Пропаганда vs діалог: що не так з інформаційною реінтеграцією Донбасу

Есть такой отличный краш-тест. Берешь многостраничную концепцию или стратегию и спрашиваешь автора: "Чтобы что?".

Если документ "живой", если он писался не в стол, а ради практической пользы, сформулировать цель не составит труда.

В конце июля Кабмин наконец-то принял Стратегию информационной реинтеграции Донбасса, однако споры о её содержании продолжаются по сей день.

И это неудивительно. Документ действительно ключевой – в условиях гибридной войны информация может нанести больший урон, чем РПГ.

Так вот. "Чтобы что" писалась эта стратегия?

Судя по многочисленным комментариям представителей МИП, главная цель чиновников – обеспечить полноценный доступ жителей временно оккупированных территорий к "общенациональному информационному пространству".

Техническая сторона проблемы ясна – восстановить вышки-ретрансляторы. Тем не менее, куда бы не "добивал" сигнал, важно знать, что именно мы хотим сказать нашим согражданам "по ту сторону".

К сожалению, "борьба за умы и сердца людей" по-прежнему подменяется пропагандой. Далеко ходить не надо: в той же Стратегии информационной реинтеграции есть набор из шести месседжей, которые предполагается передавать в основном средствами социальной рекламы.

Диалог исключается по умолчанию. Есть некий субъект, которые воздействует на пассивный объект с целью его "переубеждения" и последующего "перевоспитания".

Из этой же серии – запрет "вредного" контента. Донести до людей неискажённые факты намного сложнее, чем просто перерезать провода.

Это путь в никуда. В споре двух пропагандистов побеждает тот, кто крикнет громче. У наших врагов куда больше ресурсов, чтобы оплачивать своих "крикунов"…

Однако неоспоримые преимущества есть и у нас. Только начинать нужно с "другого конца".

Рабочая версия Стратегии информационной реинтеграции должна стать производной от содержания общенациональной информационной политики.

А это не лозунги и не биллборды. Прежде всего, это проект совместного будущего.

Многочисленные социологические исследования подтверждают, что жителям прифронтового и оккупированного Донбасса нужные чёткие сигналы о том, что будет дальше. Но ровно того же ждёт рабочий из Житомира, который собирается на заработки в Польшу.

Первый шаг – договориться между собой. Тогда станет понятно, о чем и как говорить с украинцами на освобождённых территориях. Гражданская идентичность может быть сформирована только снизу.

В нынешних условиях общенациональный диалог по острым проблемам общества – реальный вклад в укрепление независимости. Главное, чтобы люди общались напрямую, без политических посредников.

Горизонтальные связи могут объединить всю страну. И Донбасс в том числе.

Условия его существования в едином государстве в идеале должны стать результатом общественного договора, под которым, образно говоря, "поставят подписи" все регионы Украины.

Обособление Донбасса посредством особых правил, программ, льгот – опасная практика.

Я вовсе не хочу сказать, что Стратегия информационной реинтеграции Донбасса не нужна. Напротив – я за то, чтобы включить её в более масштабный контекст проектирования страны.

Инклюзивность и диалог противоположны пропаганде.

Поэтому честный ответ на вопрос "Зачем нам быть вместе?" значит гораздо больше, чем наглядная агитация.

Верно и обратное. Без серьезного содержания безупречный с точки зрения дизайна "бренд Украины" останется информационным шумом.

Оксана Чепижко, специально для УП