Точка бифуркации и "растянутая аннексия" Азова

2569 просмотров
Суббота, 01 декабря 2018, 09:00
Андрей МиселюкАндрей Миселюк
политолог, директор Института социально-политического проектирования "Диалог"

Нападение россиян 25-го ноября на украинские корабли с последующим захватом и экипажей, и самих морских суден – точка бифуркации длящейся пятый год аннексии Азовского моря Россией.

В отличие от аннексии Крыма, аннексия Азовского моря стала процессом, растянутым на годы. Здесь так же, как и с захватом Крыма, использовался целый комплекс инструментов новейшей "гибридной" войны РФ против Украины и Запада.

Её постоянным фоном стали агрессивная пропаганда, информационно-психологические операции, усиление экономического давления на Украину, ударная милитаризация зоны конфликта.

На этом фоне Россия осуществила несколько кардинальных практических шагов для аннексии Азова. Её пиком стал вооружённый захват россиянами украинских боевых кораблей с экипажами в нейтральных водах вблизи Керченского пролива 25-го ноября.

Четыре шага аннексии Азова

Молниеносный блицкриг по захвату Крыма осуществлялся по двум основным направлениям.

Первое – нейтрализация потенциального сопротивления со стороны украинских сухопутных и морских военных подразделений.

Второе – взятие под контроль ключевой инфраструктуры полуострова, начавшееся с захвата зданий органов власти в первые дни конфликта. Их логическим завершением стало оформление по российскому законодательству факта перехода Крыма под контроль Москвы.

В случае с Азовом Москвой изначально планировалась более длительная и многосоставная операция.

Задача первого этапа – получение эффективного единоличного контроля над Керченским проливом. Она была решена после аннексии Крыма взятием под контроль обоих берегов Керченского пролива. Результат был закреплён сооружением мостового перехода, соединившего Крымский и Таманский полуострова.

Задача №1 решалась в тесной координации со второй – блокирование свободного плавания торговых судов в азовские порты Украины. Центральная арка моста специально была построена слишком низко для того, чтобы пропускать многие из кораблей, ранее швартовавшиеся в Мариуполе и Бердянске, крайне важных для Украины как пункты экспорта стали и зерна.

Темпы решения второй задачи особенно возросли после окончания летнего чемпионата мира по футболу в России, во время которого российская власть традиционно избегала ввязываться в геополитические авантюры.

Сразу после завершения ЧМ россияне резко активизировали начавшийся с конца апреля этого года процесс задержания судов в Азовском море. И начали массово, причём на длительные сроки, задерживать суда, идущие в украинские порты и из наших портов на Азове.

Следующая, третья, задача: не допустить появления мощной боевой группировки украинских кораблей в Азовском море. Решение о создании такой группировки 6-го сентября принял СНБО Украины в ответ на массовые задержания Россией кораблей на Азове.

Своё кардинальное несогласие с этими планами Украины Москва продемонстрировала не во время атаки на три наших корабля 25-го ноября, а двумя месяцами ранее. Тогда российские военные корабли серьёзно препятствовали проходу кораблей ВМС Украины "Донбасс" и "Корец" в Азовское море через Керченский пролив.

Именно эти корабли, перебрасываемые из Одессы в Бердянск, и должны были стать основой новой военно-морской базы украинского флота на Азовском море.

В ответ РФ уже тогда задействовала против украинских судов более 10 кораблей и катеров ФСБ и Черноморского флота РФ, а также самолёты.

Несмотря на ряд опасных провокационных манёвров россиян, в сентябре столкновения удалось избежать. Но, отработав операцию по противодействию украинским кораблям, россияне повторили её уже со столкновениями 25-го ноября.

И, наконец, четвёртая задача Москвы, так сказать "венец" всей её работы по выдавливанию Украины из Азовского моря - превращение всего Азова, а не прилегающей к берегам России 12-мильной зоны, во "внутреннее море РФ". И как следствие - полное блокирование украинских портов на Азове. Именно сейчас эта задача и решается Россией.

Украинская сторона видела опасность планомерных усилий РФ по аннексии Азова. Именно поэтому 28-го августа этого года президент Порошенко поручил провести заседание СНБО для поиска ответов на действия России в Азовском море.

По крымским лекалам

То, что обстрелы, таран и захваты украинских моряков и кораблей (а если шире – аннексия Россией Азовского моря) стали в принципе возможны – прямое следствие "зависания" процесса наказания России за аннексию Крыма.

Москва так и не "получила по рукам" за отобранный у Украины Крым в той степени, чтобы не совершать подобных действий в будущем. А, не встретив должного сопротивления, пошла дальше.

С 2014 года в тематике Крыма и Азова сосуществуют взаимоисключающие трактовки. Украина в своих действиях опирается на международное право, которое однозначно заявляет, во-первых, о принадлежности Крыма государству Украина. Во-вторых, о необходимости для России придерживаться положений договора 2003 года о статусе Азовского моря. В-третьих, о праве мирного следования кораблей в территориальных водах любой страны, включая РФ.

