Украина. Контроль над Интернетом. История, реалии, перспективы

Вторник, 8 июля 2003, 17:13
Тема о необходимости контроля и регулирования со стороны государства информационно-коммуникационных технологий, Интернета в целом и информации, распространяемой в этом новом информационном пространстве, в частности, не нова.

Она возникает с регулярной периодичностью на протяжении нескольких последних лет. Это, с одной стороны, работает на увеличение информационной активности вокруг нее, но, с другой стороны, многие уже просто устали слышать одни и те же тезисы о "свободе слова", "свободе коммуникаций", которые с каждым новым витком не меняются и лишь обрастают новыми фактами.

Движение же по "решению" весьма проблемного вопроса о необходимости регулирования информационного пространства в украинском сегменте сети Интернет тем временем идет с нарастающей интенсивностью.

Началом этого движения можно определить совещание "Государство и Интернет", которое прошло 9-11 июня 2000 года в санатории "Конча-Заспа". Именно тогда состоялась первая прямая политическая коммуникация государственных мужей и руководителей частных интернет-компаний.

В качестве показательной ремарки по поводу этого первого шага взятия Интернета в Украине под контроль государством стоит вспомнить некоторые факты.

Формат этого заседания был закрытым. Несмотря на то, что в нем участвовали государственные чиновники, доступ представителей прессы на это мероприятие пресекался генералами Службы безопасности Украины, которые выполняли роль охранников. При этом журналистам сообщали, что это мероприятие "частного характера" и проводится частной компанией (Lucky.Net), и поэтому журналистам для освещения заседания вход был просто заказан.

Тем не менее, известным результатом этого заседания стало донесение до частных интернет-компаний ряда тезисов о государственной стратегии и политике в отношении Интернета. В частности, представителям государства удалось убедить представителей рынка, что "лучше дружить, не спорить и выполнять то, что говорят в казенных кабинетах". Этот убедительный тезис некоторое время был актуальным и оказал сильное влияние на взаимоотношения между рынком и государством.

Впрочем, стратегические результаты этого влияния были не совсем такими, как ожидали представители государства и власти.

Получив определенный сигнал и поняв, что с государством следует разговаривать более согласованно и не на уровне личных коммуникаций, представители частных компаний организовались в сообщества. К концу 2000 года появились первые ассоциации, объединения частных интернет-компаний. И если поначалу их взаимоотношения с государственными структурами строились на определенном понимании тезиса "о дружбе", то спустя некоторое время очевидным стал факт того, что представители государства и рынка говорят все-таки на разных языках.

Достичь полного взаимопонимания и любви между рыночными и государственными структурами не удалось и поныне. Можно даже говорить о некотором противостоянии. Но об этом ниже.

Говоря о 2000-ом годе, необходимо вспомнить также Указ Президента Украины №928/2000 "О мерах по развитию национальной составляющей глобальной Информационной сети Интернет и обеспечении широкого доступа к этой сети в Украине". Собственно, текст этого документа описывает весьма позитивную государственную стратегию относительно развития интернет-технологий в Украине. Благодаря позитивным тезисам он получил положительную оценку со стороны некоторых представителей частного интернет-рынка.

Но что же дальше?

2001 год ознаменовался сменой руководства Госкомсвязи. Либерально настроенный к частному рынку Олег Шевчук, по рекомендации Совета национальной безопасности и обороны, был заменен на Станислава Довгого. Напомним, что г-ну Шевчуку инкриминировалась излишняя поспешность в вопросе приватизации "Укртелекома", и основным тезисом тогдашней смены руководства Госкомсвязи выступала формулировка о том, что "силовики меняют руководство Госкомсвязи, которое не хочет защищать госинтересы".

Негативные ожидания от произведенных перестановок в руководстве отрасли связи не заставили себя ждать. Вопреки рекомендациям СНБОУ, новое руководство Госкомсвязи еще больше ускорило процесс приватизации Укртелекома, начав в конце 2000-го года т.н. "льготную приватизацию". По ее результатам группа частных лиц под патронажем Станислава Довгого, скупив продаваемые по льготной цене "кусочки" Укртелекома, завладела солидной частью компании.

После чего дальнейшая приватизация Укртелекома, продажа блокирующего пакета акций стратегическому иностранному инвестору была заморожена со ссылками на "плохую конъюнктуру рынка".

Но весьма прозрачным является совершенно иное объяснение сложившейся ситуации с приватизацией Укртелекома. Несмотря на то, что контроль над компанией государство оставит за собой по-любому, подпускать к стратегической электронной коммуникации, де-факто монополизировавшей каналы связи в Украине, неподконтрольного, да к тому же иностранного инвестора государственные чиновники не намерены. Они прекрасно понимают, что при этом уровень их контроля над рынком связи значительно уменьшится.

