Сожжение венков на могиле милиционера – предупреждение журналистке?

Воскресенье, 9 марта 2003, 12:08
В Черкассах на минувшей неделе продолжали происходить странные события вокруг "дела Кочегарова". Как уже сообщалось, 4 марта начальник УМВД генерал-лейтенант Олег Кочегаров в своем рабочем кабинете совершил попытку самоубийства. По официальной версии, он выстрелил себе в подбородок из табельного пистолета системы "Форт", но остался жив.

В трех предсмертных записках было указано, по крайней мере, два имени – журналистки Валентины Васильченко, которая якобы и "довела" своими публикациями генерала до попытки самоубийства, и некоего офицера УМВД, который будто бы хотел занять кресло генерала.

О смысле третьей записки пока ничего не известно, но не исключено, что и в ней есть чье-то имя.

Широкой огласке сразу предали только содержание записки с упоминанием имени Валентины Васильченко – сначала об этом поведала журналистам пресс-служба УМВД, затем прибывший в Черкассы заместитель госсекретаря МВД Украины Николай Ануфриев, после этого – прокурор области Александр Литвин (он же сообщил и о второй записке с именем офицера, не назвав его), а последним – губернатор Вадим Лешенко, который "попутно" призвал вернуть уголовную статью за клевету.

Каждый раз смысл записки генерала толковался по-разному – то речь шла о публикациях Васильченко 2000 года (Ануфриев), то о неких публикациях по "делу Романовского" (пресс-служба УМВД), то и вовсе не о публикациях, а о какой-то закулисной деятельности по оказанию морального давления на генерала (облпрокуратура и губернатор).

Начальник Черкасского райотдела Вячеслав Романовский покончил с собой 5 февраля. Его семья обвинила генерала Кочегарова в доведении офицера до самоубийства. Интересы семьи представляла журналистка Васильченко. Однако именно по этой причине она ни строчки не опубликовала о "деле Романовского", чего организаторы кампании под кодовым названием "виновата Васильченко", очевидно, не заметили.

Поэтому в выступлениях разных чинов и в сообщениях подконтрольных СМИ содержание записки (которую журналистам никто так и не показал) толкуется все шире – генерал якобы обвинял уже не только Васильченко, но и ее коллег, якобы речь там идет о неких публикациях о самоубийстве Романовского. Это что же, генерал после выстрела продолжает "переписывать" эту записку? Или этим заняты другие?

Журналистов насторожили странные совпадения – как раз в это время Генпрокурор Пискун потребовал с парламентской трибуны вернуть в УК статью за клевету, ссылаясь на черкасские события, в Черкассах об этом же заявили прокурор области и губернатор, по УТ-1 в пятницу целая программа "Вопрос дня" была посвящена вопросу о необходимости возвращения к практике уголовного наказания за клевету. "За" высказались экс-президент Кравчук, представитель нынешнего президента в парламенте Задорожний и другие. В качестве аргумента авторы программы вспомнили о том, "что творилось на выборах". Действительно, творилось – но кто именно это творил?

Прокуратура, СБУ и МВД проявляют потрясающее "бессилие" в поисках авторов многочисленных фальшивок. Они никого не нашли. Профнепригодность? Или (что вернее) – нельзя было найти. Из чего следует, что творцами фальшивок и большей части "шедевров" черного пиара были вовсе не представители оппозиции. И вот теперь фарисеи с УТ-1 ссылаются на предвыборные "черные технологии", чтобы убедить: клеветникам место в тюрьме. Но "клеветниками" назначат совсем других, первую попытку мы видим уже сейчас.

"Клеветница" - Валентина Васильченко, из-за которой стрелялся милицейский генерал – чем не повод вспомнить о недавно только отмененной уголовной статье (слишком удобной для власти, чтобы так просто отказаться от такого легкого способа затыкать рты). Итак, мы видим хорошо организованную и спланированную кампанию, в которой "дело Кочегарова" и мифическая причастность к этому журналистов как-то уж очень "кстати".

Параллельно в Черкассах происходили события довольно зловещие. На могиле Романовского неизвестные сожгли и разбросали траурные венки. Пресс-служба УМВД сообщает с эпическим спокойствием, что "такое бывает", венки на могилах периодически кто-то жжет и разбрасывает (?!). Ведется расследование, которое, не исключено, может окончится ничем, если ищут просто "хулиганов".

