Петр Симоненко: "Я несу ответственность за появление Потебенько в списке Компартии!"

27 просмотров
Пятница, 1 февраля 2002, 13:31
Украинские коммунисты продолжают оставаться одними из фаворитов парламентских выборов. И сейчас очевидно, что электоральные успехи КПУ объясняются не только ностальгией стариков по идеализму и молодости, но скорее тонким и прагматичным расчетом партийного руководства. Коммунисты отказались от мессианства, и проводят стратегию сохранения завоеванных позиций.

Рейтинг оправдывает средства – КПУ реализует ленинскую тактику борьбы, и презирает политический этикет. В свой список коммунисты включили генерального прокурора Потебенько - неоднозначную фигуру, но сильного политического игрока. При этом многие депутаты фракции КПУ были безжалостно выброшены за борт партсписка, как отработанный и бесперспективный балласт. Лидер партии Петр Симоненко рассказывает эксклюзивные детали процесса.


- Петр Николаевич, главной темой разговоров среди руководства Компартии является формирование партийного списка. Многие ваши соратники говорят, что список составлялся непрозрачно, места получили малоизвестные люди, а заслуженные – наоборот, "пролетели" мимо.

- На самом деле алгоритм формирования списка был абсолютно прозрачен. Но то, что этот вопрос вызвал дискуссию, я считаю вполне нормальным явлением. Кандидаты в партийный список выдвигались областными организациями, каждая из которых делегировала наиболее активных, авторитетных коммунистов и беспартийных. Вот именно при утверждении этих местных списков на пленумах обкомов партии и и шел обстоятельный, критический разговор по каждой кандидатуре, были и резкие оценки.

Да, критика по отдельным кандидатам общего списка присутствовала и в выступлениях делегатов съезда партии. Критично высказывались первые секретари Запорожского, Харьковского, Закарпатского, Херсонского обкомов партии и другие. Дело в том, что мы предложили областным организациям определить самостоятельно соотношение понятий "лидер парторганизации" и "лидер областного списка".

В результате некоторые первые секретари обкомов стали вторыми и даже третьими в местных списках. Те коммунисты, кто за последние 4 года сделали максимальный вклад в работу партии, получили и более высокие номера. Конечно, ряд народных депутатов нашей фракции, к которым у областных организаций были замечания по партийной работе, получили низкие оценки при формировании единого списка. Но решал эти вопросы не я, а рядовые партийцы. И чтобы их решения были объективными, мы, секретари ЦК, в работе пленумов не принимали участия.

- Но почему принципы формирования партсписка не были оглашены заранее, и до самого съезда были неизвестны даже среди партийной элиты?

- Это наше внутрипартийное дело. Эти принципы определил президиум ЦК КПУ на своем заседании с участием первых секретарей обкомов партии.

Мы выстроили иерархию обкомов, и соответственно определили каждому квоту мест в общепартийном списке. Была сделана математическая модель по каждой области – просчитаны усредненные показатели влияния партийных организаций на массы по результатам парламентских выборов 1998 г., а также двух туров президентских выборов-99. По этой системе на первое место вышла Луганская область, где наше влияние охватывает по крайней мере 49 процентов избирателей. 15 областей имеют показатели от 30 до 40 процентов, и именно они получили приоритет при делегировании кандидатов в общий список на места с первого по сотое.

- В вашей фракции говорят, что такие коммунисты как Понедилко, Кузнецов, несмотря на свои усилия оказались почему-то недооцененными. Кто их "опустил"?

- Это уважаемые в партии товарищи и ничего случайного в их участи в выборах нет. Понедилко очень опытный коммунист и сильный политик, и мы поставили ему задачу победить на мажоритарном округе. Кузнецов в списке Донецкого обкома партии значится восьмым, но в соответствии с утвержденным алгоритмом в общепартийном списке он оказался 106. На прошлых выборах кандидатов, которые могли победить на округе съезд включил в первую сотню. Теперь такое совмещение невозможно, и по рекомендации обкомов мы подбираем товарищей, способных серьезно побороться за мандат народного депутата. Так, мы решили рекомендовать Кузнецова как на пост мэра его родного Краматорска, так и на мажоритарный округ.

Всех депутатов этого созыва мы в список включить не смогли, т.к. мы поставили задачу повышения профессионального уровня работы фракции, подготовки актива и различного уровня специалистов на республиканском уровне, привлечь к законотворческой работе известных в партии и обществе деятелей, которые способны эффективно представлять партию в различных профессиональных сферах. Учитывали и необходимость обновления состава будущей фракции.

- Но с другой стороны, есть подход когда сильных политиков партии выставляют на самом верху. Вот, скажем, в списке "За единую Украину!" наверху полно миллионеров, для которых купить округ – раз плюнуть.

