Елена Франчук начинает общественную карьеру?

Понедельник, 1 декабря 2003, 16:41
За год до выборов президента в Украине появился новый общественный деятель. Хотя она сама отрицает начало публичной карьеры, но вот увидите – никуда ей от этого не деться. Зовут ее Елена Франчук, она - дочь президента Леонида Кучмы и жена Виктора Пинчука.

В течение девяти лет верховного руководства Кучмы она была в тени. Страна ничего не знала о ее политическом влиянии и минимум – о личной жизни.

Сперва она была замужем за сыном крымского премьера Игорем Франчуком. У них есть сын Роман. Потом был развод. Гражданским мужем дочери президента стал президент корпорации "Интерпайп" Виктор Пинчук, на сегодня – самый крупный украинский олигарх. Они поженились в 2002, а через год у них родилась дочь. Кроме того, Елена Франчук – директор по маркетингу компании "Киевстар". Это все.

Теперь она создает фонд своего имени, который будет заниматься борьбой с распространением СПИДа. Первая публичная акция "Фонда Елены Франчук" – сбор денег для детского дома "Березка", где живут больные СПИДом дети-сироты. 12 декабря в Киеве состоится благотворительный концерт американской певицы Джесси Норман и скрипача Владимира Спивакова, давнего друга и свидетеля на свадьбе Пинчука-Франчук.

Успех кампании гарантирован двойным статусом Франчук – дочери президента и супруги человека, состояние которого оценивается в 1,3-1,5 миллиарда долларов (12 место среди самых богатых людей Восточной Европы по версии журнала "Wprost" и 146 – в рейтинге "EuroBusiness" среди капиталистов всей Европы).

Сама она не скрывает, что собирается воспользоваться родственными связями: имя Кучмы вызывает резкое желание помочь проекту. К тому же, именно Пинчук стал первым донором фонда. В то же время, Франчук обещает не заниматься лоббированием вопросов в главном кабинете страны в обмен на вливания в фонд.

Кроме того, раскрутка проекта – это родная сфера деятельности самой Елены. Она специалист по рекламе – доказательством тому лидерство "Киевстара" среди операторов мобильной связи.

Истинные причины общественного старта Елены Франчук могут быть разными, но при этом существовать одновременно: благородные мотивы, а также - желание самореализоваться и перестать быть просто "дочерью президента". Возможно, есть здесь и влияние неизбежности ухода Кучмы с поста президента. Неизвестно, какой будет страна через год и насколько мирной будет передача власти. Однако публичный статус – это всегда лучше для самозащиты.

Предположения, что фонд может стать участником каких-то политических проектов, Франчук обещает нивелировать прозрачной деятельносьтю организации.

И абсолютной неожиданностью для "Украинской правды" стала готовность Елены Франчук ответить на вопросы о новом проекте.

- Почему вы решили пойти на этот шаг – создать фонд, который будет заниматься проблемами лечения СПИДа? Насколько известно, до этого ваша деятельность была связана с мобильной связью. То есть, это новое занятие совершенно не связано с предыдущим вашим опытом...

- Я просто увидела статистику. Как-то так сложилось: какие-то материалы в газетах, какие-то встречи с людьми, которые занимаются этой проблемой. Я увидела статистику, которая связана с ростом эпидемии на Украине.

Когда я увидела эти цифры, когда я убедилась, что это происходит на самом деле, мне стало страшно. От того, что никто об этом не знает, что люди не воспринимают это как свою проблему. Ну, собственно говоря, так же, как ее не воспринимала я, пока не увидела эти цифры. А их я увидела тоже достаточно случайно.

Поэтому у меня возникло желание помочь. Я испугалась того, что может произойти. И к 2010 году, если ничего не делать, число заболевших в Украине будет полтора миллиона. И остановить рост уже будет невозможно, то есть мы перейдем к тенденциям Африки.

Европейские страны прошли тот период, в котором мы сейчас находимся, лет 10 назад. Когда у них это все началось, у них были большие информационные массовые кампании, пропаганда. И они смогли остановить рост заболевания. То есть, у нас есть шанс это сделать. Или не сделать.

Я поняла, что я точно могу вложить свои силы в это. Потому что, вы правильно сказали, я работала в "Киевстаре", но я занималась маркетингом. То есть реклама, коммуникации – это то, что я могу делать. И то, чего у нас катастрофически не хватает в ситуации со СПИДом – это какой-то такой массовой информационной политики.

