машинами, а возле входа толпятся люди, иногда срываясь на крик из-за нежелания пропускать кого-либо без очереди.

У входа в помещение, в котором разместили пункт оформления пропусков, толпятся люди, иногда срываясь на крик из-за нежелания пропускать кого-либо без очереди

– Телефон кому надо? Пишите, – раздается голос женщины, стоящей возле входной двери с тетрадкой, исписанной сотнями фамилий и порядковыми номерами.

К моменту моего прибытия, здесь уже три дня принимали документы для оформления пропусков. На моих глазах "главная по списку" выводит цифру 1817 в своей "учетной книге", и в очередной раз озвучивает свой телефон.

– И что, эти все люди потом вам звонят? – интересуюсь у нее, не замечая контактов "очередников".

– Конечно, интересуются, как продвигается очередь, чтобы знать, когда приехать. Ведь все не местные и каждый день с утра до вечера здесь не настоишься. Правда, телефон быстро разряжается, – оправдывается она.

В темном, неосвещаемом коридоре, не протолкнуться. Узнав, что я журналист, желающие выпустить пар в считанные секунды образовывают кольцо вокруг меня. 

– А я вообще с Красного Лимана, как я буду ездить каждый раз? – жалуется женщина 

– Сама из Донецка, у меня там родня, двое внуков, муж, дети. Здесь как переселенец, живу в Соледаре с престарелой мамой, нуждающейся в уходе, – делится одна из самых активных женщин. – Чтобы мне поехать к ним, привезти деньги и продукты в Донецк, нужен пропуск. Я сегодня третий день здесь. В очереди - 120-я! Специалистов нет, оперативности нет. Зачем мне вообще пропуск, если у меня есть паспорт с донецкой пропиской и справка, что я переселенец?

 – А я когда сдам документы? – вступает в разговор другая переселенка – Я тоже третий день здесь… Мне выдадут пропуск через Горловку. Но автобусы ходят через раз. Если бомбят, мы едем через Курахово. Но меня через Курахово не пропустят, потому что у меня пропуск "Артемовск – Горловка – – Донецк".

– А я вообще из Красного лимана, как я буду ездить каждый раз? – жалуется еще одна женщина. – У меня в Горловке мама – инвалид 2 группы после онкозаболевания. Я – 1750 в очереди!

– Требуют подтверждение, что я проживаю в Донецке. К примеру, домовую книгу. Неужели мало моей прописки в паспорте? Нет, мне надо поехать в Донецк, взять документы на свою квартиру и привезти их сюда, – пытается докричаться до меня средних лет женщина.

 Ситуация усложняется тем, что многие жители Донбасса получили фиктивные справки переселенцев 

– Надо продлевать оформление пропусков еще на месяц, потому что многие люди не имеют возможности даже приехать сюда из-за боязни попасть под обстрел, – предлагает мужчина

Таких историй и вопросов – тысячи. Ситуация усложняется тем, что многие жители Донбасса получили фиктивные справки переселенцев. По документам они проживают в освобожденных городах, а на самом деле – в оккупированных, выезжая в тот же Артемовск несколько раз в месяц за продуктами, пенсиями и другими пособиями.

Их недовольство понять легко, как и желание властей контролировать перемещение людей в зоне боевых действий.

Контроль и только контроль

В небольшой комнате, где работают сотрудники координационной группы,  яблоку негде упасть. Несколько столов завалены бумагами. За ними сидят пограничники и трое местных волонтеров.

За единственным столом с компьютером работает молодой парень в форме. Его задача "пробить" всех подавших заявления на получение пропусков по различным базам данных.

 В небольшой комнате, где работают сотрудники координационной группы – яблоку негде упасть

– Наша группа начинала работать в Дебальцево. Пять дней мы трудились без света. Исключительно на прием документов. Соответственно, все это время обработка не могла производиться: не было ни баз данных, ни доступа к Интернету. Около 1500 заявлений на получение пропусков было принято там, а сейчас их необходимо обработать, – рассказывает руководитель офиса с позывным "Антон".

По его словам, прием граждан проводится тремя сотрудниками. Один принимает документы по транспорту, второй – по предприятиям, третий – от жителей.

– Работаем безвылазно. Реально, – уставшим голосом говорит он. – Вчера около 600 заявлений приняли и зарегистрировали.

– А люди сейчас сдают документы и возвращаются назад в свои города, чтобы потом приехать за пропусками? – спрашиваю я у него.

– Они возвращаются по месту проживания. Процедура следующая. Инструкцией определено, что оформленные пропуска передаются на крайний блокпост, и там по журналу они будут получать. Им не обязательно сюда ехать.

– После трагедии в Волновахе, где обстреляли автобус с жителями, не опасно ли собрать людей в километровые очереди из автомобилей у пограничных постов?

– Я бы хотел, чтобы вы объяснили: идут боевые действия, там небезопасно, и не надо сейчас создавать ажиотаж, чтобы по тысячу человек стояло, ведь сейчас не всем пропуска нужны. Там не столь спокойная ситуация, чтобы туда ездить.

Группа начинала работать в Дебальцево. Пять дней мы трудились исключительно на прием документов

– А документы для получения пропусков можно сдать на нулевом блок-посту?

– Можно. Мы каждый день ездим и забираем.

– Некоторые жители сообщают, что на блокпостах платят деньги за проезд.

– У нас такой информации нет. Если у вас есть люди, готовые подать заявление, мы его зарегистрируем, рассмотрим, и примем необходимые меры для недопущения подобных фактов, – рассказывает Антон.

Его заместитель с позывным "Клещ" отводит меня в сторону и пытается объяснить все происходящее.

Руководитель офиса с позывным "Антон" и его заместитель "Клещ"

По его словам, по результатам обработки анкет уже выявлены и задержаны несколько сепаратистов, участвовавших в захватах админзданий.

– Мы тщательно обрабатываем все данные, пробиваем по базам СБУ и среди желающих курсировать между городами выявляем пособников боевиков, наводчиков и корректировщиков. Пусть мирные люди не переживают, в течение 10 дней, как предусмотрено решением СНБО, каждый получит пропуск, – объясняет Клещ.

…Через несколько дней отзванивается родственник, занявший очередь на оформление документов для получения пропуска. Из-за него ему пришлось пару дней провести в Артемовске.

На обратной дороге в Горловку с него уже в вежливой форме не требовали 100 гривен.

В очереди на получение пропуска он был 3300-й… Хватит ли 10 дней трем работникам координационного центра, чтобы выдать ему "счастливый билет" для выезда из зоны АТО – большой вопрос.

Александр Билинский, для УП

Фото предоставлены автором



powered by lun.ua
Видеоигры против кино: пять самых кассовых развлекательных продуктов года
Митрополит Киевский Епифаний. Как в Украине появилась автокефальная Церковь
Каналы для старого друга: что известно о владельце NewsOne и 112
Белград вспомнил о защите соотечественников: Сербия угрожает Косову войной
Все публикации