Этот год ознаменовался очередным историческим заседанием Совета Национальной безопасности и обороны Украины, прошедшим 31 октября 2001 года, в контексте которого на официальном сайте СНБОУ на некоторое, весьма непродолжительное время был доступен один интересный документ в котором говорилось о необходимости регулирования деятельности интернет-СМИ и контроле над Интернетом. Не стоит сомневаться, что появление этого документа вызвало однозначно негативную реакцию, которую удалось скомпилировать в известной публикации "Про что молчит СНБОУ?" и в которой, кроме описания текущей ситуации, анализировались взаимоотношения в плоскости "Государство" и "Интернет" по состоянию на конец 2001 года.

И хотя впоследствии на встрече секретаря СНБО Украины Евгения Марчука с представителями украинских интернет-СМИ г-н Марчук официально заявил, что документ, который появился на сайте СНБОУ под названием "О мерах по усовершенствованию государственной информационной политики и обеспечению информационной безопасности Украины", являлся предварительным исследованием, проведенным аппаратом СНБОУ, и на самом заседании не обсуждался, его наличие само по себе не могло не вызвать критики и негативной реакции.

К тому же, это заседание СНБОУ все-таки дало и конкретный результат в виде очередных рекомендаций Правительству подготовить законопроект о внесении изменений в действующее законодательство, предусмотрев в нем лицензирование деятельности провайдеров на территории Украины по предоставлению услуг доступа к сети Интернет. Через это лицензирование провайдеров предполагалось, собственно, организовать и косвенное лицензирование интернет-СМИ, вынудив украинских провайдеров нести ответственность за информацию, которая размещается на их серверах.

В этом же году активизировалась и возня некоторых государственных структур вокруг домена UA. В частности, активность по этому направлению проявляли и проявляют украинские спецслужбы, с подачи которых домен UA предлагалось признать национальным достоянием Украины (как, например, уголь или и другие природные ресурсы), что в корне противоречит основополагающим принципам существования мировой системы доменных имен.

Впрочем, ни тогда, ни до сих пор успеха в борьбе за домен UA украинские спецслужбы и другие государственные органы не добились. А в контроле за доменным ресурсом есть политическая важность. Этот контроль хоть и не позволяет прекращать функционирование "вредных" ресурсов, но значительно ограничивает к ним доступ. Пользователь интернета при доступе к необходимым ему интернет-ресурсам привык пользоваться доменным именем, а не ip-адресом (уникальным набором цифр, к которому впоследствии "привязываются" доменные имена).

И, в случае необходимости, произведя несложные технические действия, можно сделать так, чтобы по домену pravda.com.ua пользователю не была доступна информация, размещенная по ip-адресу 212.109.32.222. Практические прецеденты по отключению доменов "вредных" интернет-ресурсов, например, были в Беларуси в 2001 году.

2002-й год, с одной стороны, не был столь насыщен государственными инициативами по регулированию интернета, но, с другой стороны, и в этом временном промежутке состоялось немало важных движений.

Так, начав в марте откровенную войну с частными телефонными и интернет-компаниями, Укртелеком в апреле активизировал военные действия и в итоге показал всем, кто же на рынке связи Украины настоящий хозяин. Боевые действия Укртелекома, кроме этого эмоционального результата, впрочем, привели и к обратным последствиям - усилению общественного сектора.

Объединения частных компаний - наиболее активными и влиятельными из них можно обозначить Интернет Ассоциацию Украины - проявили достаточно жесткую позицию и вступили в режим прямой конфронтации с Укртелекомом и Государственным комитетом по связи информатизации, под "крышей" (в прямом и переносном смысле) которого Укртелеком и производил отключения частных компаний.

В политической плоскости 2002 год важен с точки зрения активизации процесса по продвижению новых правил работы (игры) на рынке связи Украины, которые заложены в проекте Закона "Про телекоммуникации". В конце года прошли общественные слушания по этому законопроекту. Впервые рынок и законодательный орган власти нашли наконец-то конструктивную коммуникацию. И если в конце 2002 года проведение общественных слушаний по этому законопроекту можно было рассматривать как один из самых важных и позитивных результатов, достигнутых на рынке связи, то в стратегической плоскости ситуация пока не особо радостная.

6 марта 2003 года на заседании Верховной Рады Украины законопроект "Про телекоммуникации" был отправлен на повторное первое чтение, т.е. спущен вниз на тормозах. И хотя уже 23 мая 2003 года этот законопроект опять прошел этап первого чтения, важно обозначить то противодействие, которое он вызывает со стороны Госкомсвязи и некоторых влиятельных персон. Например, все тот же Станислав Довгий, которого многие за глаза называют серым кардиналом рынка телекоммуникаций и связи Украины, без обиняков, открыто и откровенно делает все возможное для того, чтобы затормозить продвижение законопроекта "Про телекоммуникации" в редакции депутатов Пустовойтенко и Луценко.

