Страх и ненависть в Главном следственном управлении полиции: кейс Евгения Шевцова все еще не исчерпан

Вторник, 18 августа 2020, 19:00

Многие помнят историю нашего противостояния со скандальным полицейским чиновником Евгением Шевцовым. Борцом со СМИ, журналистами, блогерами и депутатами, обвиняющими его в коррупции. 

Могло сложиться ошибочное впечатление, что после скандала с депутатом Александрой Устиновой, в результате которого отважный полицейский удалил свою страницу в Facebook, Шевцов угомонился и перестал кошмарить прессу. Совсем нет. И даже еще ярче, и с куда более сильным запахом. 

Идеологический конфликт Шевцова со свободой слова вообще и депутатом Александрой Устиновой в частности обрел свое продолжение. 

Знакомы ли вы с таким полицейским лайфхаком: в ответ на обвинения в коррупции назвать обвинителя чучелом и тупой овцой, затем сказать, что оскорбляли не вы, а неустановленное лицо, после чего потребовать от объекта оскорблений 700 тыс грн за то, что подумал на вас и нанес вам глубокую душевную травму? 

Не знакомы? Потому вы и не работаете в Главном следственном управлении Нацполиции. А Евгений Шевцов – работает, и, как сказано в личной характеристике, "по службе характеризуется положительно".

Напомню завязку этого сюжета тем, кто подзабыл или вообще не в курсе. 

5 марта Александра Устинова направила министру Авакову запрос, подписанный 50 депутатами, где просила сообщить, проводилась ли проверка законности приобретения женой Шевцова – Аленой Дегрик помещения площадью почти 600 метров на улице Шота Руставели в Киеве. 

Читайте також: Хто насправді стоїть за масовим блокуванням інтернет-ресурсів Нацполіцією?

Поліція чи КДБ? Кейс Шевцова отримав міжнародний розголос

Причиной запроса Устиновой стал сюжет программы "Бигус.инфо", где сообщалось, что это помещение семья Шевцова получила в подарок после того, как арест с него был снят преступной группой "черных регистраторов". Деятельность которых расследовало то самое ГСУ Шевцова.

Подача депутатского запроса прогневала полицейского начальника. На странице в Facebook пользователя "Евгений Шевцов", от которого полицейский открещивается, появился пост с малоадекватными оскорблениями в адрес Александры вроде "тупая овца, обезьяна, бродячая живность, умственно отсталое чучело" и другими эпитетами, более уместными в устах 14-летнего подростка, чем государственного чиновника и, что важно, угрозами "отстаивать свои права в законный способ". 

Журналисты-расследователи в свою очередь" были описаны как "дол***бы, которые написали фейк". Этот пост вызвал волну возмущения и протеста в СМИ и соцсетях, после чего пользователь Facebook "Шевцов" 6 раз исправил пост, затем удалил, а потом и вовсе закрыл сам аккаунт. Устинова подала еще один запрос в Нацполицию, где попросила проверить и дать оценку оскорбительным публикациям Шевцова. 

Такова прелюдия, а теперь начинается настоящий дождь, простите, в глаза. Итак, Нацполиция провела служебное расследование и пришла к ошеломляющим выводам. 

О том, что оскорбления, если и были, то совершенно непонятно, кто там кого оскорблял. Никаких доказательств, что под ником "Евгений Шевцов" писал Евгений Шевцов не обнаружено. Запросить Facebook Нацполиция не имеет возможности – нет законных оснований. А сам Шевцов говорит, что это не он. И все очень логично поясняет: что был у него когда-то аккаунт, но он его удалил еще полтора года назад, в марте 2019. А Устинову оскорблял не он, а какие-то неустановленные лица, прикрываясь его добрым и честным именем. И вообще все это – черная кампания по его, Шевцова, дискредитации. 

Анекдот, бред и божья роса ? Может быть, для адекватного человека, но только не для дисциплинарной комиссии, которая принимает решение: если Шевцов в чем и виноват, то только в том, что письменно не проинформировал руководство, что его добрым и честным именем прикрываются какие-то неадекваты. За это ему можно объявить выговор. 

А дальше начинается самое интересное. Шевцов подает иск о защите, как ни смешно это звучит в данном случае, чести и достоинства против Устиновой с требованием выплатить ему 700 тысяч гривен за нанесенные моральные травмы. В следующей логике: некто коварный с аккаунта "Евгений Шевцов" оскорбил ее, а она не установила документально, кто владелец аккаунта, а начала возмущаться. Из-за ее возмущения СМИ начали писать о Шевцове неприятные вещи, и это нанесло ущерб его репутации. Придется оплатить. 

Уж не знаю, кто посоветовал Шевцову столь безумный способ реагирования, но этот способ квалифицируется по двум статья КПУ – мошенничество и вмешательство в работу государственного деятеля. Мы располагаем рядом доказательств того, что аккаунт "Евгений Шевцов", публиковавший оскорбительные посты и комментарии в адрес Устиновой (и не только ее) может принадлежать именно заместителю начальника управления расследования особо тяжких преступлений-начальнику 2-го отдела ГСУ НПУ Евгению Шевцову.

Оценку этим доказательствам даст суд. Но если коротко: данный аккаунт публиковал документы, доступ к которым имеет только Шевцов либо близкие к нему сотрудники Нацполиции. Кроме того, с аккаунтом активно взаимодействовали не только сослуживцы и знакомые Шевцова, но и его жена, комментировавшая почти каждый пост аккаунта. Скрины не горят, что упорно не доходит до Евгения.

