Псевдо-"родственник" Пискуна Юрий Трындюк будет судиться с Колинько

Понедельник, 20 октября 2003, 20:17
Скандал Колинько-Пискун может получить свое продолжение в форме судебного иска от одного из "родственников" генпрокурора, который собирается требовать извинений и материальной компенсации от прокурорской дамы.

В понедельник днем в "Украинскую правду" позвонил Юрий Трындюк. Тремя днями ранее Колинько назвала его родственником Пискуна, использующим генпрокурора для патронажа своего бизнеса. Она сказала, что Трындюк – муж сестры жены Пискуна, компаньон дочки Пискуна. И главный прокурор прикрывает бизнесменов от уголовных дел и, наоборот, возбуждает по их заказу.

Трындюк заявил, что не является родственником Пискуна. Однако при этом подтвердил, что дочь генпрокурора работает в его фирме и является членом наблюдательных советов двух предприятий – "Одесского портового холодильника" и Черновицкого хлебокомбината. Тем самым оказалось, что пресс-служба Генпрокуратуры ошиблась, когда отрицала этот факт в пятницу.

Вообще разговор с Трындюком оказался любопытным – не только из-за достижений 20-летней дочери Пискуна, неправды Колинько, но и из-за того, как телеканалы отработали темники на этом скандале. Это значит, что война Колинько-Пискун только начинается.


- Г-н Трындюк, какие же у вас в действительности есть родственные отношения с нынешним генпрокурором Пискуном?

- Я сразу заявляю: у меня нет никаких родственных отношений с генеральным прокурором Пискуном. Также нет родственных отношений с его женой или какими-либо родственниками. Вообще.

- То есть это неправда, что заявила Колинько: что вы являетесь супругом сестры жены Пискуна?

- Это абсолютная ложь.

- Вы хотя бы знакомы с генпрокурором Пискуном?

- Дело в том, что с ним я практически не знаком, я знаком с его дочерью Татьяной Иващенко. Она работает у меня как специалист, она знает три языка. Более того – я работаю с Иващенко Татьяной уже не один год. И еще до того, как указанная вами особа стала генпрокурором.

- Но ведь ей всего 20 лет!?

- Да, ей 20 лет, но она серьезный человек, замужем.

- Правда ли то, что заявила Колинько относительно вашего участия в наблюдательных советах этих предприятий – "Одесский портовой холодильник" и Черновицкий хлебокомбинат?

- Да, я лично являюсь председателем наблюдательного совета "Одесского портового холодильника" и я являюсь председателем наблюдательного совета Черновицкого хлебокомбината. Татьяне Иващенко не принадлежит ни одно, ни второе предприятие, и она не имеет собственности на этих предприятиях.

Что касается Черновицкого хлебокомбината, то она имеет десять акций из 1 000 000 акций, что подтверждено реестром акционеров. Лично я имею 10%, а она – только десять акций.

Что касается "Портового холодильника", то Татьяна Иващенко имеет три акции из полутора миллионов. Что также подтверждено реестром акционеров.

- Но тогда вопрос – зачем ей было приобретать настолько малое число акций?

- Действительно, Татьяна Иващенко является членом наблюдательного совета Черновицкого хлебокомбината. Поскольку у меня бизнес не один, то она является моим помощником, топ-менеджером, осуществляет эту деятельность. Поэтому ей физически надо иметь эти символические акции, чтобы занимать указанную должность.

- Входит ли она в наблюдательный совет и "Одесского портового холодильника"?

- Да, входит.

Но вообще, если Татьяна Иващенко является дочерью прокурора – что, мне с ней не работать? Я считаю это неправильным.

- Сам факт, что она является дочерью генпрокурора, не может ограничивать областное руководство, силовые структуры в действиях против предприятий?

- Вот честно вам скажу, положив руку на сердце: я никогда не выпячивал это – все подтвердят. Даже на указанных предприятиях, которые находятся в регионах, никто об этом не знал. И узнали только после публикаций.

- Как же вы можете объяснить заявление Колинько, что, поскольку дочь Пискуна является членом наблюдательных советов этих предприятий, то уголовные дела относительно них не возбуждаются, а жалобы работников прокуратурой игнорируются. И, соответственно, возбуждаются заказные дела против руководства комбината, поскольку оно не хотело продавать акции?

- Я могу с уверенностью сказать, и это подтверждено соответствующими документами, что с момента моего прихода на данные предприятия не было абсолютно никаких жалоб или действий. И особенно по линии прокуратуры.

Свой пакет акций – 10% предприятия Черновицкий хлебокомбинат – я приобрел в мае 2003. На "Одесском портовом холодильнике" у меня всего лишь три акции.

- Как же вы можете быть главой наблюдательного совета, если у вас всего три акции?

- Я предложил план реструктуризации объекта, и меня избрали на собрании акционеров. Объект очень сложный, у него до сих пор есть долги. Он вообще не прибыльный. Мы только сейчас стали выходить постепенно, привлекая грузы.

Относительно Черновицкого хлебокомбината, то с момента моего прихода в мае 2003 не было абсолютно никаких действий [жалоб] со стороны граждан. Единственное могу сказать: предприятие нарастило мощности, на 20% работает лучше. Это все можно проверить.

То, что это могло быть до меня – с прежним руководством или собственниками – это может быть, я не отрицаю.

- А слова Колинько, что были попытки возбудить уголовное дело против руководства Черновицкого хлебокомбината, которое не хотело продавать акции...

- Нет, как я пришел, я не знаю таких фактов.

- Почему вообще, по вашему мнению, было сделано это Колинько?

- Я это вижу как борьбу двух представителей власти, которые не могут найти между собой контакт. Я прозрачен, могу показать документы. Есть телефоны, есть адрес. Я дал интервью, но почему-то только оппозиционные подали мой комментарий. А "Интер", "1+1", УТ-1 – ни слова. Почему? Все знают, почему.

Если чиновник столь высокого уровня говорит мою фамилию, причем безосновательно, я уже опасаюсь, не может ли это быть угроза мне, моей семье. Кто его знает, какие враги есть у кого-то?

Я подам в суд на Колинько и буду отстаивать свои права как гражданин. Я докажу, что я прав – чего бы мне не стоило. Я считаю, что кому-то надо не бояться сказать, что была заявлена просто неправда.

Я хочу и к вам обратиться, и к представителям других изданий, чтобы они отслеживали эту ситуацию.

- Оставьте свой телефон – мы опубликуем.

- Мои телефоны: 234-4325 и 234-4523.

- Вы после этого случая общались с Пискуном, планируете какие-то совместные действия?

- Я общался с его пресс-секретарем.

- Кроме извинений, будете требовать еще материальную компенсацию от Колинько?

- Символическую сумму, 3-4 тысячи гривен. Их я планирую направить в детский дом. Что касается бизнес-репутации – вы понимаете: я работаю, висят определенные обязательства, есть контракты. И такое заявление запугивает. Люди думают: вдруг завтра его...




______________
Читайте также:

Медведчук подводит черту под карьерой Пискуна?


powered by lun.ua