ГОНЧАРОВА ПОХОРОНЯТ В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ КУЧМЫ

Четверг, 7 августа 2003, 11:24
Предварительный анализ Генпрокуратуры свидетельствует о том, что информация, которая содержится в "письме Гончарова" имеет под собой определенную доказательную базу, заявила руководитель юридической службы Института Массовой Информации Мария Самбур.

В интервью Львовской газете она также отметила, что в ИМИ "еще до получения письма знали, что есть свидетель, который может указать, где, когда и за каких обстоятельств убили журналиста" Георгия Гонгадзе. "Об этом же человеке сообщает и автор письма (Гончаров –УП)", добавила Самбур.

Она сообщила, что "письмо Гончарова – это не один документ, а три". "Первый – тот, который активно обсуждают в СМИ. Второй – письмо к общественности, третий – обращение из четырех частей лично к Святославу Пискуну. Последний мы даже не читали, поскольку он адресован генпрокурору. Пискун лично может открыть и ознакомиться с содержанием письма", заявила Самбур.

Она убеждена, что Гончаров "не доверял только тому следователю, который расследовал его дело". Тот факт, что он написал письмо генеральному прокурору, свидетельствует о том, что "речь идет о недоверии к отдельным работникам, а не ко всей Генпрокуратуре".

"Нам удалось узнать, что эти письма написаны еще в лютом, а это – копии, но написанные его рукой. То есть, их уже направляли генпрокурору раньше, тем не менее, как нам удалось выяснить, он их не получал. Почему? Это уже пусть выясняет сам господин Пискун. Гончаров, сделав копии писем, действовал умно", говорит юрист ИМИ.

Она также сообщила, что кремация тела Гончарова "не было срочной", поскольку именно "такое желание высказали родственники покойного, которые знают настоящую причину смерти".

"Насколько я знаю, была попытка сопротивления при выдаче тела, но с помощью адвоката родные смогли это сделать. Кажется, 9 августа состоятся похороны на Байковом кладбище. Что касается его заявлений о неоднократных избиениях, то планируют расследовать это дело, ведь Гончаров указал конкретные фамилии", добавила Самбур.

По словам юриста, ИМИ выяснил, что Игорь Гончаров "пытался контактировать с Григорием Омельченко и якобы сообщил ему всю эту информацию". (По данным УП, Омельченко никогда не слышал о намерении Гончарова выйти на контакт).

Самбур заявила, что не может утверждать, что письма писал именно Гончаров. "Но меня, в конце концов, и не интересует, кто на самом деле является автором письма. Интересны только те факты, которые там изложены, и их соответствие действительности".

Она также не знает, кто именно прислал эти письма в ИМИ. "Наверное, есть какой-то человек на свободе, которой доверял и каким-то образом общался с покойным. Сейчас этот человек присылает нам эти документы по частям".

Самбур опровергла информацию о том, что в ИМИ звонили по телефону с угрозами. "Те, кто звонил, предупреждали, что в случае обнародования всей информации жизни работников ИМИ будет угрожать опасность. То есть, это не были какие-то угрозы или что-то похоже на них. Это были звонки людей, которые поддерживают нашу деятельность и желают предостеречь от неосторожных шагов".




powered by lun.ua