Россия: начало Майдана?

Пятница, 09 декабря 2011, 10:15

В России прошли выборы в Госдуму. Но впечатления о них остались далеко не однозначные. Мировая пресса пестрит заголовкам, политические комментаторы различных направлений по всему миру с пеной у рта доказываю свою правоту: что было и что не было на этих выборах, победила или проиграла "Едина Россия", КПРФ, насколько честно все происходило...

И вообще – что происходит? И что будет далее? Выйдут москвичи, а за ними все остальные на улицы? Или все ограничится "выпусканием пара" в комментариях в соцсетях и блогосфере?

Вопросов больше, чем ответов.

Но это нормально – учитывая, что политика – это всегда неопределенность, область свободы, где может произойти все.

Кто знал в 2004 году, что жители Киева, а за ними сотни тысяч граждан нашей страны – выйдут на улицы и скажут свое громкое "нет" фальсификациям на выборах президента? Что мирный протест действительно сможет повлиять на политиков и заставить их реагировать на вызовы – нежелание собственных граждан и дальше терпеть не легитимные структуры и принимать постоянное участие в том фарсе и пародии на представительскую демократию времен позднего Кучмы?

Тогда была сплошная неопределенность...

Но именно Майдан стал главным событием в формировании новой идентичности Украины. Тем Рубиконом, который показал, что постсоветские трансформации могут завершиться демократической активностью граждан, и что граждане могут сплотиться перед явной общественной не справедливостью и ущемлением их политических прав.

Майдан дал Украине, а с ней и всему миру, и другие важные уроки: протест – это только начало. Важно не оставлять политиков без общественного контроля и после того, как они, благодаря гражданской активности, пришли к власти. И вообще, не стоит им всецело доверять такое важное дело, как судьба страны и ее будущее.

Политики всегда должны находиться под подозрением.

Далее – текст очевидицы и участницы последних выборов в России. Это в некотором роде "политический дневник". По понятным причинам все имена изменены, так что все совпадения с реальностью случайны.

*   *   *

...Три часа ночи пятого декабря, одна из Управ одного из районов Москвы. Мы сдаем протоколы и бюллетени в Территориальную избирательную комиссию. Похожим образом эту ночь проводят сотни жителей столицы и тысячи в регионах.

"Почему я не сплю? – говорит кому-то по телефону женщина средних лет. – Бессонница в Управе!" Все заняты важным государственным делом – подсчетом голосов на выборах в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Председатель, назовем его Петром, тихо напевает себе под нос "И Ленин такой молодооой..." Все самое важное еще впереди.

Мы все ожидали, что эта длинная ночь закончится и все забудут обо всем. Но этого не случилось.

Я не знаю, в какой момент мне захотелось увидеть этот балаган воочию. Я никогда не питала иллюзий по поводу института выборов в России. Но то, что я увидела – повергло меня в шок.

Не будучи приверженцем ни одной из политических сил, до этого дня 4 декабря, я голосовала за ЛДПР. Это было, с моей точки зрения, нормальное поведение меня, как протестного электората. Для меня это была своеобразная графа "против всех".

Но игры кончились.

Они кончились незаметно, и даже состояние внутренней иммиграции, в котором находится большинство молодых людей, не помогает. Но это уже другая история.

Для начала определимся в понятиях.

Фальсифицировали все. Это надо запомнить. Вот и все понятия.

По словам Алексея, моего на тот момент коллеги, заместителя председателя участковой избирательной комиссии, изначально у них было два пути: вбрасывать самим, либо допустить на участок карусель. Ту самую карусель с открепительными, о которой так часто вспоминали и описывали российские СМИ.

Первые обличительные отчеты я прочитала уже ночью следующего после выборов дня, находясь в управе, сидя в очереди сдающих протоколы.

Стоит сказать, что за пустой протокол предлагали 200 тысяч рублей. Всего 200 тысяч рублей за голоса целого участка. Как-то дешево оценили функционеры "ЕдРо" голоса 2600 граждан России. Получается, что мой голос стоит чуть меньше тысячи рублей, около двадцати пяти долларов. Шок.

В моей голове проносится мысль: а может мы, граждане России, скинемся по двадцать пять долларов, и они оставят нас в покое?.. Очень жалко, что это всего лишь безумная мысль.

