Как называется журналистское расследование, не соответствующее стандартам?

146 просмотров
Четверг, 01 июля 2010, 14:10
Валерий Иванов
президент Академии украинской прессы

Всегда интересно читать журналистские расследования. Интеллектуальный поиск, смелость и отвага в раскрытии важных для аудитории тем не могут не привлечь внимания.

Журналист глубоко исследует факты - обвинительные и оправдательные, делает собственные, не предвзятые выводы. Читателю представляются все точки зрения, чтобы у него, у читателя, складывалось свое представление о происшедшем.

Проблема только в том, что подобных материалов в современной украинской журналистике почти не существует.

Классический образец "журналистского расследования" по-украински, когда автор и не скрывает, что для него точки над "і" расставлены с самого начала. Журналист в таком случае использует тактику навязывания читателю какой-то одной точки зрения, склоняет читателя к ее принятию.

Более того, преследуя свои цели, журналист допускает натяжки, представляет как факты свои домыслы, предположения и оценки. Иногда журналисты делают это неосознанно, считая, что именно так они помогают пострадавшему, борясь "за правду".

Но если преследуются не бескорыстные цели? Читателю после ознакомления с таким опусом приходится со вздохом откладывать текст и произносить сакраментальное: "Опять заказуха!".

Однозначно о таком расследовании можно сказать, что оно не соответствует журналистским стандартам.

Подобное чувство возникает и после прочтения эпопеи г-на Гнапа "Звіри в погонах" и "Вони вбили Ігоря Індила".

Для журналиста все предельно ясно - есть преступники-милиционеры и есть их жертва Индило. Задание журналиста очевидно - вызвать сочувствие к жертве и возмущение действиями властей.

При этом у читателя нет возможности узнать, что же действительно произошло. Журналист не выполнил целый ряд требований, которые предъявляются к жанру журналистского расследования. И, прежде всего, требование непредвзятости. А для читателя нет самого главного: нормального журналистского материала.

Для меня анализ опуса г-на Гнапа интересен еще и тем, что один из персонажей, обвиняемых в убийстве, - мой лучший друг. Поэтому я и не претендую на объективность. Но хочу сделать то, что не сделал г-н Гнап, а именно дать иную точку зрения.

В принципе, это должен был бы сделать сам журналист. Но не сделал. Почему? Г-н Гнап не знает, что автор журналистского расследования должен быть непредвзят? Что должны быть поданы все значимые данные в пользу всех основных версий происшедшего?

Или что недопустимо называть людей преступниками до приговора суда? Вряд ли. Он профессиональный журналист и должен это знать. Возможно, просто у него была особая мотивация при создании антимилицейской статьи. Но вернемся к анализируемому материалу.

Как замечательно для создания надлежащего эмоционального фона сразу начать с гневной тирады родственницы Индило, которая хочет увидеть, чтобы милиционеры и их дети падали с высоты своего роста и пробовали так умереть. Это сразу вызывает у читателя нужный эмоциональный настрой.

Только вот если бы это было не виртуальным, а настоящим журналистским расследованием, то журналист мог бы проинформировать этого самого читателя, что подобные травмы довольно-таки типичны для пьяных людей.

Тот же Юрченко, которого г-н Гнап цитирует по другому поводу, утверждает, что 10 % (вдумайтесь в эту цифру!) черепно-мозговых травм вызваны падением с высоты собственного роста. То, что пьяный якобы всегда падает без травм, к сожалению, только красивая легенда, абсолютно не имеющая связи с действительностью.

Расстаравшийся журналистский расследователь мог бы даже узнать статистику, сколько с начала года подобных некриминальных трупов подобрано на улицах Киева или в том же Шевченковском районе. Но, очевидно, такая статистка не служит целям журналиста.

Если бы журналист-расследователь потрудился составить информационный запрос в Миздрав Украины, он бы получил сведения, совсем не согласующиеся с его концепцией о несмертельности падений.

За 2009 год в Украине в результате контакта с тупым предметом (именно так - контакт, а не удар - обозначают травмы от падения с высоты собственного роста) умерло 5190 человек. 5 190! , г-н Гнап и иже с ним, те, кто не верят в то, что человек таким образом может погибнуть.

Кстати, только на немного опережает эту цифру иная, количество людей, умерших от алкогольной интоксикации - 6 740 человек.

А чего стоит сам заголовок "Вони вбили Ігоря Індила"! К чему следствие и суд? Журналист уже все решил. А в следующей публикации можно и приговор вынести! Хотя чего ждать следующей публикации?

Поверившие тенденциозности г-на Гнапа читатели уже готовы вершить самосуд. "Надо тихо выследить Сергея Приходько и сделать самосуд", "Сергею Приходько - смерть! Жечь его машину!", "Участкового на палю!", "Приходько должен умереть, я в этом убеждён. Он тоже это понимает, поэтому и из общаги съехал спешно, иначе его бы там и порешили. Но фото теперь есть", "Чому ці мусора ще живі, а не валяються з розторощеними чрепами і розпоротими животами?" - это только некоторые отклики на материал. Есть даже предложение оплатить услуги тех, кто будет убивать милиционеров.