"Альфа и омега" позиции Москвы - после референдума на полуострове 2014 года и решения Кремля о принятии  этой территории в состав РФ вопрос с Крымом закрыт окончательно. Именно так – однозначно, как категорический императив.

На этой максиме строится политика России по отношению к абсолютно всем вопросам, в которых так или иначе фигурирует Крым. Поэтому и задерживаются (в нейтральных водах!) корабли, как нарушившие своим плаванием возле Крыма "территориальные воды России". И украинские моряки, следовавшие из одного украинского порта в другой, попадают в крымский суд по обвинению в нарушении этих "территориальных вод".

Говоря другими словами, принцип "сила права" (подход Украины и её иностранных партнёров) вошёл в клинч с "правом силы" (подход Москвы, захватившей Крым и удерживающей контроль и над Керченским проливом, и над значительной частью Азовского моря).

И поскольку лежащий в основе этого клинча системный спор по поводу аннексии Крыма за четыре с лишним года так и не был решён, к сожалению, не приходится ожидать его быстрого решения и после инцидента 25-го ноября.

Снова, как и в 2014 году, видим в стане наших союзников отсутствие единой линии. Отсутствует общее понимание того, что необходимо максимально быстрое и жёсткое наказание России за новый виток её "крымского беспредела".

Вместо этого зазвучали уже подзабытые с 2014 года выражения глубокой обеспокоенности, призывы мирно уладить возникшие недоразумения, опасения новыми санкциями ещё больше осложнить перспективы урегулирования конфликта…

Запад, как и во время кризиса с аннексией Крыма, снова основные усилия направляет на недопущение военного столкновения с Россией. И пока непонятно, сможет ли он в координации с Украиной пресечь аннексию Азовского моря. Или же повторится сценарий с аннексией Крыма 2014-го.

Прошедшие после столкновения 25-го ноября дни показали, что мир снова очутился в привычном тупике "Крымский узел разрубить нельзя развязать", в котором у мирового сообщества за 4,5 года после аннексии так и не получилось расставить знаки препинания.

Ожидать, пока это будет сделано в апгрейде этого тупика "Азовский узел разрубить нельзя развязать", у нашей страны времени нет. Поскольку Россия уже де-факто заблокировала нормальную работу портов Мариуполя и Бердянска, обстреливает наши корабли и захватывает наших моряков.

Введение военного положения в десяти "прифронтовых" областях в сложившихся условиях стало решительным и выверенным действием собственно Украины. Оно показывает и степень серьёзности угрозы, и степень готовности украинской власти адекватно этой угрозе реагировать.

Историки, наверное, лучше всех в мире знают: история учит тому, что ничему не учит. В применении к "гибридной" войне России мир последовательно постигает эту максиму, используя украинский опыт.

Именно у нас РФ обкатывала технологии, которые потом применяла в других странах: вмешательство в выборы, кибератаки, вооруженные провокации, массированная пропаганда, организация "активных мероприятий", деструктивное использование соцсетей и т.д.

Именно под предлогом защиты своего стратегического объекта - Крымского моста - Россия начала останавливать украинские корабли для длительных проверок и наращивать военно-морское присутствие в проливе и Азовском море.

Западу стоит серьёзно приготовитьсяна подходе следующий стратегический объект, который уже строит Россия и который готовится охранять. Называется он "Северный поток-2".

Андрей Миселюк, специально для УП



powered by lun.ua
Реклама:
Монополия на лечение COVID-19 в Украине, или "молчание ягнят"
Пока ВОЗ объявляет миру солидаризированное клинические исследования по лечению COVID-19 и призывает к полному раскрытию полученных данных, в Укрпатент поступают заявки на выдачу патентов на лечение COVID-19. (укр.)
Пчелы хотят жить. Почему украинское пчеловодство под угрозой
Какие дополнительные регуляторные инструменты нужно ввести, чтобы защитить отрасль пчеловодства. (укр.)
Потребительский сектор и розничная торговля: как подготовиться к новым реалиям после COVID-19
Пять ключевых направлений, на которых нужно сосредоточить свои усилия, чтобы восстановить деятельность после карантина (укр.)
Программа 2020: зачем Украина меняет подходы к интеграции в Альянс
26 мая президент Украины утвердил Годовую национальную программу (ГНП) под эгидой Комиссии Украина - НАТО на 2020 год. (укр.)
Нужны ли служебные квартиры для судей?
Среди статей финансирования судебной системы в Украине есть расходы на обеспечение привилегий судей, среди которых – право на получение служебного жилья. Однако этот механизм не только дорого обходится бюджету, но и ставит под сомнение независимость судей. (укр.)
Турецкий прецедент: почему торговые войны могут выйти на новый уровень
Мировая система торговли столкнулась с крайне опасным прецедентом, который угрожает существенным обострением торговых войн. (укр.)
Что не так с украинскими тюрьмами
Европейский комитет по предотвращению пыток Совета Европы с 1988 года посещает украинские пенитенциарные учреждения. Ряд рекомендаций Комитета, в частности те, что касаются СИЗО, не выполняются более 20 лет. (укр.)