Конституционная реформа как "форма" олигархического консенсуса

Вторник, 7 сентября 2004, 19:12
"Реформа - это же не для Кучмы, не для Януковича,
не для Ющенко или еще для кого-то.
Она нужна Украине.
И это понимает подавляющее большинство политических сил.
И это понимают в "Нашей Украине".
Только цели у нас сегодня немножко разные.
И видение завтрашнего дня у нас разное.
Леонид Кучма, интервью программе "Эпицентр",
телеканал "Студия 1+1", 11.07.2004


Продолжение и успешное завершение политической реформы за два месяца до выборов президента является для Леонида Кучмы приоритетом №1. Реформа – это не просто гарантии, не просто способ оставить для себя возможность вернуться в политику. Это исторический шанс завершить строительство такой политической системы, когда "Кучма без Украины не будет никогда" (из выступления Кучмы 23 августа в этом году).

В сущности, так называемую конституционную реформу можно считать аналогом "легализации" политических капиталов наибольших финансово-промышленных групп.

Еще одной, возможно не такой явной целью, является создание условий, в которых ни один политический лидер не будет способен повторить успех Ющенко (создать широкую коалицию политических сил, вывести маргиналов и аутсайдеров на высокие политические уровни и заставить с ними считаться других); то есть, угрожать системе договоренностей между ФПГ.

В-третьих, цель реформы – это избежание ситуации "безвластия" и проявление системной слабости власти, как это было в случае акции "тейпгейт" и "Украина без Кучмы". Каждую из этих целей следует рассмотреть в отдельности.

Каким образом возможен олигархический консенсус (ливанские параллели)

Украинское политическое сообщество можно считать плюралистическим. То есть, в стране отсутствуют мощные факторы политической консолидации: элиты, или же так называемые "кланы" не объединены чувством общности.

Их родственность скорее основывается на знании и общем опыте накопления первоначального капитала, привычках карьерного роста в советском государственном или партийном аппарате.

Свою "независимость" друг от друга ФПГ оформили в создание "политических партий", а свою мощность утверждали способностью выигрывать выборы в парламент, формировать собственные фракции и выдвигать своих лидеров или просто представителей на высочайшие должности в исполнительной власти.

Конкуренция между ФПГ стала важнейшим фактором воспроизведения власти в Украине, тем не менее, чрезмерное обострение борьбы часто приводит к взаимному ослаблению, укреплению исполнительной вертикали.

И парадокс состоит в том, что исполнительная вертикаль за все 13 лет так и не нашла себе точки опоры, кроме тех же ФПГ.

Этот факт пока признают все: и оппозиция, и власть. Это и имел в виду Кучма, когда в "Эпицентре" говорил о потребности политической реформы. Основными распорядителями власти в случае внесения изменений в Конституцию по проекту 4180 становятся ФПГ. Это и есть "большая роль в развитии государства" финансово-промышленных групп, о которой говорит кандидат Виктор Янукович.

Команда Ющенко, вместе с тем, сформировала предложение создания легалистского режима, который будет основан на диалоге харизматического главы государства с "обществом" (о причинах этого интересно, хотя и противоречиво говорит Грищенко в статье "В поисках утраченной идеи").

В сущности, "хозяевам" политической жизни в Украине идеологи и организаторы "Нашей Украины" предлагают занять "свое", "надлежащее" место среди других, объективно говоря, слабых игроков (мелкие региональные элиты, малый и средний бизнес как городской, так и сельский).

ФПГ при Ющенко придется осознать, что они лишь "одна из" политических сил. Тем не менее ФПГ упрямо не видят, что может сравниться с их влиянием (неужели мифическая, еще неродившаяся многомиллионная "партия Ющенко"?) и обвиняют "Нашу Украину" в плохо замаскированном фаворитизме Ющенко, который придет на смену хорошо устроенному и сбалансированному фаворитизму Кучмы (достаточно просмотреть недавнее интервью Константина Бондаренко).

Итак, как подчеркивают оппоненты, если Ющенко приходит к власти, государство и в дальнейшем будет развиваться как продолжение персоны президента.

Альтернативой такого пути, которую предлагает Кучма с помощью Медведчука, является принятие определенных принципов распределения власти между ФПГ в виде конституционных норм взаимной ответственности и взаимного шантажа в треугольнике "парламент – правительство – президент".

