Павел Лазаренко – Петр Кириченко: поцелуй Иуды

Вторник, 13 апреля 2004, 13:18

Писать о суде над Лазаренко – дело неблагодарное. С одной стороны, как журналист я прекрасно понимаю: то, чем занимался Павел Иванович Лазаренко в бытность свою премьером, сложно назвать законной деятельностью.

Как минимум, он использовал свое положение государственного служащего для собственного обогащения – по крайней мере, он пока не заявлял, что деньги, упоминающиеся в его обвинительном заключении (140 миллионов долларов), принадлежат кому-то другому. Учитывая официальную декларацию Лазаренко, ему пришлось бы пахать десятки тысяч лет – ничего не есть и не пить, а все денежки копить.

Мы не знаем, действительно ли он занимался вымогательством – возможно. Но те, кто шел на сотрудничество с ним в пропорции 50 на 50, знали, что без него они заработают гораздо меньше. Если заработают вообще.

И как пытался доказать на суде адвокат Лазаренко, были же такие, кто работал без "крыши". А значит, по его логике, это было совсем не вымогательство, а сознательный выбор каждого отдельного предпринимателя в пользу стремительного обогащения и "бизнес-партнерства" с Лазаренко.

Но в целом Лазаренко мало чем отличался и отличается от своих предшественников и последователей – разве что большей категоричностью, жесткостью и большими процентами.

Ему не повезло – он является первым украинцем, которого действительно пытаются наказать за коррупцию. И даже если суд в Сан-Франциско закончится для него ничем, много времени пройдет, прежде чем он оправится от этого шока.


Но как-то неуютно оттого, что решает вопрос о его ответственности другая страна. Еще неуютнее оттого, что примерно таким же способом заработавшие себе безбедное существование все еще живут и правят в Украине. И наверняка так и останутся ненаказанными при моей жизни.

Горько, что обман в украинском обществе является правилом для всех – от тех, кто зарабатывает благодаря близости к Кучме, до тех, кто сейчас находится в оппозиции. Для рядовых граждан, кстати, тоже.

Можно успешно обманывать государство без всяких последствий для собственной совести, считая себя свободными от обязанностей перед правящей верхушкой, которая в их глазах и олицетворяет государство.

Все знают, что официальная зарплата чиновников едва дотягивает до 400 долларов. Но что-то не видно, чтобы слуги народа смущенно прятали глаза, расхаживая в костюмах от пресловутого "Бриони" и ежедневно мучаясь в пробках, добираясь в свои кабинеты на "Мерседесах".

Понятно, что обнародование реальной информации об источниках и размерах своего дохода для многих современных украинских политиков смерти подобно. Особенно для тех, кто собирается баллотироваться в президенты, поскольку в Украине надолго укоренилось недоверие к богатым.

Ложь и убийство все еще могут простить, богатство – нет. И не простят как минимум до тех пор, пока все не получат равные условия для развития бизнеса.

Но кто-то в Украине должен быть первым. Кто? Может, Кучма, многократно объявлявший коррупции войну? Может ли он обнародовать свои настоящие доходы?

Судя по всему, первым будет Лазаренко. К сожалению для Украины, далеко не по собственному желанию. О его доходах и методах зарабатывания миллионов благодаря усилиям администрации президента подробно расскажут основные каналы. О блеске и нищете современной украинской буржуазии на примере отдельно взятого чиновника узнает весь мир.

Место действия – зал суда

Три дня на прошлой неделе и как минимум два на этой в зале федерального суда в Сан-Франциско присяжные выслушивают рассказ о трудовом пути главного свидетеля обвинения Петра Кириченко.

Каждый день он появляется в зале в неизменном сером костюме и бледно-голубой рубашке в сопровождении двух судебных исполнителей. Его заводят обычно за минуту до выхода в зал присяжных, и в ожидании допроса он обычно прогуливается в дальнем коридоре. В зале постоянно присутствуют его адвокаты.

Он дает показания за судебной трибуной с правой стороны от судьи Дженкинса – поближе к присяжным. Последним не позавидуешь – подробности и фамилии, которые называет свидетель, могут быть интересны для украинца, но сложно было бы требовать от простого американца запомнить все иностранные фамилии и связать историю воедино.

В зале постоянно присутствует пара-тройка журналистов, и даже для них порой остается загадкой, зачем адвокат или прокурор упоминает того или иного человека или событие.

Среди тех, кого уже неоднократно упоминали – Тимошенко (пожалуй, чаще всего), Куприянов, Кох, Дидятковский (все они – как партнеры Лазаренко), Марчук (и его счет), Пинчук (как не пришедший на допрос), россияне Вяхирев и Макаров, Кучма (в разных словосочетаниях со словом "режим" и его умением расправляться с политическими оппонентами), а также многочисленные представители банков и компаний за рубежом.

