Кравчук: 99%, что пройдет политреформа. Хотелось бы побольше острых протестов со стороны оппозиции

Среда, 7 апреля 2004, 21:13
За полдня до внесения изменений в Конституцию на Банковой состоялось последнее массовое совещание – с участием Кучмы, Медведчука, Януковича, Литвина, а также представителей фракций, которые в четверг собираются голосовать за политреформу.

Через час политики начали расходиться. С особым оптимизмом вышел из администрации президента руководитель фракции СДПУ(о) Леонид Кравчук. Прямо на Банковой возле крыльца АП он дал интервью "Украинской правде".

Разговор, который сперва касался только будущего исторического голосования в парламенте, перешел и на другие темы. Кравчук, который был в хорошем настроении, кажется, сказал даже кое-что лишнее. С другой стороны, глава фракции СДПУ(о) показал чудеса неинформированности относительно методов работы лидера его партии, который также возглавляет АП.

Первый вопрос – о чем шла речь на встрече у Кучмы:


– Говорили о том, как сделать, чтобы голосование было положительное, чтобы была явка депутатов. А о том, чтобы кого-то заставлять голосовать – об этом речь не шла. Даже когда называли фамилии, что есть сомнения – что человек не проголосует. Например, Мусияка. Президент сказал: ну и не надо его уговаривать, не хочет – пусть не голосует. Те, кто верят – пусть голосуют. Те, кто сомневается, или не хочет, или ставит условия – это их дело. Мы же не для Кучмы делаем реформу, не для Януковича или Литвина – для Украины.

Ваш прогноз – пройдет политреформа?

– У меня, конечно, есть сомнения относительно явки. Здесь вопрос очень принципиальный, это же изменения в Конституцию – нельзя, чтобы кто-то за кого-то голосовал, когда сам этот человек уже определился. Деркачи, насколько мне известно, определились. Они не будут голосовать.

Деркачи не будут поддерживать изменения в Конституцию?

– Ну, по крайней мере, старший Деркач не будет голосовать – это точно.

Почему?

– Я не знаю. Я знаю факт, а причины я не выяснял. Еще Мусияка сказал, что не будет голосовать. Президент сказал – никаких действий по отношению к ним не делать. Президент попросил нас, руководителей фракций: сделайте так, чтобы те люди, которые поддерживают реформу, чтобы были в зале. И чтобы каждый определился путем голосования.

А тех, кто поддерживает – уже есть 300 депутатов?

– Как я понимаю – есть. Но это на сегодня есть. Это вопрос трудный. Может произойти такое, что, тьфу-тьфу-тьфу, заболел человек. Может такое быть? Или дипломатично заболел. Ну, это жизнь...

Во фракции СДПУ(о) сколько будет депутатов в четверг в зале?

– У нас – все.

Ваше мнение, все коммунисты будут голосовать "за"?

– Ну, Симоненко был на встрече с президентом, но он ничего не говорил.

А социалисты проголосуют?

– У них, как я понимаю, есть два вопроса. Первый – кто будет назначать глав администраций. Они хотели бы, чтобы это осталось за президентом до 2006 года. И второй вопрос – это чтобы срок работы Верховной Рады и местных советов был 5 лет. Сейчас же проект предусматривает, что Верховная Рада – 5 лет, а местного совета – 4 года.

Я не думаю, что есть принципиальное различие.

Но уже ведь нельзя изменять законопроект изменений в Конституцию.

– Сейчас нельзя, но до 2006 года возможны изменения. Еще же есть время? Почему вы думаете, что нельзя провести изменения в 2005 году? Эти же изменения не касаются принципиальных вещей – у кого-то забрать полномочия и отдать другому. Это всегда тяжело проходит.

Как вы думаете, создание межфракционной группы "Гражданская позиция", где собрались те большевики, которые не поддерживают политреформу, может помешать результативному голосованию?

– По моему опыту, процесс голосования в Верховной Раде часто бывает чисто спонтанным. Человек идет с намерением не голосовать, но пришел, пообщался, кто-то улыбнулся, кто-то сказал еще предложение – и человек проголосовал.

Я откровенно скажу – часть депутатов до конца не осознает суть политической реформы.

Как так? Уже полтора года только о ней и говорят.

– Я задам тебе один вопрос? Ты работал в системе власти?

Нет, конечно.

– Вот! Тот, кто не работал во власти, не понимает до конца процедур и системы полномочий власти. Всё видят сбоку. Это все равно, что молодой мальчик знает: секс – это хорошо. Но он не знает на самом деле, что это, до тех пор, пока не попробует.

Это естественно. Поэтому тот, кто не был в системе власти, они знают, что есть полномочия – у одного большие, у другого меньшие... Но пользовались ли они этими полномочиями? Нет.

Что же таких депутатов, которые не работали в системе власти и не разбираются в ней, заставит голосовать за политреформу, кроме принуждения или давления?

– Никакого принуждения нет. Я говорю по своей фракции.

Ну, у вас есть глава администрации президента, который держит фракцию.

