Игры разума

Вторник, 3 сентября 2002, 11:03
- Ленка, возьму завтра канистрочку бензина и пойду на площадь Луначарского жечь свой партбилет! В знак протеста! - кричал в трубку мой папа. Было утро 22 августа 1991 года. На следующее утро вся большая страна узнала, что путч провалился, а я, кроме всего, - еще и то, что папа не успел даже на несколько дней стать национальным героем моей тихой малой родины Полтавы.

Пусть это сравнение очень непропорциональное, а соответственно несколько неловкое, но когда я пытаюсь рассуждать об осенних акциях протеста оппозиции, мне кажется, что а) у оппозиции нет сейчас под рукой "канистрочки бензина"; б) она лишнее наговорила перед событиями; в) ее "души прекрасные порывы" будут выстреляны в холостую, а партбилет - не реализован. Словом, победа пройдет по соседней улице и без нас. Всегда, когда думаешь, нужно смотреть на часы. Думая быстрее, мы экономим время - свое и своей Родины.

Глубь самой идеи - объявление всенародной сентябрьской революции в сезон сбора огурцов, т.е. посреди июля и через газету "Зеркало недели", которая на огуречных плантациях не распространяется, - меня до сих пор поражает своей нерациональной загадочностью. На кого она была рассчитана? На чиновников улицы Банковой и зарубежных дипломатов, которые в силу своей финансовой и ментальной отстраненности от консервирования овощей и целесообразности штатного расписания еще не рванули в отпускные ривьеры? Идея после того получила огласку в узких кругах и не набрала силы. Неоспоримая составляющая ее силы - в массовости, массовость, понятное дело, - в народе, а народ, как мы только что выяснили, - был в поле, это далеко.

Президент выждал, пока народ, умиротворенный картофельными наработками, подтянется к телевизорам - и, как теперь жалуются оппозиционеры, "перехватил инициативу". Президент просто посмотрел на часы и выбрал удобное время. Теперь революцию без массовости ему будет удобно назвать мятежом.

И хватит сейчас вопить в ушную раковину народа, что президент перехватил инициативу, возглавил "революцию", коварно воспользовался чужими идеями, что сформирует не то большинство из своих, а не это из наших; что сам не уйдет, и мессию в мариинские палаты не пустит; что шесть раз налагал вето на то, что завтра нам продаст на референдуме; что когда мы - в Европу, он - в Москву; когда мы на шевченковую гору, к источникам, он - на дачу к олигархам; что, в конечном счете, где же был этот модный отец нации, когда кто-то "голосом, похожим на голос президента" начитывал матерные слова Мельниченко на диктофон; что на самом деле этот тоталитарист, чтоб не греметь кирзаками, нацепил на них войлочные музейных тапочки...

Все это правда. Но - запоздалая правда. А ведь выиграет тот, кто быстрее вложит свой вариант правды в ушную раковину народа. Теперь президент оказался более прытким и – в любом случае, его правда, лишенная величия и высокой морально-патриотической красоты - более ловким в придумывании своей новой правды.

Как она, эта новая правда, лепилась, Отчизна не спеша наблюдала. Президент первый раз покаялся перед народом за причины, которые сделали возможной скниловскую трагедию, он жестко заявил о немедленной коренной реформе в армии и поклялся наказать виновных, какими бы массивными звездами не были украшены их погоны; президент издал указ о так называемых "технологиях прозрачности" деятельности исполнительной власти, чтобы общество имело возможность просто в нее посмотреть и увидеть все до дна, словно в ведре с водой; президент создал в своей администрации специальное подразделение для работы с письмами и другими, неписьменными жалобами граждан и требует такого же от местных органов власти; по инициативе президента появилось намерение создать какой-то надзорный орган за деятельностью Генеральной прокуратуры.

И, в конечном итоге, президент инициировал конституционные изменения политического строя, чтобы ни он, ни какой-то другой пан не деградировал до узурпатора, и вместо этого государство вели за руку в Европу народные избранники, а ради доходчивости этого тезиса до интеллекта каждого украинца президент побожился лично контролировать получение стариками - пенсий, детьми - учебников, аптеками - дешевого отечественного анальгина. (Женщинам - цветы, а детям - мороженое, это, наверное, нужно понимать, планы на следующий, более высокий виток развития нашего государства).

Такое неожиданное престолоненависничество и другие перечисленные поразительные метаморфозы президентского "эго", красивые до неестественности, произошли всего за неполных полтора месяца, т.е. за то короткое, как для истории, время, когда оппозиция силилась из трех сложить четыре (а четвертый карабкался на Говерлу, потому что оттуда лучше видно будущее) и дралась за обшивку "неубитого" президентского кресла. И что теперь? Под какими лозунгами звать народ на революцию? "Геть Кучму"? Так он же и сам якобы сказал, что уйдет. "Даешь народовластие"? Так и он - за. "Власть преступная и бездеятельная"? Так он же гарантирует ее изменения и прозрачность действий, еще и просит оппозицию за стол переговоров. Чем крыть крапленный кучмин туз - неизвестно. Не заверениями же, что его новая тактика - на самом деле умелый обман, политическое факирство, игры разума!

Игры разума... Озадаченные люди после того не поняли, за что сегодня нужно ненавидеть президента и его сподвижников. Ведь президент пообещал "исправиться", искупить, улучшить, позитивировать, гармонизировать, европеизировать et cetera!.. И какой бы правдивой и разноцветной информацией не владели журналисты и политически неравнодушные люди со столичной пропиской, однако, как известно, наша страна – в большей мере благодаря подконтрольным СМИ, в первую очередь телевидению - не является страной Станиславских, где все имеют достаточно информации, чтобы воскликнуть свое "не верю!".

Есть, понятное дело, немало украинцев, которые "нутром слышат", что радиоточка голосом Левитана твердит о приятных изменениях в государстве слишком бодрые сведение, которые подозрительно отличаются от беспросветной реальности за окном. Впрочем, и эти сообразительные люди не поймут, что делается, куда же спряталась кучмовская альтернатива, которой весной отдали самое дорогое электоральное - свои голоса, почему Надежда Нации не дает им четкого сигнала если "не словом, а делом", то хотя бы жестами, как сурдопереводчик.

Из последних комментариев Виктора Ющенко и заседания оппозиции, которое состоялось в понедельник при его отсутствии, смахивает на то, что "Наша Украина" ожидает начала "гайдаматчины", чтобы, следя подобно Броуну за движением массы, сориентироваться и сделать свои научные выводы, нужно ли возглавить революцию, когда и как. Тоже своеобразные игры разума, которые заменяют решительность убеждений и силу, но совсем не гарантируют солидного выигрыша.

От всех этих игр разума вместе веет временами Талейрана и Фуше, не самыми лучшими, к слову, временами в истории Франции. И можно было бы увлекаться красотой ходов в этой партии, как, например, холодный мозг находит эстетическое рациональное наслаждение в поступках талантливого прохвоста или мастерского палача, но - за единичным счастливым исключением, мы не сидим за игорным столом и являемся гражданами этого государства.

В промежуточном итоге, дорогой народ, имеем абсурдную ситуацию: в стране с такими умными властью и оппозицией, таким работящим и доверчивым народом и такой светлой проевропейской целью жизнь становится все беднее, подневольнее и темнее. Некому ни государственный гимн написать, ни молитву составить. Разве что Виктор Медведчук коротко - между двумя глотками пива "Славутич" - помолится за Украину.

powered by lun.ua