НедоЕвропа

Четверг, 6 мая 2004, 14:41
Отныне украинцы еще сильнее задумались над своим любимым парадоксом: почему мы живем на Европейском континенте, но не в Европе?

В ночь с 30 апреля на 1 мая гуцулы из Хустского района, может, и подались в горы молиться к столбу, вкопанному в самый географический пуп Европы, и призывали в свидетели дух Романо Проди, упрашивая его жестами не отрекаться от этого хоть и деревянного, но неопровержимого обстоятельства нашей европейскости. Однако президент Еврокомиссии в это время пил хорошее шампанское в Дублине, пил и не отвлекался на нашу даль. Евросоюз в эту ночь расширился, и Украине стало не то что бы больно, но досадно.

Эти болезненные ощущения потерянности и наши неудачи берут начало в заботливо выпестованном политиками и интеллектуалами мифе об исключительной геостратегической важности Украины.

Началась его культивация еще при президенте Леониде Кравчуке, когда на стол первых переговоров с ЕС мы клали только географический атлас и, пальцем подсказывая своим визави, что вон он Днепр и кручи, и как по нему двигаться из варяг в греки, и где пролегал Шелковый путь, а сейчас – лежат нефтепроводы, доказывали, что без Украины Европа будет неполноценной, незащищенной от российских неурядиц, а как понесет из Украины в синее море кровь вражескую – вот тогда держись, Европа, только сумки для бедствий подставляй.

Последовательной в деле "географизации" украинской роли в Европе была и внешняя политика времен раннего Кучмы. О, эта эйфория самозабвенных разговоров о Балто-Черноморской дуге, Центральноевропейской инициативе, об особой роли Украины как центральновосточневропейского (!) регионального лидера.

А эта искренность негодования от унизительной перспективы стать вскоре между Большой Европой и Россией страной-буфером, страной-бампером, страной-прокладкой! Ведь мы надеялись на значительно большую и выдающуюся роль, которую непременно пророчило Украине ее естественное расположение на карте.

В ту эпоху Украина подписала два определяющих документа – Хартию об особом партнерстве с НАТО и Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с ЕС. И это было единственным, что "ненька" была в состоянии сделать.

Ведь в 1997 году, еще не высохли чернила под СПС, Украина, не моргнув глазом, предоставила роскошные преференции на ниве своего автомобилестроения южнокорейскому концерну "Деу", что стало первым тревожным звонком для наших потенциальных европартнеров, а на их резонные сетования ответили – мол, ВТО, ЕС с его СПС и прочие уважаемые аббревиатуры нам не указ, поскольку мы большая, самостоятельная европейская страна и имеем свои мозги, соизмеримо с географическим размахом.

Где сейчас "Деу", этот малоуспешный, но весьма дорогой эпизод нашего "экономического создания государства"? Правильно, где-то в Сеуле на куличках. А Европа стоит рядом, уперлась грудью в наши Чоп и Яготин.

Короче говоря, когда надо было делать политику, Украина увлекалась географией. Но знания по этому предмету оказались неактуальными. Последними европейцами, кто уважительно относился к географии, были Жак-Ив Кусто и Тур Хейердал.

Наша Отчизна сегодня, извините за забавные аналогии, – как Золушка после бала, сидит на раздорожье и сокрушается, обняв свою тыкву: она просто слишком увлеклась антуражем и местом действия, поэтому не следила за временем, которое имеет коварную привычку видоизменять вещи и явления.

Ее экзистенциальному поиску своего нового места в измененившемся мире вряд ли помогут заезжие в эти чащи бородатые еврокомиссары, так как на вопрос заблудившейся "Где я?!" какой-то дядя Солана примирительно ответит: "Да в Европе ты, в Европе. Только не плачь, девочка", – и холеной ладонью ласково погладит по вышитому чепчику.

Политика настолько вошла в противоречие с географией, что с расширением ЕС, которое поглотило прежнее, и без того призрачное понятие "Центральная Европа" в разнообразной 455-миллионной массой евролюдей, Украина утратила привилегию называться европейским государством.

Изменилась "картежная" игра. Ведь сам термин "Европа" ассоциируется с ЕС, соответственно, все земли, которые оказались вне ее объединенной границы, – это неЕвропа, недоЕвропа или – в лучшем случае – Восточная Европа. Тем не менее, как же может существовать Восточная, если политическое понятие "Западная Европа" исчезло из обихода (так как "Европа" - это ЕС, а какая из Словакии или Литвы "Западная Европа")? Такова природа интеллектуального и культурного шока, который Украине надлежит если не решить, то хотя бы пережить.

