Должность председателя ФПУ – цена измены

Пятница, 6 декабря 2002, 20:22
Изложенное ниже интервью с Александром Стояном было записано для www.razom.org.ua 3 декабря и два дня спустя согласовано с автором. В тот день, когда появилась новость о том, что Стоян – второй номер в "Нашей Украине" – переходит из своей фракции в парламентское большинство, из бюро Стояна просили интервью придержать…

От УП: 21 ноября на четвертом Съезде Федерации профсоюзов Украины Стоян снова баллотировался на должность лидера этой организации. Его соперника - Валентина Пожидаева – поддерживала СДПУ(о)шная группировка. Однако ни один из претендентов не смог тогда набрать необходимого количества голосов – по уставу ФПУ для избрания нужна "половина голосов + 1". За Стояна проголосовали 357 делегатов съезда, за кандидатуру его заместителя Валерия Пожидаева – 361 из 745, принявших участие в голосовании.

12 декабря Федерация профсоюзов Украины снова соберется, чтобы избрать своего председателя. Посмотрим, поможет ли Стояну его вероломство и переход в большинство.


"Нужно думать о следующем голосовании"

– Александр Николаевич, в последнее время средства массовой информации уделяют Федерации профсоюзов Украины, которую вы возглавляете, непривычно много внимания. Недавний съезд ФПУ не смог избрать председателя и едва не закончился расколом. Как бы вы сами оценили сложившуюся ситуацию?

– 21 ноября делегаты четвертого съезда Федерации профсоюзов Украины должны были переизбрать своего руководителя. Согласно уставу, для избрания кандидата председателем ФПУ его должны поддержать больше 50 процентов делегатов съезда. На этот раз руководителя должны были избрать из числа двух претендентов – меня и моего первого заместителя Валерия Пожидаева. После подведения итогов голосования выяснилось, что каждому из кандидатов не хватило для победы нескольких голосов. После недолгих дискуссий делегаты решили собраться 12 декабря, чтобы снова возвратиться к избранию председателя Федерации профсоюзов.

– Как вы можете объяснить, что лишь половина делегатов поддержали вашу кандидатуру? Означает ли это, что вы теряете авторитет среди коллег?

– Результаты этого голосования не отражают реального состояния вещей. Буду откровенным: если бы на делегатов съезда не оказывалось давление, я бы обязательно победил. Для подобных заявлений я имею веские основания. Во-первых, представители профсоюзов были удовлетворены отчетом о работе Совета ФПУ. Во-вторых, жесткая критика касательно моей деятельности на должности председателя Федерации со стороны делегатов не высказывалась. В-третьих, большинство профсоюзных деятелей признают положительные изменения в работе нашего профобъединения, связанные с социальной защитой. В конце концов, не следует забывать, что я депутат Верховной Рады и имею возможность лоббировать в парламенте законы, необходимые профсоюзам.

– Почему же тогда профсоюзные деятели обратили внимание не на многочисленные преимущества нынешнего председателя, а отдали половину голосов в пользу другого кандидата?

– Во время голосования власть активно задействовала админресурс. На протяжении всех трех дней съезда за ходом событий следили, присутствуют ли там губернаторы, контролировали каждый шаг делегатов от их областей. Накануне решающего голосования по руководству мы даже толерантно поблагодарили "гостей", намекнув, что профсоюзовцам необходимо в спокойной обстановке избрать председателя Федерации. Тем не менее, почтенные "гости" в полном составе пришли посмотреть на голосование по руководству ФПУ, и не просто созерцали, а жестко давили на делегатов, требуя поддержать кандидатуру Пожидаева.
У нас есть достоверные данные, что накануне съезда в столичных отелях председатели областных администраций организовывали вечеринки с концертами, на которых угощали делегатов съезда Федерации профсоюзов и проводили агитацию за моего конкурента. Хочу подчеркнуть, что к чести абсолютного большинства делегатов они поддержали тайную процедуру голосования по руководству организации. Они все-таки надеялись, что председателя ФПУ удастся избрать честно и порядочно. Но я даже вспоминать не хочу о том, что происходило во время голосования... Впрочем, эта уже история. Теперь следует думать о следующем голосовании. Оно подтвердит мои выводы относительно использования властью админресурса. Правда, 12 декабря давление будет использоваться уже в пользу другого кандидата, и если Валентин Пожидаев не снимет своей кандидатуры, то наберет максимум 100 голосов.

