Крымские татары "второго сорта"

2107 просмотров
Четверг, 03 марта 2016, 13:07
Айдер Муждабаев
заместитель генерального директора ATR

Прожив в Украине уже почти девять месяцев, могу ответственно заявить, что за это время требования крымскотатарских активистов об освобождении политзаключенных всегда начинались с фамилий не крымских татар: Савченко, Сенцов, Кольченко, Костенко... Только после них шли Чийгоз, Асанов, Дегерменджи...

Для крымских татар это настолько естественно, что даже не обсуждается. Не помню, чтобы кто-то хотя бы задумывался об этом. Просто, говоря о политзаключенных, начинали разговор с Савченко, Сенцова — и всё.

Так крымские татары понимают патриотизм и солидарность со всеми украинцами, частью которых себя считают.

Однако, в среде украинских чиновников и политиков, согласно моим данным за тот же период наблюдений, патриотизм и солидарность понимаются по-другому.

Сначала в здании МИД в Киеве открывают галерею портретов политзаключенных, чтобы показывать их иностранным делегациям, ‒ и в этой галерее подчеркнуто нет крымских татар. ("Они же содержатся в Крыму, а мы не признаем Крым частью России" ‒ "объяснил" кто-то потом.) Лишь спустя некоторое время, со скрипом и после публичной критики, исправляются: довешивают крымскотатарские лица.

Потом выпускаются футболки в знак солидарности с политзаключенными, и политические деятели украинского государства надевают их на себя при встречах с иностранными делегациями, на международных форумах.

Я не знаю, выпущены ли вообще такие футболки с крымскими татарами. Но у меня полное ощущение, что крымскими татарами брезгуют: для них на фигурах чиновников и депутатов, позирующих на камеры, "мест нет". Они будто воспринимаются как политзаключенные второго сорта (я сознательно не утверждаю: "люди" — хотя непонятно, где здесь проходит грань).

Напомню, что крымские татары точно так же находятся в руках российской репрессивной машины. Им точно так же грозят тяжкие статьи УК РФ ни за что. Точнее, за преданность Родине, Украине. Они что, не вышли фамилиями? Или лицом?

Или политики, выбирая, в какой футболке сфотографироваться, цинично рассуждают, что освободить крымских татар будет еще тяжелее, чем других (долго объяснять, почему, — об этом говорят адвокаты Савченко и Чийгоза).

А значит, крымские татары, как и Крым в целом, ‒ не лучшая для них пиар-тема?

Поверьте, мне бы очень не хотелось так думать. Но поводов думать иначе нет.

FB Айдер Муждабаев



powered by lun.ua
Реклама:
100 миллионов гривен на молодежные проекты. Как их получить?
Как привлечь молодежь к общественным процессам? Где ей содержательно проводить досуг? Где получить финансирование своих идей и инициатив? (укр.)
Карантинные меры, или Как экономят украинцы во время пандемии?
С начала пандемии 34% украинцев потеряли часть регулярного дохода, 8% - все доход и только 1% имели рост дохода. Стали ли держать меньше денег в банках? (укр.)
Игра с отрицательным результатом: к чему приведет снижение НДС на агропродукцию
Снижение ставки НДС до 14% не уменьшит количество "скруток", а наоборот усложнит процесс администрирования. (укр.)
По одной перчатке на медика. Как Минздрав (не) защищает врачей
За все время эпидемии Минздрав действительно смог закупить средства защиты и некоторое оборудование. Количество кажется, на первый взгляд, относительно большим. Однако, если посчитать истинную потребность медиков в защите, понятно, что это просто мизерное количество. (укр.)
Цена промедления: кто на самом деле страдает из-за неприятия законопроекта о ЖГК
Верховная Рада до сих пор не поддержала согласованный на комитетах законопроект №2458 об изменениях в жилищно-коммунальной сфере. Почему от этого теряют потребители? (укр.)
Опровергнуть невозможное: разбор решения суда по Семочко и арест как давление на редакцию
В октябре 2020-го журналисты Bihus.Info получили решение суда по делу против ексзаступника главы службы внешней разведки Сергея Семочко. Что не так с самим решением и почему cуд затягивал с его отправкой? (укр.)
Записки из ЛНР: ценности стали другими
Так хочется чудес в это тусклое время межсезонья. И почему-то хочется не денег или богатства, любви или заморских стран. Хочется, чтобы родители жили как можно дольше, а дети оставались детьми и были счастливы, не смотря на что-то, а вопреки всему.