За длинным столом, где сидят адвокаты, стоит четырехэтажная этажерка с толстенными томами дела и дополнительными документами. Прокуроры привозят свои документы каждый день на специальной тележке.

Публика в основном, за исключением украинского консула и вице-консула, сидит со стороны защиты. Но не потому, что она – на стороне Лазаренко. Дело в том, что свидетеля, как и присяжных, перекрывает огромный экран, на котором им демонстрируют записанные в Украине допросы и увеличенные копии документов.

С Кириченко в зале суда работали прокурор Марта Борщ и основной адвокат Лазаренко Доран Вайнберг. Последний вот уже два с половиной дня допрашивает Кириченко, пытаясь выудить нужный ему ответ. Публике видна только его розовая блестящая лысина в обрамлении довольно длинных волос белоснежной седины.

Все это время Павел Иванович с благостным выражением лица крутит в руках скрепку для бумаги. Только резкое изменение темпа и иногда возобновляющийся нервный тик выдают его волнение.

Ежедневно на суде его поддерживает его сын, у которого свое оружие в борьбе с нервами – янтарные четки, которые иногда отчетливо стучат. Первую неделю допроса Кириченко на первой скамье можно было наблюдать дочерей-близнецов Лазаренко.

Кстати, судя по показаниям, и дочери, и сын хорошо были знакомы с Кириченко. Они не раз проводили совместный отдых семьями за рубежом.

Поцелуй Иуды

Бывший бизнес-партнер экс-премьера Павла Лазаренко Петр Кириченко знает цену своему поступку. 5 лет назад он согласился стать главным свидетелем обвинения в суде по делу Лазаренко. Как он сам говорит – "давать показания не за, не против Лазаренко, а говорить правду".

Присяжным решать, насколько искренними были показания Кириченко. А пока – первые впечатления о краткой истории взаимоотношений деловых партнеров, которые закончились "поцелуем Иуды".

Нет, Павел Иванович явно не Исус Христос. Но именно такую аналогию применил главный свидетель, описывая свое прощание в тюремной камере с Павлом Лазаренко.

Оказалось, что Кириченко был арестован в июне 1999 года. Лазаренко в это время уже 5 месяцев томился в тюрьме. Наверное, чтобы экс-премьеру не было скучно, Кириченко посадили в одну камеру с бывшим партнером, где они полгода просидели вместе.

"Вы оба надеялись, что вас оправдают?" – спросил Кириченко адвокат на перекрестном допросе.

"Надеялись, строили концепцию защиты… А когда он говорил что идет к доктору, он встречался с прокуратурой!" – сказал Кириченко, разоблачая Лазаренко.

"Мало того, его жена заявила, что я требовал покупки этих домиков (знаменитая сделка по покупке дачных домиков по заказу Кабинета министров)… Мне потом "лоеры" (юристы – от англ. слова lawyer) четко объяснили, чем это может закончиться!" – высказал свою обиду Кириченко.

Тогда, в 1999 году, основные претензии Швейцарии к Кириченко сводились именно к торговой операции его компании GHP по покупке домиков для украинского правительства.

Ему угрожала высылка в Швейцарию с последующей выдачей Украине. Кириченко признался, что "не мог рассчитывать на справедливый суд в Украине, даже несмотря на то, что не считает, что совершил что-то неправомерное".

Поэтому, по его словам, он решил согласиться на договор с правительством США и предложить себя в качестве человека, который предоставит информацию в обмен на определенные гарантии. Переговоры о соглашении начались в декабре 1999 – как отмечают адвокаты, сразу после переизбрания Кучмы президентом.

"И на следующий же день вы вышли из тюрьмы. Вы попрощались с другими заключенными, обняли Лазаренко и поцеловали его в щеку…" – продолжал выпытывать адвокат Лазаренко, но Кириченко его неожиданно прервал:

"После того, как он говорил что идет к врачу, а сам ходил в прокуратуру – его видели мои жена и дети… И я видел Борщ (прокурор в деле Лазаренко) и его, случайно – когда шел на обед… Это был поцелуй Иуды!" – заявил Кириченко.

Сам Кириченко с виду мало напоминает Иуду – скорее типичного бывшего партноменклатурщика. Серый невыразительный твидовый пиджак, седые, зачесанные на косой пробор волосы. Крупное рябое лицо. Отвечает на вопросы, сложив перед собой руки, как школьник за партой.

Рядом с ним – переводчица. Каждый вопрос прокурора и адвоката ему переводят на русский, его ответ соответственно – на английский. Поскольку, как он сам признал, на английском он даже не читает, все документы ему тоже приходится переводить.