Я поняла, что могу сделать рекламную кампанию, которая будет сосредоточена на теме СПИДа. То есть, прежде всего привлечь внимание общества к этой проблеме, а потом объяснять подробно, как, что и почему. Потому что пока не будет интереса, людей не будет интересовать: "Почему я должен предохраняться, почему я должен беречься?".

В принципе, люди должны понимать цену риска, когда они совершают те или иные поступки.

Вот такие были первоначальные мотивы. Потом я стала просто дальше погружаться в эту тему, какие-то новые вещи узнавать для себя. Например, что если больные принимают лекарства... Я, например, узнала, что есть лекарства от СПИДа. И если больные принимают эти лекарства, то снижается риск передачи от них здоровым людям этой инфекции. И так далее. Я стала погружаться в эту тему.

Первоначально моим желанием было сделать большую сильную информационную кампанию. Я понимала, что у меня есть мой ресурс как человека, который знаком с маркетингом и знает, как провести хорошо кампанию. Я понимала, что у меня есть медиа-ресурс, потому что есть на кого опереться. То есть, я смогу размещать эту рекламу на медиа-носителях.

- О каком медиа-ресурсе, на который, как вы говорите, вы можете опереться, идет речь?

- У меня хорошие личные отношения – вплоть до супружеских – с акционерами различных медиа-активов.

Первое, что будет сделано – это рекламная кампания на телевидении, которая будет продолжена в прессе, наружной рекламе. Пока что не биг-борды, а маленькая рекламная кампания.

Сейчас у нас самая важная целевая группа – это молодежь. Молодые люди в возрасте от 14 до 22 лет. И вот на них будет направлена в основном эта рекламная кампания. Будем размещать наружную рекламу в студенческих общежитиях и в учебных заведениях.

И в декабре мы проводим концерт для привлечения внимания общественности, элиты к этой проблеме. И все деньги, собранные от концерта, мы передадим в киевский детский дом "Березка". Это единственный детский дом в Киеве, где живут ВИЧ-инфицированные дети.

Их немного, потому что Киев – относительно благополучный город по сравнению с другими городами Украины. На первом месте – Донецк, потом Днепропетровск, Одесса, Николаев, Крым.

То есть, Киев далеко-далеко за ними, несмотря на то, что это самый большой город Украины. Сказывается то, что здесь много международных организаций работает, поэтому здесь все-таки лучше. Видимо, уровень жизни выше, это тоже важно.

Но мы переводим эти деньги в киевский дом, где один ребенок болен СПИДом, восемь – ВИЧ-инфицированны, 30 детей от ВИЧ-инфицированных родителей. Они еще очень маленькие, еще нельзя точно поставить диагноз, передалась им эта болезнь или нет. Но, поскольку концерт проводят в Киеве, мы подумали, что будет логичнее, если деньги будут переданы киевскому детскому дому.

- Насколько я понял, это будет какой-то фонд, который потом будет перераспределять средства на эти цели - детским домам и каким-то кампаниям по борьбе со СПИДом?

- Да. Смотрите, фонд мой личный. Я его учредитель. В соучредителях мой муж Виктор. И я лично буду распределять эти деньги. Пока что мы наполняли этот фонд не из привлеченных денег. Фонд основан при поддержке Виктора, и до сих пор были только приватные средства.

Средства, которые будут получены во время концерта – это будут первые привлеченные средства. Кстати, они уже начали поступать.

Они будут переведены в этот детский дом. Но мы не будем передавать деньги. Во избежание недоразумений, мы будем передавать туда то, что они закажут – какие-то конкретные вещи. На сегодняшний день они сказали, что лекарства им не нужны, лекарствами их снабжает правительство. Им нужны другие вещи. Согласно списку, мы будем им эти вещи доставлять.

- Нет ли у вас ощущения, что взносы в этот фонд многие люди будут делать, исходя из того, что вы являетесь дочерью президента?

- Есть такое ощущение. Я именно поэтому этим и занимаюсь. Я понимаю, что это дополнительный ресурс. Да, будут делать, потому что я дочь президента. Но это разве плохо? Я считаю, что это хорошо – пользоваться своим социальным статусом в благородных целях.

- Есть такое опасение, что многие будут рассчитывать на какую-то отдачу тогда от президента?

- Вы знаете, я не собираюсь... Благотворительность – дело добровольное. Если ты хочешь помочь детям и чувствуешь возможность это сделать, то ты можешь это сделать, я предоставляю такую возможность. Но я не буду заниматься решением чьих-либо вопросов.

- Первая реакция на сообщение о том, что вы начинаете этот проект, была такая, что вы, возможно, начинаете собственную деятельность с прицелом на общественную и, может быть, даже какую-то политическую карьеру...