Итак. Прежде всего, Шевцов ввел в заблуждение дисциплинарную комиссию, сообщив ей, что удалил свой аккаунт в марте 2019 года. Аккаунт его работал, как минимум, с января 2020 года. 

Так, 24 января Шевцов публикует пост, адресованный журналисту "Украинских новости" Александру Хорольскому. Шевцов рассержен тем, что журналист отправил запрос в Нацполицию с просьбой предоставить информацию о должности и сроке службы Шевцова. 

И в ответ якобы не принадлежащий Шевцову аккаунт, кроме оскорблений в адрес Хорольского и "Украинских новостей", публикует еще и фото поступившего в Нацполицию запроса Хорольского. А также ответный запрос Шевцова по Хорольскому и "Украинским новостям". И претензию агентству о защите чести и достоинства от Шевцова, и его заявление.

Понятно, что доступ к служебным и личным документам Шевцова, позволяющий их фотографировать, может иметь только сам Шевцов. Ну, либо – фантастический вариант – его коллега из ГСУ, который зачем-то решил наехать на журналиста, и опубликовать документы Шевцова. И не просто опубликовать, но и оскорбить и пригрозить с использованием служебного положения. 

В посте от 24 января Шевцов пишет, что "подготовил заявление в Таможенный пост "Борисполь" и пограничную службу Испании (куда летал Хорольский)". Того же 24 января Шевцов делает репост публикации о законе о дезинформации, где сожалеет, что закон не предусматривает тюремное заключение, но обещает Хорольскому общественные работы – "веником поработать".

И да, таинственный владелец аккаунта "Евгений Шевцов" имеет доступ не только к документам одного из руководителей ГСУ НПУ, но и к камерам слежения, установленным на воротах его загородного дома. Именно туда, чтобы взять комментарий у Шевцова, приезжал журналист "Бигус.инфо" Данило Мокрик. 

Журналисту не открыли, но зато на следующий день на странице Шевцова появился пост: "…очередной супер агент расследователь по фамилии Данило Мокрик… с наглой рожей заявился ко мне домой, пытаясь в очередной раз взять у меня интервью…". Текст сопровождался фотографией съемочной группы, сделанной с камеры наблюдения дома Шевцова. Вот какой могущественный злоумышленник, способный отслеживать визитеров полицейского чиновника и считывать информацию с его камер наблюдения.

Все посты Шевцова живо и одобрительно комментируют его коллеги, у которых не возникает сомнений в аутентичности страницы, и главное – его жена Алена Дегрик. Ее страница не верифицирована, но, думаю, отрицать свое авторство г-жа Дегрик не будет, поскольку на этой странице такое количество упоминаний о бизнесе Дегрик (финансовая компания "Леогейминг) и других деталей, что отрицать бессмысленно.

Дегрик комментировала посты аккаунта "Евгений Шевцов" в период как минимум с 24 января по 7 марта. Что является еще одним прямым свидетельством подлинности аккаунта. 

Более того, г-жа Дегрик в дуэте с владельцем аккаунта "Евгений Шевцов" многократно полемизировали со мной в комментариях к моим постам и постам Шевцова. Угрожали, провоцировали, пытались переманить на свою сторону, неуклюже шутили, спорили, но делали все это в полнейшей гармонии и согласии друг с другом. Как Бони и Клайд. Г-жа Дегрик горой стояла за владельца аккаунта "Евгений Шевцов". 

Так что у супругов есть только одна "гениальная" версия, чтобы все это опровергнуть: заявить, что жена полтора месяца комментировала посты фейкового аккаунта, думая, что это ее муж. И в паре вместе с фейковым аккаунтом писала комментарии мне. И за это время у нее ни тени сомнения не появлялось, так убедительно злоумышленник притворялся Евгением Шевцовым. 

Но, думаю, все же супруги озвучивать эту версию не станут, поскольку ее трансляция будет означать, что Шевцовы принимают за идиотов не только оппонентов, но и судей.

Ну а мы подаем заявление в ГБР по фактам возможного мошенничества и вмешательства в работу государственного деятеля. Поскольку действия Шевцова – крайне опасный прецедент.

Здесь речь идет не просто о попытке уйти от ответственности. Нет. Здесь речь о попытке наказать за собственный проступок. Перевернув закон с ног на голову. Речь о попытке показательно запугать парламентария, посмевшего заявить о коррупции одного из руководителей Нацполиции. Это прямое давление и вмешательство в деятельность народного депутата Украины. 

Вывернуть ситуацию наизнанку, черное назвать белым, подтвердить белизну официальным документом дисциплинарной комиссии и заставить заплатить, чтобы Устинова больше никогда не лезла в дела Шевцова, да и другим неповадно было. 

И эти действия Шевцова наглядно демонстрируют принципы и методы его работы в Главном следственном управлении. Он ведь не вдруг это придумал. Он и работает у себя в ГСУ, открывает и закрывает дела. И нет оснований думать, что остальные в его управлении и в целом Нацполиции действуют как-то иначе. В противном случае – зачем Нацполиции его покрывать? 

А выводы дисциплинарной комиссии, фактически подтвердившей абсолютно безумную версию Шевцова о том, что оскорблял не он, а неизвестный злоумышленник, – это покрывательство. Покровительство. И соучастие.

Масі Найєм, для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.  





powered by lun.ua

Офисы-сервисы и возрождения PropTech

От матерей к дочерям: женское лицо сопротивления

Права человека в водовороте Революции Достоинства. Не потерялись

Декоммунизация тарифов или Фонд декарбонизации

Заявление УНРади о праздновании 22 января Дня Независимости и Соборности Украины

Что такое псевдо-добровольная вакцинация от COVID-19 и чем именно она нам угрожает