- В этом проявляется только их слабость, а может быть и трусость. Блоки, поддерживающие нынешний режим Кучмы – "Наша Украина", "За единую Украину!", СДПУ(О), боятся нормальной демократической конкуренции. Администрация Президента провела между ними раздел квот на мажоритарные округа, чтобы кандидаты от этих объединений боролись только против оппозиции, и не сталкивались между собой. Мы провели выборочный анализ по 68 округам, которые представляют для нас наибольший интерес. Только на двух округах из этого числа можно ожидать серьезной конкуренции между партиями власти!

В остальных все поделено, и главной мишенью будут коммунисты. А свои партсписки власть формирует из приспешников по принципу верноподданичества. Ну может ли экс-премьер-министр Пустовойтенко осмелиться идти по округу?! Да против него даже агитировать не надо, люди уже сами знают: если он не пойдет по списку "За ЕдУ!", то в парламент его никто не выберет.

- У вас в списке замдиректора института социологии Шульга. По вашим оценкам, правда ли, что нынешний рейтинг КПУ уступает "Нашей Украине", как это публикуется во всех отчетах?

- Наш рейтинг самый высокий, а подавляющее большинство проводимых опросов – "политическое заробитчанство", далекое от науки. В прошлом году СДПУ(О), которую не заподозришь в симпатиях к коммунистам, провела очень масштабное социологическое исследование по всей стране. Результаты показали, что уровень доверия избирателей к коммунистам около 40 процентов. Однако в партийной работе мы с большим доверием относимся к исследованиям и выводам института социологии. Учитывая их, мы и определяем направления работы фракции и содержание агитации. Например, мы учитываем, что для избирателей Востока и Юга Украины главной проблемой является уровень здравоохранения. И мы включили в список партии специалистов по медицине, таких как Лобода.

- Я как раз хотел о нем спросить! Кандидатура директора "Укрпрофзравницы" как и некоторые другие неизвестные среди коммунистов фамилии, вызвала возмущенную реакцию многих делегатов съезда. Никто не знает, что у него за заслуги, и никто не слышал, чтобы партия пользовалась услугами профсоюзных санаториев.

- Вот в этом и проявляется наше бескорыстие! Лобода включен в партийный список, прежде всего, потому, что является прекрасным специалистом, который смог сохранить и развить вверенную ему систему, сохранить ее доступность для трудящихся.

- Так у нас много людей, на которых держится система, - вроде Николая Азарова, не к зарплате будет сказано.

- Этим мы, коммунисты, и отличаемся от других партий, что делаем различие между творцами, и теми, кто служит инструментом в руках режима.

- Ваши коллеги говорят, что "проходная часть" партсписка будет не более 75-80 фамилий. Что думаете вы?

- На прошлых выборах мы провели по списку 84 человека. Мы будем делать все, чтобы в эту выборную кампанию их стало больше. В отношении прогноза – 1 апреля даст ответы на все вопросы.

- А теперь хит сезона. Кто внес в список кандидатуру генерального прокурора Потебенько?

- Длительное время мы вели переговоры о сотрудничестве на выборах с людьми, которые представляют все сферы общества. Во многих случаях переговоры заканчивались успешно и наш список пополнили, к примеру, руководитель ветеранского движения Герасимов, генеральный консул в Дании Алексеев, - молодой человек, но уже полковник запаса с двумя высшими образованиями, и другие. Могу сейчас сказать, что мы обсуждали возможность включения в список служащих министерств обороны и внутренних дел. Из всех государственных структур мы не проводили переговоры о включении в список только с сотрудниками правительства, Службы безопасности и администрации Президента.

Ответственность за появление Потебенько в списке Компартии полностью лежит на мне. Я лично провел переговоры с Михаилом Алексеевичем, и предложил его поставить под номером 20 на заседании президиума ЦК.

- Один известный коммунист в кулуарах парламента задался интересным вопросом, - произошла бы революция 1917 года, если бы Ленин включил в избирательный список большевиков в четвертую Госдуму имперского обер-прокурора? Короче, как и почему вы уговорили Потебенько?

- Потебенько – прекрасный организатор, честный и принципиальный человек. Он в определенной степени стал заложником ситуации, а объективные обстоятельства, в том числе и законодательная чехарда не дают возможности оперативно раскрыть громкие преступления. Если бы не всякие клинтоны и их украинские марионетки, материалы расследования деятельности первого президента Кравчука давно бы уже были оформлены в виде уголовного дела.

Михаил Алексеевич проявил силу воли, когда все-таки возбудил дело по сыну Кравчука. Коррупция в Украине пустила глубокие корни еще до назначения Потебенько. Украденные у народа деньги высокопоставленные преступники спрятали в оффшорные зоны. Оффшоры находятся в основном под контролем американцев, которые заинтересованы в увеличении оборота теневых капиталов и не желают их возвращать в Украину. Это не Потебенько тормозит расследование, а мафия и ее высокопоставленные покровители.