"Я пошел в "Нашу Украину", так как Ющенко единственный выполнил обещания, данные профсоюзам по социальным вопросам"

– Чем вы провинились перед властью, что она, не жалея сил и денег на вечеринки, так активно "обрабатывает" ваших подчиненных?

- Власть старается устроить политическую расправу надо мной за то, что я – второй номер в списке "Нашей Украины". Я пошел в блок Ющенко, так как Виктор Андреевич единственный из всех премьеров выполнил обещания, данные профсоюзам по социальным вопросам. Как представитель интересов миллионов граждан я учитывал, что этот блок пользуется наибольшей поддержкой населения, и что именно "Наша Украина" в своей программе и в деятельности признает первоочередной целью решение социальных вопросов.

- С другой стороны, попытка изменить руководство ФПУ – это своеобразная подготовка к выборам 2004 года. Большинство политических сил понимают, что профсоюзное движение – это очень мощная сила. Взяв под контроль Федерацию профсоюзов, насадив в ней своих агентов влияния, – что станет возможно в случае изменения руководства ФПУ, – организацию можно будет использовать как инструмент на выборах.

– Закон запрещает органам власти вмешиваться в деятельность профсоюзов. Вместе с тем вы говорите о вопиющих нарушениях законодательства. Почему вы до сих пор не обратились в суд с требованием установить справедливость?

– Знаете такую поговорку: "Не пойман – не вор"? Мы никого не хватали за руку, когда областные руководители "обрабатывали" профсоюзных представителей. Как можно доказать, что губернаторы устраивали ужины для того, чтобы убедить делегатов съезда не поддерживать Стояна? Возможно, губернаторы в самом деле только сейчас вспомнили о профсоюзном активе в своих областях и решили, почему бы не начать с роскошной вечеринки в столице? Извне такое внимание к профсоюзам можно даже приветствовать. Никто не сможет доказать, о чем на самом деле говорили руководители облгосадминистраций с профсоюзными функционерами, ведь стенограмм этих встреч никто не вел. Однако, из откровенных разговоров с участниками съезда я знаю о попытках убедить делегатов голосовать за моего заместителя. С юридической точки зрения оснований для исков нет. Но то, что противоправные действия имели место – очевидный факт.

– Если вы начали говорить о власти, возможно назовете конкретные фамилии тех, кто стремится расправиться с вами. Кто, например, стоит за Пожидаевым?

– По моему мнению, за Пожидаевим стоит администрация президента. Банковая работает по схеме "кто-нибудь, лишь бы не Стоян". Кстати, сейчас они активно ищут другую кандидатуру. У меня есть подозрения, что к попытке снять руководство ФПУ приложили руку объединенные социал-демократы. Должен признаться, что внутри профсоюзов тоже появляются отдельные руководители центральных комитетов и областных советов, которые усматривают собственный интерес в смене председателя союза. И уже абсолютно точно могу заявить, что эти интриги не имеют ничего общего с интересами граждан. В этом году я дважды объехал всю Украину, и каждый раз на встречах с рабочими убеждался, что они положительно воспринимают деятельность профсоюзов.

– Припоминаю, вы не всегда были оппозиционным политиком. И раньше власть не имела никаких претензий к вашей деятельности. Возможно, вам намекают, что нужно изменить политическую ориентацию?