Однако в данном случае было бы наивно предполагать, что венки сожгли случайные вандалы. Скорее всего, это акт психологического давления. Кого этим пытались запугать? Возможно, семью Романовских, которые продолжают заявлять о вине генерала в этой смерти. Но Валентина Васильченко заявила, что считает этот бесчеловечный акт предупреждением в свой адрес.

В беседе с корреспондентом журналистка напомнила, что одному из героев ее цикла публикаций 2000 года под общим названием "Христиновский синдром" ("Антенна") Виталию О. подбросили под двери траурные венки и гроб.

Виталий О. обвинялся в убийстве человека, но утверждал, что всего лишь доставил этого человека (укравшего кур) в райотдел – а вот оттуда этот человек живым уже не вышел. Когда Виталий О. заявил, что человек погиб от пыток в милиции, его "предупредили" траурными венками, а затем избили до полусмерти. Бандиты, разумеется, не найдены.

Сейчас "Христиновский синдром" милицейские чины ставят в вину Васильченко, пользуясь случаем, что сегодня мало кто помнит содержание статей и суть дела. Однако вспомнить можно – самих публикаций в интернете обнаружить не удалось (хотя когда-то они там были), но о ситуации вокруг цикла материалов "Христиновский синдром" подробно писал в 2001 году еженедельник Зеркало недели.

Кстати, после появления "Христиновского синдрома" было совершено покушение и на саму Васильченко. Лишь чудом она осталась жива. Покушение не раскрыто. Черкасские журналисты несколько раз обращались во все инстанции с коллективными письмами, в которых утверждали: расследование вообще не проводится. Ни одного ответа на эти заявления не было.

Учитывая все это, Валентина Васильченко считает, что и акт вандализма на могиле Романовского – "проявление того же почерка". Она еще раз заявила, что имеет основания опасаться за свою жизнь. Соответствующие заявления она направила в адрес народного депутата Алексея Малиновского (СПУ) и в адрес международной организации "Репортеры без границ".

По мнению Васильченко, обвинения в ее адрес со стороны милицейских чинов и теперь вот уже и со стороны губернатора – "лишь часть спланированной политической провокации, целью которой является расчистка территории перед выборами и ликвидация последних остатков свободной прессы".

К такому же выводу склоняются многие черкасские журналисты, которые сейчас готовят коллективное заявление в ответ на выступление губернатора Вадима Лешенко (который, по сути, обвинил прессу в доведении генерала Кочегарова до самоубийства).

А что же с генералом? По утверждению медиков, есть надежда на его выздоровление. В четверг Олега Кочегарова неожиданно перевезли в Германию - для продолжения лечения. Однако, по версии журналистов черкасского еженедельника "Антенна", в Германию генерала увезли по другой причине – его нужно было спрятать.

"Антенна" со ссылкой на некий "конфиденциальный источник" предполагает, что в кабинете генерала 4 марта могла иметь место и не попытка самоубийства, а попытка убийства, замаскированного под суицид.

То, что генерал выжил, кое-кого могло испугать, считает источник "Антенны". И в Германию Кочегарова отправили либо с целью защитить, либо… действительно для лечения. Валентина Васильченко предполагает, что и Вячеслав Романовский мог уйти из жизни не сам.

Кстати, такую версию пока не отвергает и областная прокуратура.

Читайте также

НАЧАЛЬНИК ОБЛАСТНОЙ МИЛИЦИИ РЕШИЛ ПОКОНЧИТЬ С ЖИЗНЬЮ ИЗ-ЗА ЖУРНАЛИСТКИ?

Правоохранитель мог застрелиться из-за материала 2000 года, считает милиция

Журналистку от милиции будут защищать коллеги и депутаты

Милиционер хотел убить себя из-за конфликта с министром Смирновым?


В "Зеркале недели"

ВЫХОД — ЖИЗНЬ, ИЛИ 90 ПРОЦЕНТОВ УСПЕХА

ЧЕРКАССКИЙ СИНДРОМ




powered by lun.ua