Крымские татары "второго сорта"

2103 просмотра
Четверг, 03 марта 2016, 13:07
Айдер Муждабаев
заместитель генерального директора ATR

Прожив в Украине уже почти девять месяцев, могу ответственно заявить, что за это время требования крымскотатарских активистов об освобождении политзаключенных всегда начинались с фамилий не крымских татар: Савченко, Сенцов, Кольченко, Костенко... Только после них шли Чийгоз, Асанов, Дегерменджи...

Для крымских татар это настолько естественно, что даже не обсуждается. Не помню, чтобы кто-то хотя бы задумывался об этом. Просто, говоря о политзаключенных, начинали разговор с Савченко, Сенцова — и всё.

Так крымские татары понимают патриотизм и солидарность со всеми украинцами, частью которых себя считают.

Однако, в среде украинских чиновников и политиков, согласно моим данным за тот же период наблюдений, патриотизм и солидарность понимаются по-другому.

Сначала в здании МИД в Киеве открывают галерею портретов политзаключенных, чтобы показывать их иностранным делегациям, ‒ и в этой галерее подчеркнуто нет крымских татар. ("Они же содержатся в Крыму, а мы не признаем Крым частью России" ‒ "объяснил" кто-то потом.) Лишь спустя некоторое время, со скрипом и после публичной критики, исправляются: довешивают крымскотатарские лица.

Потом выпускаются футболки в знак солидарности с политзаключенными, и политические деятели украинского государства надевают их на себя при встречах с иностранными делегациями, на международных форумах.

Я не знаю, выпущены ли вообще такие футболки с крымскими татарами. Но у меня полное ощущение, что крымскими татарами брезгуют: для них на фигурах чиновников и депутатов, позирующих на камеры, "мест нет". Они будто воспринимаются как политзаключенные второго сорта (я сознательно не утверждаю: "люди" — хотя непонятно, где здесь проходит грань).

Напомню, что крымские татары точно так же находятся в руках российской репрессивной машины. Им точно так же грозят тяжкие статьи УК РФ ни за что. Точнее, за преданность Родине, Украине. Они что, не вышли фамилиями? Или лицом?

Или политики, выбирая, в какой футболке сфотографироваться, цинично рассуждают, что освободить крымских татар будет еще тяжелее, чем других (долго объяснять, почему, — об этом говорят адвокаты Савченко и Чийгоза).

А значит, крымские татары, как и Крым в целом, ‒ не лучшая для них пиар-тема?

Поверьте, мне бы очень не хотелось так думать. Но поводов думать иначе нет.

FB Айдер Муждабаев



powered by lun.ua
Этический бизнес глобальных корпораций
Предприятия на Западе постепенно меняют свои подходы к ведению бизнеса. Почему и как это происходит? (укр.)
"Реформа" прокуратуры: очень приятно, царь
Почему бизнесу и чиновникам стоит бояться ручного управления Офисом генпрокурора.
"Укрзализныця" – мертвый актив или лакомый кусок для инвесторов?
"Укрзализныця" воплощает в себе парадоксальную разницу между потенциалом для частных инвесторов и реальностью. В чем риски и перспективы ее приватизации? (укр.)
Обличитель коррупции – не только заявитель: что не учли законодатели
Несмотря на в целом позитивный характер закона о обличителях коррупции, законодатели избрали суженный подход к урегулированию статуса обличителя. А это будет иметь значение для разоблачения возможных коррупционеров и защиты тех, кто их разоблачает. (укр.)
Газовая формула: как госпредприятиям покупать газ по честной цене
Минэкономики придумало формулу, которая позволит государственным и коммунальным организациям покупать газ по рыночным ценам. Годовая экономия составит 3 млрд грн. (укр.)
Стратегическая программа правительства: пробелы, которые ее заблокируют
Люди должны получить доступ к влиянию и принятию решений в тех общинах, на которые они фактически влияют своим проживанием в них. Без этого реформы пройдут на бумаге, но отнюдь не в реальной жизни, где жители все еще имеют две жизни: одну фактическую, а другую "по регистрации". (укр.)
Почему не стоит ограничивать эмоции и как их контролировать
Проявлять эмоции безопасно для себя и для окружающих можно разными способами. Главное, делать это вовремя, не доходя до критической точки. (укр.)