Между двумя Европами

20243 просмотра
Михаил Дубинянский
Пятница, 5 мая 2017, 12:20
ИА REGNUM

"12 апреля 2011 года глава Всеукраинского объединения "Свобода" Олег Тягнибок встретился с главой Национального фронта Франции Марин Ле Пен...

Олег Тягнибок поздравил Марин Ле Пен с избранием на этот высокий пост и пожелал французским националистам новых свершений на президентских выборах....

Главы партий обсудили позиции националистов относительно конфликтов в арабском мире... Речь шла, в частности, о стремительном росте нелегальной иммиграции на европейский континент..."

Со времени этого бодрого пресс-релиза изменилось многое. "Свобода" уже пережила пик электоральной популярности, хотя по-прежнему остается в тренде и развивает бурную деятельность в Киевсовете. А Марин Ле Пен стала самым ненавистным в Украине европейским политиком, и накануне второго тура президентских выборов мы дружно желаем ей поражения.

Но представим альтернативную реальность, в которой госпожа Ле Пен не запятнала себя прокремлевской риторикой  – сохранив все прочие программные установки. Будем откровенны: в таком случае для определенной части украинцев было бы намного комфортнее болеть за Марин, а не за либерального мсье Макрона.

Предводительница французских националистов стала бы идеальным кандидатом для тех, кто видит Украину моноэтничной, моноязычной и монокультурной.

Для тех, кто отстаивает традиционные ценности, мечтает о графе "национальность" в украинском паспорте и срывает перекрашивание арки Дружбы народов в радужные цвета.

Для тех, кто уже давно рассуждает о закате Европы, прогнившем либерализме и пагубной толерантности.

Воздержись Марин от реверансов в адрес Кремля – и сегодня тысячи наших соотечественников держали бы за нее кулаки.

Увы, альтернативного мира, где #ЛеПеннаша, нет и не предвидится. Как нет мира, в котором наши – польские националисты, венгры из "Йоббика", немецкие противники гей-парадов или голландские борцы с иммигрантами. Искать среди них союзников бесполезно.

По сути, происходящее в ЕС вылилось в нескончаемый когнитивный диссонанс для украинских приверженцев правой идеи.

Отечественные национал-патриоты привыкли осуждать либеральную и мультикультурную Европу. Ей ставили в вину слабость и бесхребетность, забвение национальных традиций и чрезмерную озабоченность правами человека.

И вот на наших глазах воспрянула другая Европа – консервативная, непримиримая, апеллирующая к этническим корням и традиционным ценностям.

Казалось бы, эта вторая Европа соответствует чаяниям украинских правых и разделяет их взгляды. Казалось бы, она должна воодушевить нетолерантную часть нашего общества, превратившись в новый цивилизационный ориентир.

Но, по иронии судьбы, "Европа наций" оказалась откровенным врагом Украины и украинцев.

Идейная близость обернулась практической несовместимостью, и с этим парадоксом мы сталкиваемся чуть ли не на каждом шагу.

Можно годами расхваливать историческую политику Польши, ставить польских ура-патриотов в пример и создавать отечественный Институт национальной памяти по образу и подобию соседского.

Но затем выясняется, что с соседом, безудержно героизирующим свою историю и отрицающим свои преступления, невозможно вести нормальный диалог. Особенно если ты перенял у него такое же некритичное отношение к собственным национальным героям.

Ваши взгляды на прошлое подобны одинаковым полюсам магнита, которые не притягиваются, а отталкиваются, и пропасть между вами становится все глубже.

Можно наблюдать за миграционным кризисом с нашей колокольни и рассуждать о том, как открытость и толерантность губят европейскую цивилизацию. Что ж, сторонники этой точки зрения представлены и в Европарламенте. Но затем на повестке дня оказывается вопрос об украинском безвизе, и ультраправые борцы с иммиграцией дружно голосуют против.

Закрытая и нетолерантная Европа почему-то не считает украинцев братьями по белой расе: в ее представлении мы люди низшего сорта, немногим отличающиеся от тех же арабов или африканцев. И долгожданный безвизовый режим Украина получает лишь потому, что твердолобые защитники Европы пребывают в меньшинстве.          

Можно ругать либеральный европейский истеблишмент, инкриминируя ему недостаточно жесткую позицию по России. Но затем на сцену выходят правые противники истеблишмента, вовсе не намеренные сдерживать кремлевскую агрессию и расточающие комплименты Путину.

Ничего не поделаешь: в системе ценностей, где узконациональное важнее общечеловеческого, Кремль выглядит более перспективным партнером, чем Украина, – хотя бы потому, что у России намного больше ресурсов.

Эгоистичному хулигану, наблюдающему за избиением слабого, вряд ли захочется принять его сторону. И когда в 2014 году пришлось выбирать между украинскими "побратимами" и Москвой, европейские националисты колебались недолго.

Можно критиковать европейский глобализм, размывание старых культурных традиций и утрату прежней идентичности. Но именно эта Европа – космополитичная, поликультурная, легко приобщающаяся к новому – голосует за украинскую исполнительницу крымскотатарского происхождения и дарит нам Евровидение-2017.

Именно эта Европа, свободная от фобий и предрассудков, приезжает в Киев и открывает для себя нашу страну.

Именно эта Европа, не знающая границ и национальных комплексов, готова к продуктивному цивилизационному диалогу с украинцами.

Да, события последних лет продемонстрировали, что Европа может быть другой. Однако выбора между двумя Европами у нашей страны нет – у нас есть выбор между Европой и пустотой.

Либо украинцы принимают определенную систему ценностей и шаг за шагом интегрируются в открытое, толерантное и поликультурное европейское пространство. Либо мы превращаемся в изолированный островок косности и нетерпимости, отвергаемый даже теми, кто исповедует схожие взгляды.

Либеральная Украина может стать частью либеральной Европы – но для национал-консервативной Украины не найдется места в идейно близкой "Европе наций".

Михаил Дубинянский, для УП



powered by lun.ua
След Зеленского
Как построить персональный бренд: план действий от Ярославы Гресь
"Украинский Иерусалим". Перевернутый Иисус, "Вий" и подземелья в Седневе
Подкаст "Кляті питання": Руководство МОЗ не понимало, что их внутренний конфликт куда более масштабный
Все публикации