Для того, чтобы провести свой вариант, Кучма конструирует непривлекательное будущее при новом мощном президенте. Итак, захват президентского поста лидером, который пользуется популярностью среди значительной части населения (до 40% по результатам последних опросов) заставляет ФПГ искать договоренности с новой властью за счет позиций друг друга.

Это, в свою очередь, может привести к войне за право войти в круг победителей (поэтому представители "донецкой", "днепропетровской" и даже "киевской" ФПГ полностью не отвергнут возможностей сотрудничества с "Нашей Украиной" после выборов).

Однако после обращения Кучмы 23 августа этот вариант рассматривается как маловероятный: Кучма прозрачно намекает, что отдельные представители "олигархата" могут не рассчитывать на полную безопасность при новой власти благодаря "толстой олигархической скорлупе" и "заморским банковским счетам".

Далее Кучма приводит аргументы в пользу реформы. Осуществленная в конце сентября реформа действительно становится "первым туром" выборов, которые выиграет действующая власть, поскольку исчезает ощущение драматичности и важности президентских выборов. В случае если появляется 300 голосов, Ющенко теряет популярность если не из-за поражения, то из-за потери у избирателей интереса к выборам.

Поэтому, во-первых, почетную должность президента приобретает ставленник одной из групп, а это позволяет декларировать корпоративные интересы как национальные, что важно для такого сугубо регионального донецкого конгломерата экономических интересов.

Во-вторых, дезориентированный электорат становится легкой "добычей" для партий, построенных с помощью комбинации административного ресурса и сильной личности (например, "Видродження" Кирпы или та же СДПУ(о).

В-третьих, благодаря механизму формирования большинства, персонального состава правительства и права президента распустить парламент для досрочных выборов, ФПГ получают более широкое поле для комбинирования интересов и конкурентной игры, блокирования или содействия определенной государственной политике.

Похожая система уравновешенности интересов и побуждения к компромиссу, учитывая большое количество возможностей взаимного политического шантажа, была заложена в ливанской политической системе, где должности президента, премьер-министра и спикера занимали представители разных религиозных конфессий.

Как и в Ливане, подобная система в Украине будет основана на страхе правящих группировок испытать поражение на досрочных выборах и оказаться вне победной коалиции и правительства.

Тем не менее, если у групп нет сильного чувства какой-то общности, принадлежности к определенной высшей группе (нации, конфессии), мощные элитные группировки ради всей полноты власти могут не остановиться перед крайними средствами (как уже все могли убедиться в ходе избирательной кампании) и решиться даже на раскол страны.

Какие сомнения?

Если не согласится Янукович?
Прежде всего, постоянно обсуждается срыв конституционной реформы по воле премьера Януковича. Аргументация простая: даже если Янукович срывает реформу, у Кучмы нет другого выбора, как и в дальнейшем поддерживать его на выборах.

Это действительно так, но Кучма ни при каких условиях не возьмет на себя ответственность за цену такой победы и "самые грязные" выборы. Говорят, что благодаря Левочкину-старшему и материалам СБУ Кучма надежно держит на "коротком поводке" донетчан и их премьера.

Не исключено, что с провалом политической реформы "донецкую" команду охватит ощущение вседозволенности, и она начнет одна за одной делать ошибки. Проведение повторных выборов или повторного голосования, где Кучма будет присутствовать не как выдвиженец, а в удобной для себя роли гаранта даст импульс для сближения президентского окружения и даже СДПУ(о) с "Нашей Украиной" за счет "донецких".

Именно такой сценарий развития может быть главным фактором мобилизации "донецких" за реформу. Ведь даже "ограниченный" президент является мощным политическим ресурсом, субъектом законодательной инициативы, реформатором судебной системы (включая Конституционный суд), проводником внешней политики.

Тем не менее, перенесение голосования на октябрь увеличивает вероятность срыва реформы именно "регионами", тем более, если разрыв между Януковичем и Ющенко сократится до 2-3%.

Не напрасно же даже руководитель штаба Януковича считает сентябрь оптимальным временем для "очень непростого голосования" и не верит, что Янукович-президент проведет нужную реформу (Тигипко, "Демонстрация методов происходит каждый день", "День", 01.09.2004).