- А кто так сказал?

- Ну, люди так подумали.

- И я выступлю единым кандидатом от власти на президентских выборах? (Смеется.) Нет, я вообще, честно говоря, не собираюсь становиться общественным деятелем, и политическим тем более.

У меня в семье все хорошо и все благополучно, слава Богу. Я бесконечно благодарна Богу за все, что у меня есть – замечательные дети, муж. Я очень ценю свою семью. Младшей дочке 5 месяцев. Поэтому я, конечно, хочу и буду проводить максимально возможное время с ними. И становиться общественным деятелем в мои ближайшие планы не входит.

Знаете, я себя даже не очень комфортно чувствую, когда во время презентации ко мне подходят люди, они знакомятся, они приглашают меня на какие-то события, связанные со СПИДом – конференции, круглые столы. Я извиняюсь и отказываюсь. Я объясняю, что у меня сейчас двое детей, болеют оба. Ну, так совпало. С одной стороны, я не хочу их обижать, чтобы не подумали, что вот она, такая-сякая, игнорирует наше событие. Но, с другой стороны, я готова вносить посильный вклад в дело борьбы со СПИДом, но не в ущерб семье.

- А с вашим отцом, президентом, вы как-то этот шаг свой согласовывали?

- Я самостоятельно приняла решение, что я это буду делать. Просто я проинформировала папу и маму об этом, что я буду сейчас заниматься этим делом. Конечно, я понимала, что это не должно вызвать никаких негативных реакций. Я вообще стараюсь не делать ничего, что было бы неправильно или плохо.

- А что-то вам сказали в ответ?

- Ну, что сказали... Мама сказала: "Молодец, будешь заниматься хорошим делом". Папа тоже.

- В пресс-релизе, распространенном от вашего имени, указано, что помощь и поддержку этому проекту оказывает ваш супруг Виктор Пинчук. А в чем это проявляется?

- В деньгах проявляется.

- А это секрет, какой первоначальный взнос?

- Нет, не секрет. Мы сейчас уже вложили сумму больше 200 тысяч гривен на начальном этапе, за полтора месяца. Будем вкладывать еще и до конца года. В следующем году планируем бюджет... приблизительно миллион гривен. Но сейчас проект только начинается, поэтому трудно адекватно оценить его масштаб. Но приблизительно цифра такая. К концу года я, наверное, опубликую отчет – сколько мы внесли, сколько привлекли, на что потратили.

- Ну вот видите, уже начинаете публичную деятельность.

- Это не публичная деятельность, это прозрачная деятельность. Поскольку я больше всего не хочу, чтобы были какие-то кривотолки вокруг фонда. Фонд и деньги – это дело очень тонкое. И я очень дорожу своей репутацией, своим именем. Поэтому я просто не хочу, чтобы кто-то что-то мог сказать. Я хочу действовать максимально прозрачно и открыто.

Это не публичная деятельность, а просто, скажем, в виде информационной справки. Возникнут вопросы: "А куда она деньги дела?". Вот, справка. "Где был с четверга до пятницы? А вот справка", - как Жванецкий говорит.

- А из "Киевстара" в связи с этим проектом вы уходите или остаетесь?

- Я в "Киевстаре" сейчас числюсь в отпуске по уходу за ребенком. И, в принципе, имею право три года находиться в отпуске. С "Киевстаром" я общаюсь по телефону. Я не сижу сейчас в офисе, а по телефону разговариваю со своими топ-менеджерами.

Об уходе из "Киевстара" я пока не думала. То есть, может быть, я не исключаю такой возможности, потому что, действительно, фонд занимает очень много времени. Я, когда начала этим заниматься, поняла, что он занимает много времени. Посмотрим.

- Вы упоминали, что этот фонд создали совместно с супругом. Значит ли это, что вы вкладывали свои деньги в него, и правдива ли информация, что вы владеете определенным пакетом в "Киевстаре"?

- Нет, мы вкладывали деньги, которые Виктор зарабатывает как мой супруг, как легальный бизнесмен.

Я не владею пакетом в "Киевстаре", и денег "Киевстара" здесь никаких нет. И "Киевстар" пока еще никак не участвует в этом проекте. И я даже не знаю, правильно ли будет так или иначе привлекать эту компанию к этому проекту. Я даже боюсь каких-то обвинений в злоупотреблении.

- Вот увидите, после этого интервью "Киевстар" сам придет и предложит вам.

- Это не факт. В "Киевстаре" большой пакет акций принадлежит норвежской компании, и поэтому топ-менеджер там норвежский. Поэтому - не факт.




powered by lun.ua