– Два предыдущих созыва я избирался в парламент по одномандатному округу и был довольно независимым депутатом. Конечно, своими силами защищать интересы работников было бы невозможно, поэтому я входил в центристские фракции и группы в парламенте. Кстати, на этих выборах я мог бы снова пройти в Верховную Раду по своему округу. О реальности моих шансов на победу свидетельствует тот факт, что пока я не снял свою кандидатуру в мажоритарном округе, никто в нем против меня не выдвигался. Но время депутатов-одиночек прошло, поэтому я искал политическое объединение, самое близкое людям. Им оказался блок Виктора Ющенко. И действительно, после того, как я вошел в "Нашу Украину", у меня начались проблемы.

"Те, кто хотел бы предложить мне сделку с совестью, знают о моей принципиальности"

– Представители власти предлагали вам сохранить должность председателя ФПУ в обмен на определенные политические уступки? Например, вступление в большинство или просто выход из фракции Ющенко?

– Подобных предложений мне не делали. Я считаю себя человеком чести. Думаю, те, кто хотел бы предложить мне сделку с совестью, знают о моей принципиальности и понимают бесперспективность таких торгов. Я считаю, если тебе поверили, включили в список – не существенно, какой партии, – значит, на тебя надеются, тебе верят. Как можно предать коллег? Предашь раз – и люди тебе больше не поверят.

– Вы заговорили о целостности ФПУ. Федерации профсоюзов на самом деле угрожает раскол?

– У меня есть все основания говорить, что в Федерации могут организовать раскол. ФПУ сегодня - мощная, сплоченная организация. Она закрепилась как учреждение, как неотъемлемая составляющая общества. И вдруг появилась опасность развала. Голоса за двух кандидатов на должность председателя ФПУ разделились поровну. Никто не гарантирует, что 12 декабря результаты голосования не повторятся. Чтобы предотвратить это, я на Президиуме Федерации профсоюзов заявил, что для сохранения целостности организации было бы честно, если бы я и мой заместитель не баллотировались на должность председателя ФПУ. Я принял нелегкое решение, но мой оппонент эту инициативу не поддержал. Итак, я не имею права единолично отказываться от дальнейшей борьбы. Осталась неделя, и я уверен, что власть предложит новую кандидатуру. Хуже то, что делегатов съезда снова силком будут принуждать голосовать уже не за Пожидаева, а за какого-либо другого претендента.

Я не упрекаю отдельных профсоюзовцев, которые под давлением вынуждены голосовать за того кандидата, которого им указывают свыше. Я их понимаю – им жить и работать в своих областях, с теми губернаторами. Я упрекаю себя, что не разработал такой системы, когда бы председатель областного совета профсоюзов, председатель центрального комитета, председатель обкома и председатель профкома были независимыми. Чтобы они не боялись иметь собственную позицию, из-за которой их не будут лишать должности.

– Вы коснулись вопроса о новом претенденте на должность председателя ФПУ. Как здесь не вспомнить бывшего члена фракции КПУ Василия Хару, который вошел в "Регионы Украины" и сохранил за собой комитет по вопросам социальной политики и труда. Возможно, этого профсоюзного деятеля будет выдвигать власть против вас на выборах председателя ФПУ?

– Выход Хари из состава фракции КПУ - его личная позиция. Наверное, у него были мотивы для такого шага. Комитет по вопросам социальной политики является самым близким к профсоюзам, и я не исключаю, что парламентарий изменил фракцию, чтобы сохранить за собой комитет. Другой вопрос, почему он перешел именно во фракцию "Регионы Украины"? Я лишь могу привести единственный, но очень выразительный пример: в голосовании по увеличению размера минимальной заработной платы лишь один член той фракции голосовал "за", остальные были против этого закона. Вывод неутешительный: там, где сейчас оказался Василий Григорьевич, социальную политику воспринимают не очень. В "Регионах Украины" собрались представители большого бизнеса, которым не нужно повышение минимального размера заработной платы. А что касается того, будет ли он выдвигаться на должность председателя ФПУ, я пока что не могу дать ответ. Я знаю, что луганские профсоюзы выдвинули его кандидатуру, но окончательное решение будет принимать сам Хара.



powered by lun.ua