На мой взгляд, эти отклики обманутых людей показывают, насколько ответственным должен быть журналист, освещая подобную тематику.

Вам знакомо понятие ответственности, г-н Гнап? По-видимому, нет.

Особенно много журналист-расследователь издевается над другом Индило Хоменко. Это и понятно. Ведь именно при нем Индило упал в управлении милиции. Очень неудобный свидетель! Но г-н Гнап не боится трудностей. Он предпринимает "героические" усилия для дискредитации показаний Хоменко.

Особенно для автора обвинительного заключения (возможно, так называть анализируемый опус более целесообразно) подозрительным является факт, что Хоменко избегает общения. Конечно, вот если бы с другом г-на Гнапа произошла такая трагедия, то он бы ходил и раздавал интервью! Но не все же такие.

Тем более на парня явно оказывают мощнейшее психологическое давление. Но вот только не милиция. А авторы материалов, которым мешают его показания, руководство колледжа, которое всеми путями старается уйти от ответственности за то, что студент допился фактически до смерти на территории учебного заведения, наконец, мать умершего.

Немало стараний приложено и для дискредитации сведений о состоянии опьянения Индило. Друг его говорит, что выпили литр самогона? Не доверять, так как, по мнению г-на Гнапа, друг путается в показаниях. 3,8 промилле в моче? Ну, на этом лучше вообще не заострять внимания, а то еще найдется какой-то дотошный читатель и задастся вопросом, сколько же это было у парня в крови с вечера?

Ни к чему такие вопросы. Ведь тогда вполне реальной выглядит картина упавшего "как кирпич" Индило - именно так, по мнению экспертов, падают сильно выпившие люди.

Та же проблема явной ангажированности и у омбудсмена по-украински г-жи Карпачевой, которая, не особо вдаваясь в подробности, объявила, что встала на защиту руководства и студентов профессионально-педагогического колледжа.

Но кто, интересно, встанет на защиту жителей окрестных домов, написавших открытое письмо с просьбой прекратить пьяные дебоши в общежитии этого "педагогического" колледжа? Когда звучит матерная брань, а из окон летят бутылки?

И кто защит участкового, которому по закону положено предоставление жилья, а вместо этого его как-то пристроили в общежитие, а после и из него выселили? Явно не Карпачева. Ну и не г-н Гнап, конечно. Хотя... Может можно и договориться. А пока можно брать интервью у преподавателей колледжа, в которых те между делом рассказывают как сидят-выпивают в комнатах "педагогического" общежития студенты, которых участковый ни за что ни про что "тянет" в отделение.

Для меня все происшедшее очень грустно.

Грустно то, что милицию явно делают заложниками несчастного случая и хронического недофинансирования. Грустно, что никому не приходит в голову спросить с руководства колледжа, из-за неудовлетворительной работы которого произошла трагедия. Грустно, что политики радостно пиарятся на могиле.

Ну и грустней всего, что журналиста, по-видимому, меньше всего интересует истина.

Валерій Іванов, президент Академії української преси



powered by lun.ua
Реклама:
Украина не позволила Международному криминальному суду расследовать российскую агрессию
У Международного криминального суда, расположенного в Гааге, нет юрисдикции относительно расследования российской агрессии против Украины, поскольку Украина не дала на это своего разрешения. (укр.)
Налоговая скидка: что это и как она помогает сохранить семейный бюджет
Кто имеет право на получение налоговой скидки и как ее правильно оформить. (укр.)
Законопроекты про лоббизм содержат угрозу для демократии
В этом году в Верховной Раде зарегистрировали четыре законопроекта, посвященные регулированию лоббистской деятельности. Правда, прежде чем вывести лоббистов из тени и обязать их отчитываться о своих действиях, следует тщательнее растолковать, что следует считать лоббизмом, а что, например, общественной деятельностью. (укр.)
Почему мы проигрываем войну с пытками в полиции
Независимые и эффективные органы предотвращения пыток в Украине отсутствуют. Пока мы будем «реформировать» полицию, не меняя ничего по сути, остается только терпеть тот факт, что полиция в ходе борьбы с преступностью приумножает эту же преступность своими действиями. (укр.)
Может ли робот судить человека?
Недавно министр юстиции Украины Денис Малюська заявил, что правительство намерено использовать искусственный интеллект для оценки рисков во время назначения меры пресечения в уголовном производстве. Какие есть за и против использования искусственного интеллекта в судопроизводстве? (укр.)
Как побороть незаконные рубки леса
Какие изменения в законодательство необходимы для эффективной борьбы с "черными лесорубами". (укр.)
"Укрпочта" — банк для всех
Как почтовый банк поможет включить в финансовую систему более 15 млн украинцев. (укр.)