Этот мучительный вопрос рассыпается великим множеством подвопросов, в костре которых может сжечь мозги не один храбрый оловянный солдатик.

Например, почему и по каким признакам магическая линия разлома пролегла именно так и – очевидно – будет перемещаться несколько лет, упрямо обходя Украину? Набор критериев соответствия "настоящих строителей" новой Европы той самой новой Европе настолько объемен, насколько и гибок, так что Украине несложно найти щели для своих оскорблений.

Коррумпированность властной верхушки? А посмотрите-ка на экс-президента Литвы Паксаса! Уровень жизни и уровень образования? Поедьте лучше в окруженное кукурузными полями румынское село! Разделение ценностей европейской культуры и демократии? Пардон, значит, вы никогда не гуляли по закоулкам Стамбула! А ведь именно Румынию и Турцию в панегирическом заявлении в честь расширения ЕС назвал Романо Проди реальными претендентами на вступление в ЕС, тогда как для Украины, по его словам, сказанным в Дублине, места в Евросоюзе не осталось.

Очень похоже на то, что Турция, европейскость которой ограничивается видом из окна султанского дворца Топ-Капе на Босфор, будет в ЕС, а Украина – будет чесать спину русскому медведю.

Если этот абсурд послезавтра станет реальностью, то мы, наконец, осознаем сокровенные критерии деления континента: в недоЕвропе осенью ходят по грибы в лес, весной садят картофель и весь год ругаются по-русски, а в Европе всего этого не делают, так как и первому, и второму, и, в принципе, даже третьему (а больше всего – копанию картошки) мешает паранджа.

Существует, впрочем, и другое измерение, очень важное, которого не избежать в наших размышлениях, – самоопределение. Выскажу крамольное мнение: Украина и украинцы никогда не хотели быть в Европе.

Мы не умели хотеть этого ТАК, как, скажем, Польша и поляки. Я вроде хотела, хотели мои друзья и еще миллионов десять украинских интеллектуалов и других галичан. Остальные жили как живется, без ориентиров и мечтаний о "светлом будущем", и телевизор не зомбировал их приманками иной, европейской, жизни.

Почему? Какие механизмы сработали на то, что евроинтеграция в течение десятилетия оставалась предметом дискурса для элиты, но не стала двигателем политических стремлений? Это еще один невыясненный до сих пор вопрос, отчасти загадочный, даже несмотря на существование вполне резонных ссылок на мощный "российский фактор".

Украина, итак, глубинно, массово, ментально НИКОГДА НЕ СТРЕМИЛАСЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ СТАТЬ ЧАСТЬЮ ЕВРОСОЮЗА. Из-за этого сегодняшние прогнозы кажутся полностью закономерными: УКРАИНА НИКОГДА НЕ БУДЕТ В ЕС. И не только потому, что 48-миллионное государство выпихивает оттуда один Проди.

Сложность самоопределения вне Большой Европы и вне России (куда, слава Богу, Украина все-таки не хочет вливаться) стала, как не парадоксально, сознательным выбором нашей Отчизны. Вряд ли осеннее изменение власти в государстве сможет существенно и быстро повлиять на нашу маргинальность и направить украинский внешнеполитический вектор в каком-то конкретном направлении. К сожалению.

Не плачь, Украина, не плачь – мир все равно не увидит твоей слезы.

Европа, следует заметить, тоже приложила руку к тому, чтобы Украина осталась один-на-один со своей неопределенностью: и в лучшие для реализации еврокурса времена (1997-1998), и в худшие, и в наиболее плохие (2001-2003) ЕС не был в состоянии выработать четкую политику относительно Украины.

Брюссель, как Дарвин или Остап Бендер, полагался на жесткий естественный отбор: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Таким образом, несмотря на всю одиозность, прав оказался Леонид Кучма, резюмировав на прошлой неделе: "Мы Европе не нужны".

Только к чему здесь метафоры про "тореадоров из Европы" и "молодых бычков из Украины"? Леонид Данилович, берите выше: Украина, получается, загадочное государство, более таинственное, чем Россия, так как с Россией Европа знает, что делать – ее надо сторониться, а с Украиной – не знает.