Позже Кириченко сознался, что подозрение в нечистых намерениях Лазаренко и сыграло решающую роль в том, что он пошел на сделку с правительством США. Он был убежден, что экс-премьер на встречах с американским прокурором валит всю вину на него. По словам адвоката, сам Кириченко о том времени так сказал Евгению Шинкарю: "Вопрос состоял в том, кто первый доберется до государственных органов".

"Вы по-прежнему считаете, что Лазаренко предоставил правительству США информацию против вас?" – спросил на суде Вайнберг.

"Уверен", – ответил Кириченко.

"Говорил ли вам кто-то, что это неправда?"

"Мистер Лазаренко. Когда я увидел мисс Борщ и Лазаренко вместе – я сказал, если ты собираешься делать "дил" [идти на сделку с правительством], давай делать вместе. Он сказал, что "я ничего не говорил о тебе". А я ему не поверил".

Кириченко не убедили и реплики адвоката о том, что на единственной встрече Лазаренко с представителями правительства США речь шла "о неправомерном использовании государственных фондов режимом Кучмы" и "тогда никто не обсуждал – ни вас, ни GHP…".

"Я что, должен догадываться, о чем шла речь? Кто бы что ни говорил – я видел своими глазами! Он мог встречаться хоть один раз или десять! Я знаю, что было как минимум две встречи – их видели моя жена и я лично. Я со своей женой живу 31 год и верю ей больше, чем кому-либо – больше, чем Лазаренко!"

Бизнес-партнер

Петр Кириченко жил в Украине до 1989 года, когда он уехал в длительную командировку в Венгрию. Затем его перевели в Варшаву в торговое представительство СССР, где он прожил почти 5 лет. С 18 лет и до развала Союза был членом КПСС.

В 1990 году, проживая в Польше, создает в Днепропетровске корпорацию "Агроснабсбыт", которая занимается торговлей широкого профиля – от продуктов питания (алкоголь, пшеница) до металлов и гербицидов – в Украине, России и Польше. Сейчас владельцем "АСС", которая все еще работает в Украине, является американская компания Brancross.

В декабре 1993 Кириченко впервые приехал в Калифорнию. Его семья переехала в Соединенные Штаты в мае 1994 года. В 1996 году получил вид на жительство в США. Как объясняет Кириченко, ему нравится, что в Америке "четко работает закон, я не боюсь за свою семью, четко работает банковская система".

Тем не менее, "четкая работа закона" может стать для Кириченко не столько преимуществом, сколько проблемой. В понедельник перед судебным заседанием адвокаты заявили о ставшей им известной конфиденциальной информации о Кириченко.

По их данным, в распоряжении прокуратуры есть меморандум из Швейцарской полиции, в котором упоминается фамилия их главного свидетеля в связи с расследованием дела о торговле наркотиками.

В другом документе – из офиса ФБР в Сан-Франциско – сообщается, что Кириченко, возможно, связан с деятельностью русской мафии, в частности с неким авторитетом Рахимовым. Судья пообещал изучить эти документы перед тем, как принять решение об их приобщении к делу.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

В следующей части читайте о том, как Лазаренко и Кириченко делали бизнес и купили банк в Антигуа, сколько домов купил себе Кириченко и кто кому крестный отец.



powered by lun.ua
Адвокаты Лазаренко будут доказывать его невиновность с помощью Пинчука
Павел Лазаренко: "Я обращаюсь к родным Гетьмана и Щербаня – я не имел отношения к этим убийствам!"
Генпрокуратура утверждает: Лазаренко дал 150 тысяч долларов на подготовку убийства Волкова и Бакая
Лазаренко получал деньги от "Итеры". Как акционер или как взятки?
Партия Лазаренко разоблачила избирательность генпрокуратуры: бизнес Кириченко процветает в Украине
В Америке не верят, что богатство было нужно Лазаренко, чтобы выжить
Бывший помощник Лазаренко расскажет, как экс-премьер отмывал деньги
Показания помощника Лазаренко Кириченко перенесли. Довжик рассказал, как в Украине делили рынок газа
На суде над Лазаренко вспомнили Тимошенко. Но ничего криминального не услышали
Пустовойтенко был в курсе дел Лазаренко, заявил свидетель на суде в США
Свидетель из Украины рассказал, как Лазаренко купил 6 коттеджей
Швейцарский банкир рассказал на суде в Калифорнии, что Григоришин был человеком Лазаренко
СУД НАД ЛАЗАРЕНКО НАЧАЛСЯ. ОН ЗАЯВИЛ, ЧТО ЗАРАБОТАЛ ДЕНЬГИ ЛЕГАЛЬНО
В Калифорнии начался суд над Лазаренко: он собирался потратить деньги на свержение Кучмы
В СУДЕ НАД ЛАЗАРЕНКО БУДУТ ЗАПИСИ МЕЛЬНИЧЕНКО. ПОТОМ ОТКРОЮТ ДЕЛО ПРОТИВ КУЧМЫ?