Он же намекает и на то, что в таком случае "донецкие" могут остаться наедине в качестве силы, которая проигрывает Ющенко: "Если голосование не состоится по вине фракции "Регионов...", то теоретически можно допустить, что некоторые члены коалиции захотят оставить объединение".

Куда пойдет Медведчук? Отношение ряда политических сил и их лидеров к личности главы администрации президента, его аппетитам, амбициям, интересам естественным образом было одной из главных причин срыва голосования 8 апреля.

Оппоненты Медведчука склоняли на свою сторону тех, кто еще колебался, чрезмерным ростом роли СДПУ(о) в политике и экономике Украины. "Донецким", в частности, грезился указ об увольнении Януковича и назначении Медведчука новым премьер-министром.

В конце концов, странно, если бы Медведчук не претендовал на эту должность после удачного урожая в 300 голосов и принятия политической реформы. Правда, Янукович в таком случае попадает в удобное "президентское" кресло, вместо почетной синекуры в структуре ИСД или СКМ.

Почему Медведчук имеет шансы стать главой правительства? Премьер-министр Медведчук намного более слабый соперник, вынужден входить в соглашение cо всеми, даже с врагами, чем полномочный президент Ющенко, с которым договориться (учитывая фактор победы Юлии Тимошенко и Петра Порошенко) будет тяжело.

Медведчуку после реформы еще придется сразиться за благоприятную для себя конфигурацию большинства (этого сейчас никто не гарантирует и даже не планирует), одобрение Программы действий ради годового иммунитета, бюджета и т.д. Тогда как при Ющенко остро станет вопрос о резком изменении статус-кво и уступки, например, в (ре-)приватизационных процессах.

С другой стороны, Медведчук в случае получения власти не будет считаться с "мелкотой", как это делал бы и делает Ющенко. Тем более, что такими для главного канцеляриста президента не складываются отношения с "бывшими" фаворитами Деркачами и Волковым. То есть в решающий момент для политической реформы из-за амбиций главы АП снова может не хватить нескольких голосов.

Отважится ли Литвин? Позиция спикера кажется наименее устойчивой. Его будут активно шантажировать 2006 годом, потерей высокого положения и власти, разводом с депутатским мандатом и, главное, неприкосновенностью.

Его будут обольщать перспективой "продолжения" реформы с избранием президента в парламенте, когда его кандидатура будет самой первой. В конце концов, его просто могут заставить провести реформу ради "возвращения" Кучмы.

С другой стороны, можно увидеть, как Литвину тяжело сдерживать в себе желание сыграть "историческую" роль в примирении соперников и групп, которые столкнулись в поединке за президентское кресло, стремление поставить под контроль государства все мощные ФПГ, чего так и не удалось ему сделать на протяжении 2000–2001.

Если в этих плоскостях противники политреформы найдут подход к спикеру, реформа может не выпутаться из чащ Регламента или потерпеть поражение вследствие блокирования трибуны.

Между первым и вторым туром? Существует общее предположение, которое невозможно проверить, о том, что реформу примут при наличии явного лидера президентской гонки. Состоянием на начало сентября разрыв между Ющенко и Януковичем составляет всего 5-6%, количество граждан, которые не определились, увеличилось до 20% (Данные "Демократических инициатив").

На эти проценты активно претендуют, кроме фаворитов, Симоненко, Мороз, Витренко и Кинах. Поэтому даже если предположить невероятное, что к Януковичу отойдет половина тех, кто не определился, преимущество над Ющенко будет минимальным и недостаточным, чтобы склонить часть "Нашей Украины" к реформе. В тот момент более действенными могут оказаться разве что механизмы прямого подкупа.

Если же разрыв между Януковичем и Ющенко восстановится до 10-12% в пользу последнего, то между первым и вторым туром начнутся переговоры о новом большинстве в парламенте, и политреформа в виде проекта 4180 больше никого не будет интересовать при условии, конечно, щедрых предложений от Ющенко.

Еще один вариант принятия реформы до выборов возможен в результате политической дестабилизации, вспышки насилия между командами главных кандидатов как способ "избежания" гражданской войны, а главное перераспределения имущества отдельных ФПГ.

Автор: Петр Бурковский, координатор международных программ Школы политической аналитики при НаУКМА


powered by lun.ua