Мы – страна, с головы до пят пропитанная гоголевщиной: четыре поэта, три мыслителя, две ветки, одна отрезанная голова (ну, да, еще несколько металлургических заводов и демонический кризисный менеджер), а над всем этим холстом – мистическое трансвековое ожидание, когда же зацветет папоротник. Разве нет?

Неожиданное, хотя смешное утешение в этой ситуации: мы поняли, что президент Кучма – все-таки украинец. Выступая на прошлой неделе на Европейском экономическом саммите в Варшаве, он призывал ЕС определиться с датой, когда тот сможет принять Украину, так как "хуже всего – это неопределенность", а что касается Украины, то "мы готовы ждать и 50 лет".

Этот блеф растрогал исследователей национального менталитета, так как в который раз подтвердил: все без исключения украинцы – народ чрезвычайно терпеливый. То есть, могут ждать чуда и полстолетия, а кто не дождется благоденствия – ну что ж, земля пухом... К слову, Кучма оказался терпеливее самого себя, ведь три года назад он публично обещал, что до 2010-го Украина подпишет План членства в ЕС.

Впрочем, Украина не собирается прийти в Европу ни за 6, ни за 50 лет. Оставив "стратегический курс" как ширму своей неопределенности, наше государство готовится к иному, собственному "специфическому пути евроинтеграции", который будет базироваться, по словам Кучмы, на "внутренних преобразованиях".

Вряд ли за этим тезисом стоит основательно осмысленное и аналитически отработанное изменение внешнеполитической тактики, однако проартикулированный дважды президентом Кучмой, премьером Януковичем, а также ответственными за евроинтеграцию от правительства – вице-премьером Азаровым и от МИД – заместителем министра Чалым, он предполагает пристальное внимание.

И если мужчина с фамилией Азаров у нас не вызовет никаких подозрений в патриотических сантиментах, то выступление господина Чалого в журнале "Бизнес" огорчило многих моих коллег, ведь Александр Александрович считался одним из тех немногочисленных членов правительства, кто до конца упрямо сжимал в кулаках два флажка – желто-голубой и сине-звездный, еэсовский; его усталость и слухи о скором назначении послом в Лондон лишь усиливают впечатление о хрупкости последних бастионов евроинтеграционного курса Украины.

Относительно новейших внешнеполитических откровений упомянутых вельмож, то особенно задевает комментарий главы правительства: "Украинцу одинаково, является ли Украина членом ЕС, или нет, главное – уровень жизни", – так, будто Виктор Федорович нас всех мещанами обозвал.

Удивительно, но теперь и сам Леонид Кучма повторил мнение, которым четыре года назад в кулуарах какой-то конференции шокировал меня один достопочтенный министр, отставленный президентом именно за "чрезмерную прозападность": еврокурс Украине необходим как ориентир для достижения экономических, социальных, демократических стандартов ЕС, но, достигнув такого уровня развития, Украине невыгодно будет вступать в Евросоюз. (Сейчас это отсылает нас к упомянутому высшее предположению, что украинцы, даже прозападные, на самом деле не хотели вливаться в ЕС.)

Итак, "внутренние преобразования", "специфическая евронаправленность", строительство внутри себя чего-то как бы европейского – словом, "перестройка"? При этих намерениях вспоминаются и дискуссии 90-х на тему Украины как нейтрального, внеблокового государства, и несколько более поздние амбициозные планы стать региональным лидером, образование ГУУАМ.

Для первого у нас уже не хватает наивности, для второго – авторитета в регионе. Вряд ли сегодня кто-то знает, какой путь изберет Украина. Вместе с тем неопровержимым остается то, что все баталии - не исключено, драматические - которые будут происходить в ЕС на протяжении следующих десятилетий, Украина будет наблюдать через границу.


____________
Читайте также:

ПРОДИ ПООБЕЩАЛ, ЧТО УКРАИНА НИКОГДА НЕ БУДЕТ В ЕС

Кучма сравнил Украину с бычком и обвинил Тони Блэра в ее игнорировании

ЯНУКОВИЧ СЧИТАЕТ, ЧТО НЕВАЖНО, БУДЕТ УКРАИНА В ЕС ИЛИ НЕТ

ЧАЛЫЙ: УКРАИНА ПОТЕРПЕЛА ФИАСКО, ИНТЕГРИРУЯСЬ В ЕС ПО МОДЕЛИ ПОЛЬШИ

АЗАРОВ: УКРАИНА СКОРРЕКТИРОВАЛА КУРС ЕВРОИНТЕГРАЦИИ




powered by lun.ua