С Михаилом Алексеевичем мы встретились еще осенью. Переговоры прошли в Киеве. Делая предложение, я, разумеется, учитывал, что этот шаг подвергнется критике со стороны наших политических противников. Но мы взвесили все. Михаил Алексеевич подумал, и через некоторое время дал согласие. Он очень переживал, когда шло острое критическое обсуждение его кандидатуры на пленуме ЦК и съезде партии.

- Давить на генпрокурора реально может только Президент Кучма, как это прекрасно слышно на пленках Мельниченко. Вам не кажется, что Михаил Алексеевич, в высоких профессиональных качествах которого я также не сомневаюсь, вместе с тем слишком поддается указаниям Леонида Даниловича?

- Нет. Я вспоминаю, как зашел к Михаилу Алексеевичу прошлым летом. Он был возбужден, накануне он подал заявление об отставке. Он делал представления Президенту и премьер-министру Кинаху, что нельзя назначать Станик на пост министра юстиции. Генпрокурор прямо заявил Президенту, что и Станик и ее супруга Долганова следует привлечь к уголовной ответственности. Я тогда сказал Михаилу Алексеевичу, что прокуратура остается единственным инструментом борьбы с преступностью в стране. Всем известно, что судебная система только имитирует объективность и законность. Потебенько сейчас скован нормами законов, принятых т.н. большинством. И понятно, что, принимая те, или иные законы они защищают свой капитал, скрывают преступления, лишили Генеральную прокуратуру права надзора. Только сейчас удалось открыть уголовные дела, скажем, по экс-главе "Нефтегаза Украины" Игорю Бакаю, при том, что чинились всякого рода препятствия.

- Михаил Алексеевич заявил, что до парламентских выборов прокуратура раскроет резонансные преступления. Одним из них является дело о банкротстве банка "Украина". Вместе с тем, к делу причастны родственники Ткаченко, экс-главы парламента и восьмого номера в списке КПУ. Вас не пугает, что служебное рвение прокуратуры нанесет ущерб партийной репутации?

- На одной из последних встреч с Президентом я предложил обеспечить гласность разбирательства по делу "Украины". Электронная база данных по деятельности банка исчезла. Но по моей информации, дискета с уликами хранится у одного из министров. Не буду пока называть его фамилию.

- Это вам Потебенько рассказал?

- Нет, это мои данные. Я с Михаилом Алексеевичем этот вопрос не обсуждал принципиально. Попросил только объективного разбирательства. А Александр Ткаченко сказал, что он обязательно расскажет, кто именно виновен в крахе "Украины". И он это сделает в свое время, потому что до выборов любая информация может быть истолкована как нарушение Закона о выборах.

- Вы считаете, что семья Ткаченко непричастна к крушению банка?

- Только суд вправе определить виновность или невиновность конкретного человека. И не собираюсь какими-либо заявлениями оказывать давление на ход расследования. Но я предложил Президенту и генпрокурору: проверьте 20 крупнейших кредитных линий "Украины", и все станет явным. И еще я сказал Президенту – всякое торможение следствия по банку, перекладывает ответственность за разорение вкладчиков лично на вас. Мы доведем дело по банку "Украина" до конца.

- Скажите, сможет ли повлиять на ход выборов "кассетный скандал"? По слухам, скоро могут появиться много раз обещанные социалистами записи ваших разговоров с Президентом Кучмой. Говорят, что в ваших беседах участвовали интересные свидетели – депутаты ВР Рыбак, Звягильский, глава налоговой администрации Азаров.

- Да я уже неоднократно говорил, что буду рад услышать записи моих бесед с Президентом, потому что все поймут насколько принципиальный у нас выходит с ним разговор. Я не стыжусь этих бесед. В отдельных случаях были и свидетели этих разговоров, в т.ч. и народные депутаты. О результатах встреч информируются секретари ЦК партии, поскольку мы вместе готовим те вопросы, которые я обсуждаю с Президентом.

Я не сомневался в подлинности записей Мельниченко с 11 ноября 2000 года, когда мне их предложили использовать. После оглашения пленок стало очевидным, что характер, тематика, поведенческие черты фигурантов пленок не оставляют сомнений в достоверности. Но я потребовал техническую экспертизу, чтобы исключить использование партии с целью дискредитации, в т.ч. и если имеются записи, содержащие секретные данные, касающиеся вопросов национальной безопасности. Мы четко определили позицию фракции на освобождение от занимаемых должностей председателя СБУ, министра внутренних дел, руководителя таможни.

Думаю, что закладки подслушивающих устройств были сделаны в администрации Президента при Кравчуке. Верноподданичество демократов первой волны позволило американцам нашпиговать здание электронными системами прослушивания. Я по-человечески сочувствую маме и семье Георгия Гонгадзе, который стал жертвой политического преступления. Но меня настораживает и то, что "кассетный скандал" может быть активно использован прежде всего против нашей Украины различными странами. Вместе с тем убежден, что расследование необходимо завершить в кратчайшие сроки и виновные должны понести ответственность по закону.

powered by lun.ua