По словам все того же Алексея, "карусельщики" не внушают доверия. По сути, это случайным образом набранные граждане сомнительного социального статуса, в общем, с такими "помощниками" проблем не оберешься.

Поэтому наша комиссия вбрасывала сама. Это небольшая, но хоть какая-то возможность контролировать ситуацию.

Сразу оговорюсь – никаких 65% голосов, которые так хотели видеть представители местных властей, у нас на участке не было. Мы даже отдали пару спорных голосов при подсчете "Яблоку". По совести.

Да какая тут может быть совесть, когда мы украли у них гораздо больше, спросите вы? Расскажу все по порядку.

Изначально я отказалась вбросить 50 бюллетеней вместе со своим. Однако это никак не защитило меня от необходимости во всем этом участвовать.

В 7:55 утра на участок прибыл наблюдатель от "Яблока", назовем его Иван. Мы показали Ивану урны, и я начала их опечатывать. Меня окликнул Алексей, события следующей минуты до сих пор бросают меня в дрожь. Он попросил подвинуть урну за колонну. Я подчинилась, он подошел и высыпал туда четыреста бюллетеней, потом расторопно помог мне запечатать урну.

Дело сделано. Выборы начались. Народ сделал свой выбор. Четыреста к нулю, ведет "Единая Россия".

Стоит ли говорить о том, что наблюдатель от "Яблока" так ничего и не заметил?

День шел своим чередом, приходили люди. Разные. Была и молодежь. Очень много тех, кто голосовал на выборах впервые. Подарки от ЦИК, для голосовавших впервые, закончились еще в первой половине дня. Приходили и совсем сумасшедшие граждане, и мамы с детьми, и старушки, неспособные самостоятельно заполнить бюллетень, кто-то скандалил, кто-то писал жалобы, кто-то голосовал, не обращая на себя особого внимания. Мы помогали старушкам найти себе помощников при голосовании, по закону сами мы, сотрудники избирательной комиссии, помогать не можем.

Блюли закон, одним словом.

Во всем, кроме одного, самого главного. Того, что уже произошло.

А жители шли, голосовали... Голосовали и не знали, что все уже решено. Нагло и цинично.

В полдень приехали наблюдатели от ОБСЕ, два коренастых армянина, прошлись по участку, спросили сколько женщин в комиссии. И уехали. А мне хотелось кричать, я смотрела на них, я пыталась не думать, что стала участницей мероприятия, которое никак не соизмеримо с моими жизненными принципами, я смотрела им в глаза, я пыталась что-то сказать... Но никто не обратил на это внимание.

Зачем я в это ввязалась и почему не уличила комиссию? Этот вопрос мне задавали большинство из тех, кому я осмелилась рассказать. Но даже тогда я не понимала масштаба бедствия.

День подходил к концу, все шло своим чередом, цифры сошлись.

Занавес. Конец игры.

Мы не отбирали голоса ни у одной из партий. Просто – накрутили "Единой России", но от этого не легче.

Казалось бы, что такого. Кто-то мне сказал, что ничего бы и не изменилось. Все равно бы было так, как надо. Но от этого не легче. В этой статье вообще слишком много но.

И тут есть один большой вопрос, который никто не замечает или не хочет замечать.

Это – люди, которые работают в избирательных комиссиях. Люди, которых сначала обязывают в них работать, а потом обязывают накручивать нужные показатели.

Замкнутый круг. Из него никуда не деться, только порвать окончательно контакты с Управами, ДЕЗами, школами и колледжами. Ибо если ты в системе – тебе не отвертеться.

Да, я пришла в комиссию осознанно, у меня были свои цели, я хотела разобраться...

Я разобралась. Спасибо, больше не надо.

Остальные – невольные заложники того, что у них есть семьи и обязательства, заложники собственных амбиций и ситуации на рынке труда. Отработав в комиссии, этот вопрос стал для меня основным.

Конечно, возможно, многие и не думают о том, что они делают. Но кто эти люди? Люди, которые глубоко за полночь понедельника стоят в Управе в очереди и обсуждают, на какие экскурсии поведут школьников в зимние каникулы. Это и социальные работники, работающие с трудными подростками, детьми-инвалидами, беспризорниками. Это преподаватели ВУЗов, которым и так непросто живется в современной России. Это аспиранты и студенты.

Все они – заложники огромной машины, которая сминает все на своем пути. И тут уже никак: либо ты с нами, либо против нас.

