Подозреваемому в убийстве Гонгадзе "помогли" умереть – адвокат

Четверг, 7 августа 2003, 12:06
Адвокат Игоря Гончарова, подозреваемого в убийстве Георгия Гонгадзе, не сомневается в том, что его подзащитный "умер вследствие насильнических действий".

В прямом эфире радио Свобода адвокат Вячеслав Смородин сообщил, что последний раз видел Гончарова "накануне первого июля, когда его положили в больницу, и его там парализовало".

"Он был уже парализован, не разговаривал, у него в горле была какая-то трубка и только улыбался. Я его о чем-то спрашивал, а он головой махал "да" или "нет", и все. А потом с ним нельзя было какой-то контакт иметь", - сказал Смородин и добавил, что в больнице Гончаров оказался 12 июня, "его перевезли с места лишения свободы в больницу и сделали три операции".

Смородин признался, что "не смог заставить органы предварительного следствия расследовать обстоятельства, при которых Гончаров попал в больницу. Это уже второй раз он попал к больнице, и там наступил паралич, а потом он умер".

Адвокат Гончарова также не смог однозначно ответить, в самом ли деле документы, переданные Гончаровым в СМИ, были написаны его клиентом.

"Однозначно ответить на это я не могу. Я с ним общался где-то больше года. И неоднократно он рассказывал и мне, и следователям, и конвою, что если он доживет до суда, то обнародует все эти документы, и что он таким образом поможет раскрыть это преступление.

Я, общаясь с ним, пытался ему объяснить: "Игорь, после суда, я бы на вашем месте, не дай Господь там оказаться, не болтал бы все и вся, что я что-то знаю. Так как, если вы опасаетесь, что вас убьют после того, как вы дадите такие показания, то вас скорее могут убить, если вы пригрозите, что дадите там какие-то показания об обстоятельствах убийства Гонгадзе", - сказал Смородин.

"Я ему объяснял, что лучше было бы для него, чтобы он помог государству, правоохранительным органам раскрыть это убийство, с одной стороны, а с другой стороны, я ему говорил, что если мы доживем до суда, то суд может это обстоятельство принять к сведению и значительно сократить ему наказание.

Такие разговоры были неоднократно, но он продолжал утверждать, что он розкажет об этом только в суде при наличии журналистов. Опасался, что если он даст такие показания, то исчезнут материалы дела. Что он там написал в этом письме? Он мне неоднократно рассказывал, что у него есть какие-то записи, пояснения каких-то людей", - заявил адвокат и добавил, что не читал этих записей.

Комментируя факт неожиданно быстрой кремации Гончарова, Смородин сообщил, что пока не общался с матерью подзащитного, но "возможно это их желание". Тем не менее он не считает, что в морге могли что-то "сфальсифицировать".

"Есть доказательства, что лечение, которое ему рекомендовали врачи скорой помощи, не выполнялось. Две комиссии врачебные давали заключение, что его надо направить на СМЭк – это специальная медицинская экспертиза – для установления группы инвалидности. Я писал ходатайство следователю, он мне отказал", - сказал Смородин и добавил, что ходатайства были направлены начальнику СИЗО, начальнику департамента наказаний по Киеву и области, "на имя Генпрокурора".

Адвокат сообщил, что после смерти его клиента "следственные органы могут закрыть дело, ссылаясь на п. 8 статьи 6 УПК, но тогда его близкие родственники смогут поставить вопрос о том, чтобы мотивы закрытия дела были рассмотрены в суде". В таком случае Смородин обещает обратиться в суд с заявлением, что эти свидетельства Гончаров "давал не добровольно, а они были из него выбиты".

Вместе с тем адвокат подозреваемого в убийстве Георгия Гонгадзе напомнил, что "человек не виновен, пока это не установлено судом. А я никогда не смотрел на него, как на преступника, я защищал его интересы. Законные интересы в досудебном следствии".

Читайте также:

Заявление Игоря Гончарова к общественности
Молчал ли главный свидетель в деле Гонгадзе - 2?
Молчал ли главный свидетель в деле Гонгадзе?

powered by lun.ua