– Мы вдвоем... У нас порядок во фракции. Никаких условий, просьб – "я проголосую, если вы мне сделаете такое" – у нас нет.

Я верю в то, что за два или три года, пока шел процесс говорильни вокруг политреформы, даже те, кто ничего не знает, от природы не способен – даже они смогут понять. И надо уразуметь: если сейчас не проголосуют политреформу, то и при новом президенте не проголосуют.

Ваш прогноз на голосование в четверг?

– Будет очень трудный процесс: выступления от комиссии, от фракций, потом обсуждения, потом особое мнение депутата. То есть голосование аж на вечер планируется, где-то на 17 часов, если ничего не изменится.

Я хотел бы, чтобы было побольше острых протестов со стороны оппозиции. Это бы закалило большинство, и оно точно голосовало бы "за". Потому что есть элемент: "если вы так, то мы – так!"

Когда ко мне обращаются толерантно, с аргументами, уважением – я слушаю. А когда мне ставят условия – я даже слушать не хочу. Это же большинство людей так делает.

Во сколько процентов вы оцениваете вероятность принятия изменений в Конституцию?

– На сегодня я думаю: 99%, что пройдет политреформа. Я откровенно скажу, что я не смотрел никаких списков, я просто вижу расположение духа людей, с которыми я общаюсь, и вижу расположение духа фракции. Если месяц назад у фракции были проблемы, то сейчас без любого серьезно влияния – я никого не уговаривал, мы собирались и обсуждали.

Какой вообще, по вашему мнению, резерв поддержания политреформы? Сколько депутатов за нее могут проголосовать?

– Из тех людей, которые есть – большинство плюс КПУ и СПУ – то таких около 340. Это с учетом внефракционных.

Как вы думаете, Литвин будет голосовать "за"?

– Он должен проголосовать, он же поддерживает политреформу. Он об этом в прессе говорил.


МЕДВЕДЧУК НЕ БУДЕТ СЕБЯ ПОДСТАВЛЯТЬ УГРОЗАМИ ДЕПУТАТАМ

Говорят, Медведчук имеет список людей из других фракций, которых приглашают на собеседование и разными аргументами заставляют голосовать "за"?

– Ну, никого не приглашают. Сегодня мы попрощались, Медведчук пошел к президенту, Янукович пошел к себе, председатель Верховной Рады – к себе. Такого разговора, что кто-то кого-то будет приглашать, у нас не было.

Вы верите, что нет принуждения в голосовании за политреформу?

– Ну, если есть, то только со стороны руководителя фракции.

А со стороны главы администрации президента, премьера, путем давления на бизнес... На каналах, близких к СДПУ(о), ведется кампания против депутатов-большевиков Развадовского, Гаврилюка, которые выступили против политреформы.

– Это возможно, я не знаю. Я говорю о другом: как возможно сейчас, когда человек сказал, что голосует против политреформы, до завтра осуществить на него бизнес-давление?

Предупредить, что послезавтра на предприятие придет налоговая.

– Ну что, президент будет угрожать? Медведчук на это не пойдет – конкретному депутату, которого он не знает, чтобы ему угрожать? Это он может сказать депутату из фракции СДПУ(о), с которым он в дружеских отношениях. Он скажет и знает, что наш депутат поймет его. А из другой фракции? Я знаю Виктора Владимировича, он не будет себя так подставлять. И никто не будет.

А то, что оппозиция перекупает большевиков – вы в это верите?

– Я об этом слышал. Я так знаю, что один депутат готов об этом сказать в прессе. Я забыл его фамилию, он завтра может сказать об этом с трибуны парламента.

Но неизвестно, правда ли это.

– Это уже дело депутата. Когда я говорю "мне давали деньги", разве я бы говорил об этом, если такого не было? Это же надо иметь человеческую совесть, чтобы выйти в люди и солгать.

А СДПУ(о) платит депутатам?

– СДПУ(о) давало деньги депутатам за активное участие в работе партии, фракции. Мы просто выплачивали заработную плату.

Сколько, если не секрет?

– Я не знаю, я не плачу. Я в деньги не влезаю. У нас есть люди, которые этим занимаются. Я занимаю достаточно высокую моральную должность во фракции, чтобы заниматься выплатой денег.

А кто этим занимается?

– Ну, есть у нас люди...

Секрет?

– Конечно, это тайна. А почему вы удивляетесь? На Западе зарплату платят в конверте, и я не знаю, сколько у тебя, а ты – сколько у меня.

Но это же у них в конвертах легальная зарплата, а у вас – теневая. Депутат должен получать зарплату в бухгалтерии Верховной Рады.

– Почему это теневая?! Он берет зарплату в бухгалтерии Верховной Рады, а мы можем выплатить депутату премию, стипендию, помощь на отдых.


ЕСЛИ КУЧМА ЗАХОЧЕТ, МЫ ЕГО ВОЗЬМЕМ В СПИСОК СДПУ(о)

Существует мнение, что после политреформы Медведчук уйдет с должности главы администрации президента и будет баллотироваться в парламент по округу Кивалова?