В работе комиссии компанию мне составили сотрудники одной вполне успешной фирмы, занимающейся управлением недвижимостью в Москве. Это люди – никакие не чиновники. Они так же, как и многие, вынуждены развивать свой бизнес в Москве. Так же, как и те, о которых речь шла выше, не имеют возможности противостоять системе. Они просто слишком тесно связанны со структурами, подконтрольными государству, и у меня не повернется язык их осуждать. Как и не поднялась рука написать жалобу в прокуратуру.

На мои морализаторские возражения, которые я пыталась вставить по любому удобному поводу, мне отвечали "А что мне делать, Зоя? Мне уволить 300 сотрудников или перестать платить им зарплату?" – говорил Петр, руководитель компании, поневоле оказавшийся председателем участковой избирательной комиссии.

Петр, Алексей, я, как и многие, голосовали не за Единую Россию. Отдал свой голос за "Яблоко" – вбросил сто за "Единую Россию".

Высшая политическая математика современной России.

Неважно, за кого ты голосуешь, кому уйдет твой голос, вбросить ты все равно обязан.

Иначе... Иначе все будет по известному сценарию, которых столько, что даже не стоит их описывать.

А вспомнить стоит о людях, которые не спали несколько ночей кряду, воплощая чуждые им идеи. Потому что по-другому нельзя. Я еще раз повторяю, это настолько сильная машина, которую не победить сознательностью отдельной группы лиц.

К сожалению, в сложившейся ситуации виноваты и многие из тех, кто был пятого декабря на митинге на Чистых прудах, где были арестованы более пятисот человек во главе с известными активистами Алексеем Навальным и Ильей Яшиным.

Виноваты в том, что явка на выборах до сих пор оставляет желать лучшего. Явка, которая составила около 35 – 40% по Москве, которую так просто докрутить до 55% и отдать эти голоса партии власти. Сознательность, гражданская ответственность – категории, ставшие притчей во языцех многих оппозиционеров в последние месяцы.

Но сознательности я не увидела.

Только когда на выборы будет ходить как минимум 60 % населения городов – только тогда мы сможем говорить о какой-то оппозиции. О сознательности. О каком-то голосе народа. Я сейчас никак не рассматриваю ситуацию в национальных республиках и округах.

А пока, выборы – это мероприятие, которое не посещает и половина населения Российской Федерации. Это грустно.

Меня безумно порадовало то, что на соседнем с нами участке были более проворные наблюдатели, которым удалось не допустить фальсификации, там, как и на многих других участках в ту ночь, победили коммунисты. Честно, с большим перевесом. И хотя я и не голосовала за них, где-то в ту ночь все-таки справедливость восторжествовала. А значит, значит не надо останавливаться и опускать руки.

Сознательность каждого гражданина должна заключаться в актуализации политики и вовлечении граждан в политический процесс. И если для этого необходимо устраивать митинги – значит, так тому и быть.

Я пойду в субботу на митинг и призываю сделать это всех, кому небезразлична своя судьба, судьба близких и любимых людей.

Мне неудержимо стыдно за то, в чем мне пришлось поучаствовать. Но не знаю, было бы лучше, если бы я в этом не поучаствовала. Хуже уже точно не будет.

Но мы будем бороться.

Белая лента на руке, на лацкане пиджака, на антенне автомобиля... Не правда ли, это похоже на то, как развивались события оранжевой революции в Украине? Той, которой так боятся наши власти? Возможно, но иного пути я не вижу.

Мой приятель метко подметил: "это запах свободы, друг мой". Да, и она стоит того, чтобы бороться.

И мы будем бороться. До конца.

Ваша, Зоя Монроз.

P.S. Москва никогда не была так хороша в гневе.

Зоя Монроз, независимый российский политолог, вступительные комментарии Алексея Якубина, кандидата политических наук, руководителя исследовательских программ аналитического центра "Universitas", специально для "УП"

powered by lun.ua

Кто и как будет строить атомные реакторы в Украине

Защищаешь животных и природу – террорист? Откуда взялись понятия эко- и зоотерроризма

Без доверия не будет прогресса: чем важна для Украины реформа в сфере метрологии

Как будет работать Фонд для поддержки фермеров

"Голодная блогерская туса": есть ли у Instagram место памяти о Голодоморе?

Что не так с налогом на выведенный капитал в Украине?