Между первым и третьим миром: как Украине стать страной инноваций

1102 просмотра
Среда, 06 марта 2019, 13:30
Екатерина НазимкоЕкатерина Назимко
предприниматель, общественный деятель

Президентские выборы оживили дискуссию среди кандидатов – как и за счет чего Украина могла бы улучшить свои экономические показатели.

Все чаще в своих программах и выступлениях политики упоминают об IT-технологиях, робототехнике, развитии сферы финтеха и использовании возможностей искусственного интеллекта.

Но все эти умные слова остаются лозунгами. "Фишками", направленными на привлечение внимания более молодого электората.

Кандидаты не говорят о главном – об отсутствии инфраструктуры и ресурсов для развития инноваций.

Наука в Украине развивается вопреки, а не благодаря усилиям государства и политиков.

У нас отсутствуют целые научные кластеры, нет масштабных R&D (Research and Development) центров, а Национальная академия наук де-факто устранилась от внедрения инноваций в стране.

Ключевая ошибка, на мой взгляд, заключается в том, что украинские элиты так и не смогли выработать реалистичную стратегию развития науки и инноваций. И в то же время – сохранили старую советскую систему взаимоотношений государства и научного сообщества, но этот "самолет" в таком виде не взлетает.

Государство тратит деньги на науку, выделяя крошечные бюджеты и не рассчитывая на хоть какой-то внятный результат.

А ресурсов с каждым годом все меньше. И пришло время определиться – какую экономику хочет построить Украина? На что мы можем рассчитывать уже в ближайшие 10-15 лет?

Останемся ли мы сырьевой "житницей" Европы, или хотим построить инновационную экономику, которая за счет интеллекта производит и экспортирует товары и услуги с высоким уровнем добавочной стоимости?

Объясню на двух простых примерах.

Вначале февраля нынешнего года президент Туркменистана прекратил финансирование академии наук. Причина – необходимость экономить деньги на фоне продолжительного экономического спада, связанного с ценами на газ.

Примечательно, что в 1998 году академию наук вообще ликвидировали, а возобновили ее работу только в 2009-м. Периоды "расцвета" науки Туркменистана приходились на посткризисные периоды, когда дорожал газ – основной источник пополнения бюджета этой страны.

Чем занимались, что разрабатывали туркменские ученые и каков их вклад в мировую науку – оценить сложно, так как Туркменистан – страна с авторитарным режимом. Очевидно, выбор сделан в пользу ресурсной экономики, а не наукоемкой.

Второй пример – развитие науки в современной России. Там власти приняли решение вкладывать деньги от продажи энергоресурсов в науку, чтобы хоть как-то конкурировать с развитыми странами.

Проект "Сколково" получился некачественным – пафоса много, а в Глобальном рейтинге инноваций в 2018 году РФ оказалась лишь на 46-й позиции из 126-ти стран.

Украина в этом же рейтинге смогла обогнать нашего северного соседа на 3 позиции и занять 43-е место. При этом финансовые возможности бюджетов двух стран несоизмеримы.

Вопреки всем неудачам и вороватости российских чиновников, руководство Кремля пытается выполнить одно важное задание: создать альтернативу для своих ученых, чтобы они не уезжали из страны.

Правда, способ реализации этой идеи весьма убыточен и бесперспективен: фактически речь идет о модернизации академии наук путем "накачивания" ее бюджетными деньгами. Старый, проверенный советской системой, способ.

Украинская наука находится в других реалиях. Поскольку масштабы российской и украинской экономик разные, денег в отечественном бюджете для создания системы финансирования науки "сверху" попросту нет.

У наших инноваторов есть два варианта - работать в условных "гаражах", надеясь на случайного инвестора, или искать другие способы для самореализации, на время или навсегда покидая Украину.

Государство должно стать партнером, а не поводырем для науки и инноваций.

И вместо финансирования науки по остаточному принципу, необходимо создать благоприятные условия для двух основных драйверов инноваций во всем мире – бизнеса и образования.

Для перемен достаточно осуществить три основных шага:

  • Во-первых, снизить налоги для инновационных отраслей экономики. Никаких "наездов" на ФОПов с целью дополнительного наполнения бюджета за счет малого и среднего бизнеса.
  • Во-вторых, увеличить финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ отдельными статьями бюджета.

Лучше всего этот шаг осуществлять по схеме конкурсных заявок – самые интересные и прикладные исследования и инновации должны быть профинансированы в первую очередь.

Согласно Ranking Countriess Impact on Global Innovation, в Украине на исследования выделяют всего $90 на человека, тогда как в Израиле – $1 990, в США – $1 471, в Эстонии – $1 303.

  • В-третьих, необходимо увеличивать финансирование дошкольного и школьного образования, начать вкладывать в развитие человеческого капитала, потому что пока у нас один из самых низких уровней расходов на образование в Европе.

В противном случае мы безнадежно отстанем от ведущих стран мира. А этого ой как не хочется.

Екатерина Назимко, специально для УП

powered by lun.ua
Реклама:
Капитолий. Начало реванша Трампа
Дональд Трамп не сдастся сейчас, поскольку намерен баллотироваться на следующих президентских выборах. (укр.)
Заработать на смертях: как нас лишили мировой вакцины в 5 раз дешевле
Три доллара заплатила Всемирная организация здравоохранения за вакцину, закупку которой в ручном режиме сорвал министр здравоохранения Максим Степанов. (укр.)
Настоящая цена меха норок: история одного расследователя
В конце сентября 2020 польский Сейм (нижняя палата парламента) провел историческое совещание по вопросам правовой защиты животных в Польше. (укр.)
Изменил ли Национальный банк свою политику на валютном рынке
По какому принципу НБУ будет выходить на рынок с валютными интервенциями и как будет влиять на курс. Что изменилось в новой стратегии? (укр.)
Торговый фокус с лесом: друзьям — все, а обществу — ничего?
Почему торговля необработанной древесиной происходит на закрытых "аукционах" и без конкуренции. (укр.)
Дело генерала Назарова - сигнал, который нельзя игнорировать
Дело Назарова как потенциальный прецедент для военного судопроизводства Украины и свидетельство неурегулированности ключевых вопросов военной юстиции. (укр.)
Демократия и некомпетентность
Почему Аристотель не доверял демократии как форме правления, в чем заключаются недостатки последней и что это значит для современной Украины. (укр.)