Дело в том, что согласно этому проекту значительную часть полномочий и функций по регулированию и контролю над рынком связи и телекоммуникаций в Украине предполагается передать Национальной комиссии по регулированию связи (НКРС), создать которую предполагается этим законопроектом. Естественно, что при этом нынешний регулятор - Госкомсвязь - эти регулирующе-контролирующие функции и возможности теряет. Понятно, что это не может не беспокоить нынешних "хозяев рынка".

В этом контексте борьбы за законопроект "Про телекоммуникации" успех общественных организаций и рыночных объединений образца конца 2002 года можно определить лишь тактическим. Если уже один раз проект "завалили", то это можно ожидать и в следующий раз. И качественно повлиять на это процесс общественные организации практически не способны.

Это косвенно подтвердил и депутат Луценко на конференции "Особенности регуляторной политики в сфере ИКТ в Украине", заявив, что проблема дальнейшего продвижения законопроекта - вопрос консенсуса и политических договоренностей. Так, например, по его словам, за Госкомсвязи могут оставить функцию лицензирования. Могут быть и другие уступки, которые, возможно, позволят весьма скептически оценивать реальный уровень влияния будущей НКРС на регулирование рынка.

Другими словами, со скрипом согласившись с созданием параллельного регулирующего органа, нынешние "хозяева" продолжают делать все возможное для того, что бы свести существование НКРС к формально-номинальному функционированию, оставив главные рычаги и механизмы регулирования в Госкомсвязи.

Но это момент будущего.

Как и ситуация с проектом Закона "Про деятельность в сфере информатизации", который был зарегистрирован в Верховной Раде 30 января 2003 года и планировался на рассмотрение 2 июля 2003 года. Продовольственный кризис и конституционная реформа больше увлекли депутатов, и рассмотрение законопроекта было перенесено на будущее заседание. Планируется, что это произойдет на заседании 8 июля.

Этот проект вызвал более чем негативную реакцию со стороны представителей частного рынка интернет-услуг и общественных организаций. Достаточно сказать о том, что им фактически планируется ввести цензуру на информацию, которая размещается в Интернете. Все интернет-ресурсы рассматриваются как объекты информатизации, к которым выдвигается ряд ограничительных условий. Например, "своевременно и в полном объеме предоставлять информацию пользователям". Кто и каким образом будет определять эту полноту и своевременность - не ясно, но ясно одно, что в случае невыполнения этого требования функционирование объекта информатизации может быть ограниченно.

Это всего лишь один ляп, а их в этом законопроекте обнаружено немало. Впрочем, об этом уже было сказано в прошедших и актуальных публикациях:

Кабмінівські спроби законодавчого регулювання українського Інтернету, Верховная Рада примет Закон о борьбе с интернет-СМИ, Кабмин решил из Украины сделать настоящий дурдом.

В общем же, направленность законопроекта понятна - ограничить и сделать подконтрольной ту информацию, которая сейчас достаточно свободно распространяется через Интернет. Зачем и кому это нужно - вопрос отдельный. Но и здесь можно в качестве ремарки рассмотреть один занятный сюжет.

Комментируя в эфире СТБ поднятую тему, народный депутат Украины Игорь Шурма (фракция СДПУ (о)) заявил: "Дуже часто стикаюсь з тим, що інтернет-видання стають свого роду якимись піратськими стрілами. Тобто з'являється дуже багато дезінформації, кінців інформації знайти неможливо. І фактично відповідальності за те, що друкується і за те, що поширюється у суспільстві, немає".

Интересно, в курсе ли депутат Шурма, что на прошлых парламентских выборах у СДПУ(о) была одна из самых активных стратегий по политической агитации именно с помощью интернета? По этому направлению работала целая группа российских специалистов из Фонда эффективной политики, которые неоднократно использовали момент законодательной неурегулированности информационного пространства в интернете с целью проведения различных информационных провокаций. Например, в 1999 году в интернете в день выборов размещались результаты exit poll, что вызвало негативную реакцию российского Центризбиркома. Опять получается некий двойной стандарт?

О будущем развития темы регулирования в Украине интернета не стоит гадать на кофейной гуще. Даже в среде самых ярых интернетчиков, защитников свободы слова и интернета от различных поползновений государства и власти активно присутствует пессимистический тезис о том, что рано или поздно из интернета в Украине сделают такую себе локальную сеть с очень четкими правилами использования и жестким контролем за информацией, которая передается в компьютерных сетях.

Но своим оптимизмом могут поделиться те общественные организации, которые уже имеют некоторый опыт противодействия пагубным тенденциям. Они местами уже выросли из детских штанишек и на многое способны. Но на войне, как на войне…



powered by lun.ua