– Думаю, что нет.

Но почему же? В АП у него перспектива только до октября 2004, а если он пойдет в парламент – то будет депутатом до 2006.

– Ну и что? Зато он председатель партии. А до парламентских выборов осталось полтора года. Надо заняться партией, 360 тысяч членов...

То есть, сейчас в отставку Медведчука с должности АП вы не верите?

– Он серьезно занимается делом. Я убежден, что он останется главой администрации президента.

Если вернуться к теме политреформы: оппозиция говорит, что в случае победы их кандидата в президенты они отменят изменения в Конституцию. Поскольку было допущено много юридических ошибок.

– Я знаю, я читал... Это Юля Владимировна говорит, что неграмотно, неуклюже... Вы знаете, надо сначала посмотреть, кого изберут президентом. Она, когда это говорит, имеет в виду Виктора Андреевича Ющенко и что он ревизует все, что голосовалось до того.

Ну представь себе – пришел новый президент, который пересматривает все принятые документы... А почему не пересмотреть закон о выборах президента? Почему хочется только Конституцию?

То есть, вы думаете, что ревизии политреформы не будет?

– Я просто в это не верю. Если президент будет себя уважать – а Виктор Андреевич человек достаточно грамотный, интеллигентный... Если он будет себя уважать и государство, которым он руководит, если он победит – то он никогда не пойдет на этот шаг. Это будет называться политическим шарлатанством.

Еще говорят, что после изменений в Конституцию полномочия у нового президента будут еще больше, чем у нынешнего?

– Это не так. Полномочия президента только по отношению к Верховной Раде сильнее.

Но после политреформы он может каждый день собирать, например, Совет нацбезопасности и через нее проводить любые решения – кадровые, экономические.

– Не может. Он может принимать на СНБОУ решения, но не те, которые относятся к полномочиям Кабинета министров. Если в полномочиях Кабмина будет назначение глав администраций, то никакой Совет безопасности не может отменить это решение. Президент может принимать решения только в рамках Конституции.

Те, кто так говорят – думают, что президент – орган, для которого Конституция не писана. Предположим, СНБОУ утвердит какое-то решение, но оно вступает в силу, если будет подписан указ президента. А если указ президента противоречит Конституции, то на него подадут в Конституционный суд, и он будет отменен.

Не факт. Ведь в соответствии с изменениями Конституции половину состава Конституционного суда будет назначать президент. И ему надо будет лишь обольстить одного судью, предназначенного парламентом, чтобы иметь большинство в Конституционном суде. И принимать через КС нужные решения.

– Я не думаю, что у нас будет так вечно – что КС будет принимать решения в зависимости от того, кто его назначал. И наступит время, когда решения будут приниматься соответственно Конституции.

В последнее время снова участились разговоры, что Леонид Кучма пойдет на третий срок. По одной версии, он пойдет на третий срок при условии прохождения политреформы. По другой версии – он пойдет на третий срок, если реформа, наоборот, не будет принята. Вы думаете, это возможно?

– Я не хотел бы этого даже комментировать. Президент столько уже высказывался по этому поводу и в Украине, и в Польше, и в Германии. Я не думаю, что, сказав об этом всему миру – что он не пойдет на выборы 2004 – вдруг он изменит решение.

Это был бы взрыв. Мир не понял бы этого. Зачем было бы так точно говорить – что он "не пойдет в президенты". Надо было дипломатично говорить.

Чем же теперь ему заниматься после отставки?

– Ну, я же занимаюсь?... Почему у людей складывается впечатление, что если ушел из власти – то это уже смерть? Политическая смерть не настанет для президента.

У вас с ним разные характеры...

– Любой характер учитывает ситуацию. Когда президент отбыл положенный Конституцией срок – 10 лет при власти – и достойно ушел отдохнуть, заняться политикой, создать фонд, то это нормально.

Я не думаю и не верю, что Леонид Данилович пойдет на выборы 2004 года.

Вы его в предвыборный список СДПУ(о) будете предлагать включить в 2006?

– Первым номером! (Смеется.) Но он не член СДПУ(о). Если Леонид Данилович захочет идти в список СДПУ(о), я убежден, что партия его возьмет. Не я это решаю, но я не буду голосовать против.


Читайте также:

Кучма собрал большевиков, Симоненко и Мороза, чтобы убедить, что они не делают ошибку

Мартынюк насчитал 320 желающих поддержать изменения в Конституцию

ИЗМЕНЕНИЯ В КОНСТИТУЦИЮ ГОЛОСУЮТ В ЧЕТВЕРГ СРАЗУ В ЦЕЛОМ

Тимошенко: Как мы не раскладывали пасьянс, Медведчука просто нет. Он – как Волочкова из Большого театра Москвы

КУЧМА НЕ СКАЗАЛ, ЧТО НЕ БУДЕТ БАЛЛОТИРОВАТЬСЯ НА ТРЕТИЙ СРОК



powered by lun.ua